Игорь Каламян сэкономил на налогах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
1dcef34ce9e3.jpg

Главный застройщик свердловской железнодорожной магистрали отдавал заказы своей фирме, а та экономила на налогах

У Игоря Каламяна жизнь удалась: он выходит ранним утром из своей квартиры в элитном екатеринбургском комплексе "Антарес", садится в джип Lexus и едет в Белоярскую гордуму, где числится депутатом. Он поднялся несколько лет назад, когда управлял свердловским филиалом ОАО "РЖДстрой". Это главные строители РЖД. В ближайшие дни Каламяну предстоит незапланированная командировка в Москву: у столичных полицейских есть к нему вопросы по уплате налогов лесозаготовительной фирмой "Желдорпуть" — он и там был совладельцем до 2014 года. Московские полицейские подозревают, что с 2012 по 2014 год бизнесмены недоплатили 28,4 млн рублей в казну. Главным подозреваемым по этому делу сейчас проходит действующий директор этой компании Олег Пешков.


Столичные опера заинтересовались екатеринбургской фирмой с подачи налоговиков: уральские бизнесмены платили налоги в Москве. Руководство "Желдорпути" просило вернуть часть уплаченных налогов, ссылаясь на уточнённые декларации за 2012—2014 годы. Судя по документам, у фирмы были дополнительные затраты по закупкам, поэтому её прибыль якобы оказалась меньше. Получалось, что она переплатила налоги в бюджет и на этом основании просила вернуть лишнее.

Это стандартная схема налоговых афер, поэтому налоговики передали документы в столичное Управление по экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК). Полицейские стали разбираться в этой истории и подняли контракты "Желдорпути". Выяснилось много интересного.


"Желдорпуть" оказался крупнейшим подрядчиком свердловского филиала "РЖДстроя" — им управлял уральский депутат Игорь Каламян. С его появлением самые лакомые заказы стал получать "Желдорпуть". Этой фирмой владели тот же Калямян и его приятель Михаил Каримов. Директором фирмы был 54-летний Олег Пешков. Постепенно "Желдорпуть" стал главным подрядчиком и монополистом по застройке железных дорог и станций на территории Свердловской области и других регионов Урала.


Все контракты и документы подписывал директор, поэтому оперативники заподозрили его в махинациях с налогами. Контракты, как выяснили оперативники, заключались с типичными фирмами-однодневками.


— Схема была простой: с 2012 по 2014 год Пешков подписывал левые договоры на поставку леса с фирмами-однодневками. Это "Торговый дом Желдорпуть" , "Новые технологии", "Мастерпромтранс, "Стройинвест", "Каскад", "Оливия", "Комфорт", — рассказал Лайфу источник в правоохранительных органах. — Эти фирмы оформлены на подставных людей, у них не было офисов, складов и оборудования — