Ивановский арбитраж

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::09.02.2006, Фото: "Коммерсант"

Ивановский арбитраж

Публичная активность главного арбитражного судьи подрывает авторитет российского арбитража и компрометирует покровителей самого Иванова

«Ученый» в мантии судьи

Converted 20802.jpg В январе 2006 года исполнился год пребывания на посту главы российского арбитража «выходца из научной среды, никогда ранее не носивший "мантию судьи" Антона Иванова, «питерца» по происхождению, воспитанию и образованию.

Его приход в арбитраж с самого начало вызвало вопросы у прессы и профессионального сообщества, став, без всякого сомнения, наиболее странным назначением второго срока президентства Путина.

Чиновник городской администрации Санкт-Петербурга, преподаватель юридического факультета Санкт-Петербургского университета, параллельно занимающийся адвокатской практикой, а попросту говоря «решающий вопросы» по старым административным каналам, затем - работа в структурах Газпрома – карьера в общем-то почти обычная для менеджера путинского призыва, если бы не ее последний поворот. Антон Иванов становится главным арбитражным судьей страны - без единого дня практического судейского опыта.

Дальше – больше. Сразу же за Ивановым в руководство системы арбитражных судов пришла целая команда «специалистов» с теми же профессиональными достижениями – юрфак ЛГУ, отсутствие опыта работы в арбитраже и судах общей практики, ГАЗПРОМ во время первого срока Путина и «примерка мантий» во время второго. Именно перед этой когортой людей, по счастью оказавшихся дружной группой однокашников, и была поставлена задача решить все проблемы российского арбитража, т.е. системы, регулирующей все «споры хозяйствующих субъектов», определяющих законность сделок и пр. и пр.

Государственный арбитраж или правовое управление РАО «Газпром»?

Если главным хозяйствующим субъектом в стране становится ГАЗПРОМ, так почему бы не превратить всю систему арбитража в филиал его правового управления? Это неизбежно приведет к уменьшению издержек и повышению эффективности бизнеса. Именно такой логикой, по-видимому, руководствовался Дмитрий Медведев, которого называли основным лоббистом прихода в суд новой команды. По истечении года исполнения полномочий Ивановым и его сотоварищами, становится ясно, что Медведев просчитался, и просчитался жестко. Для любого, кто так или иначе сталкивался за это время с вверенным Антону Александровичу ведомством очевидно, что наряду с бесспорным укреплением вертикали власти в системе арбитражного судопроизводства, все проблемные её места, начиная с коррупции и заканчивая самой репутацией суда как института, только обострились.

Ведь сколько не считай арбитраж филиалом правового управления ГАЗПРОМа, но специфика юридической работы там несколько иная. Решение – пусть и самое сомнительное с точки зрения формального права, но крайне необходимое с точки зрения новых государственников с улицы Наметкина и Старой площади – должно быть грамотным, изящно сформулированным и безупречным с правовой точки зрения. Иначе – ущерб для репутации самих «государственников», основания для новых тяжб, в том числе международных, и весьма сомнительная в долгосрочной перспективе судьба очередного государственнического проекта, например, по объединению всей нефтехимии страны до последней цистерны с аммиаком на станции Дно под крылом «Сибура».

А чтобы принимать грамотные решения, нужен опыт, опыт и еще раз опыт в практическом арбитраже. Возьмите любого арбитражного судью из развитого региона с интенсивным переделом собственности в 90-е, поставьте его на должность в Москве, обрисуйте контуры задач, и все будет в лучшем виде. У коллег он сможет добиться необходимого уважения, а нужные решения будут еще и обоснованными. Да и в лояльности такого человека сомневаться не приходиться, ведь карьере он будет обязан не названию ВУЗа в дипломе или записи «Администрация г. Санкт-Петербурга» в трудовой книжке, а исключительно своему покровителю. Однако выбрана была другая кадровая логика, закономерно приведшая к еще одной существенной проблеме в сегодняшнем российском арбитраже.

Арбитражный судья с инициативой

А именно - личность самого Антона Иванова. Иванов – «выходец из научной среды, никогда ранее не носивший "мантию судьи"» - остро понимает уязвимость своего положения, связанную с категорическим непрофессионализмом, и предпринимает постоянные шаги, дабы в пределах своего разумения положение упрочить, а непрофессионализм замаскировать. Интервью, пресс-конференции, публичные мероприятия и инициативы – именно эти направления работы стали для нового главного арбитра страны основными. Причем инициативы эти касаются не только арбитража, но и прочих отраслей судопроизводства.

Некоторые из них, хотя бы лежат в арбитражной плоскости, вроде внедрения «концепции деловой цели». Согласно Иванову, сделка не имеет деловой цели, а значит должна быть признана незаконной, если она заключена с целью уменьшить налоги. И вроде бы «анализ деловой цели» должен нанести безжалостный удар по всяким налоговым уклонистам и минимизаторам вроде Ходорковского. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд.

Целеполагание – вещь, с формальной точки зрения, крайне интересная. Вот вы, например, продали квартиру (машину, дачу). Чего вы хотите добиться? Деньги получить? Может быть. А может, вы просто налог на имущество платить не хотите, свою налогооблагаемую базу сознательно уменьшаете, нанося тем самым родному государству ущерб. Олигархов «деловая цель» не коснется, сделки между офшоркой, зарегистрированной на Виргинских островах, и компанией с Каймановых Иванову вообще неподсудны, а вот средний и мелкий бизнес, а также простые физические лица попасть могут конкретно.

А если все это сочетать с другой идеей Иванова – о максимальном расширении практики внесудебного взимания налоговых штрафов, то перспектива выглядит совсем не здорово. Если раньше упорный мог хотя бы в суде отстоять свою правоту перед государством по налоговым делам, а также сопутствующим им штрафам и пеням, то - по мысли Иванова - впредь налоговый органы должны сами налагать штрафы, руководствуясь, по видимому, собственными представлениями о законе и справедливости.

По видимому, данная инициатива, должна разгрузить суды в преддверие решения ответственнейших задач «главного хозяйствующего субъекта». Еще бы, тут такие дела вершатся, а какая то мелочь лезет и лезет, да и верещит, смешная, о несправедливости какой-то. А разве государство и его передовой отряд – налоговики - может быть несправедливо. Вот глупости! Что вы говорите? Презумпция невиновности? А что это такое? Вы не виноваты, пока ваша вина не доказана? Признайтесь-ка честно, вы хотите платить все то, что государство с вас требует? Не хотите. Значит, виноваты по определению. А вы говорите, презумпция. Грамотные все стали.

Хорошая логика, «государственническая». Вот только вал скандалов, если ее внедрить, придется как раз на 2007-2008 годы. И уверена ли власть, что люди должны идти на федеральные выборы, отягощенные «презумпцией налоговой вины»?

Добиться же повышения своего авторитета в профессиональной среде Иванов тоже решил весьма оригинальным способом. А именно, поразив в правах адвокатов. Очень сложно разобраться, чего же реально хочет арбитр от защитников, но общий смысл таков: «адвокатура не прозрачна (читай неуправляема)» и «адвокаты много получают». Поэтому, надо это дело формализовать. Как? Не очень понятно. То ли фиксированную почасовую ставку ввести для всех единую, то ли еще чего придумать. В целом же, инициатива выглядит как очередная демонстрация властного раздражения адвокатурой, возникшей в ходе дела ЮКОСа, когда не только зарубежные адвокаты, но и вполне себе отечественные Дрель с Падвой не поняли государственной важности процесса и активно сопротивлялись новым правоприменительным веяниям. Не поняли, накажем рублем, рассудил, по-видимому, Иванов. Вот только любую инициативу и озвучить, и продвинуть можно по-разному. Можно тонко, не роняя авторитета власти, не подставляя ни себя, ни своих покровителей, а можно так, как это делает третий, «младший» Иванов в федеральной колоде.

Не осталась обойдена публичной активностью главного федерального арбитра и молодежь. Плачьте, студенты-юристы! Отныне ваша частная жизнь в студенческие годы должна будет попасть под пристальное внимание контролирующих органов, а в перспективе, еще помешать вышей карьере. Антон Иванов вышел на тропу войны с коррупцией. Его антикоррупционная инициатива о том, что судьей (а так же логично предположить, что и прокурором) не может стать человек, состоящий в родственной связи с другими прокурорами, судьями или адвокатами, подкупает своей глубиной и проработанностью. Главный госарбитр, преподавая гражданское право, увидел в аудиториях признаки юридически необъяснимой близости между студентами. Огромный деловой опыт и знание жизни позволили ученому-государственнику догадаться, что в результате между студентами могут образоваться семьи. А ведь кто-то из будущих юристов станет адвокатом, кто-то прокурором, а кто-то, прости господи, судьей. Вот он – простор для коррупции, которую надо со всей беспощадностью пресечь.

А если юристы разных специализаций просто в баню по субботам вместе ходят, или дети в одном классе учатся, или живут гражданским браком, или в прошлом их связывали романтические отношения, то можно? Видимо, да. Ведь уже через несколько месяцев собственного пребывания в «судейской мантии», на высшие посты в арбитраже пришли две однокашницы Иванова по ЛГУ Валерия Адамова (предыдущее место работы – вице-президент СИБУРа) и Елена Валявина (доцент кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета), так же как и патрон обладающие нулевым судейским опытом. Но ведь Иванов не вступил с милыми дамами ни в какие семейно-родственные отношения, так что с точки зрения коррупции в высших слоях Госарбитража все нормально.

«Я от людей!»

Вот так, в трудах и заботах, в неустанной инициативности на благо России и арбитража прошел год. Но уверенность в своих силах так и не появлялась. Более того, появились слухи о скором переходе Иванова на другую работу, более подходящую его знаниям, опыту и взыскующему публичности темпераменту. И Иванов решил сделать ход конем, превратив годовщину своего пребывания в должности в праздник собственного ПР. Интервью, выступления, и даже такой достаточно новый для России инструмент самопродвижения, как Интернет-конференции посыпались как из рога изобилия. Можно с уверенностью сказать, что не один судья в России до сих пор не проявлял столько активности в попытках продемонстрировать свою значимость и незаменимость.

Апофеозом стало выступление Иванова в программе «Вести недели» от 29 января 2006 года. Про исторические инициативы по улучшению всего и вся сказано в этот раз было немного. Буквально несколько слов. В фокус телекамеры и как никогда лояльно-подобострастно-уважительного Сергея Брилева попала сама могучая личность гос.арбитра.

Вот он в коридорах “alma mater” – своей и Путина – Санкт-Петербругского госуниверситета, вот он – под портретом Собчака, вот он уже в Москве играет в гольф в своем кабинете. Да, некоторые зрители были поражены, но у печальников отечественного судопроизводства и борцов за чистоту судейских рядов такие кабинеты, что можно играть в них в гольф. А вот Иванов делает то, для чего собственно и затевался весь сыр-бор – показывает фотографии.

«Я силен, я незаменим, я уверен в себе, я неуязвим!»,- каждый кадр сюжет именно об этом. А как это доказать? Правильно. Надо сослаться на авторитеты. Вне зависимости от их желания. И зрители РТР подробно узнали о знакомстве А.Иванова с Собчаком, которому он сдавал гражданское право и получил пятерку (Правда, почему-то стыдливо умолчали о том, что правовое управление администрации города Иванов возглавлял как раз при Яковлеве), посмотрели (один раз) на юношеские фотографии Иванова с Елисеевым из «Газпромбанка», своей заместительницей Валявиной и (много раз) – на фотографии с Дмитрием Медведевым.

«Я от людей» - именно к этой фразе и свелась «годовщинная» ПР-кампания Иванова. А сюжет на РТР указал, чьим именно «назначенцем» полагает себя главный государственный арбитр. И опять «ученого в судейской мантии» подвело чувство вкуса и меры. Ведь теперь «люди» просто обязаны что-то предпринять. Иванов своей публичной активностью то ли от недостатка аппаратного опыта, то ли просто от недальновидности подставил не только себя, но и тех, кто порекомендовал его на должность.

О какой судебной реформе, о каком независимом арбитраже, о какой честности правосудия и борьбе с коррупцией можно говорить, когда судья главной своей доблестью полагает близость к чиновникам и бизнесменам, к власти.

Антон Александрович, без сомнения, хотел как лучше, а получилось как всегда. Лучше бы он рассказал зрителям, о том, как он собирается блюсти моральную чистоту студентов-юристов, а не подобострастно позиционировать руководство российского арбитража, как клан близких к Газпрому медведевских выдвиженцев.

И не избежать, похоже, того, чтобы к известному штампу «басманное правосудие» в международных СМИ добавился новый штамп: «ивановский арбитраж».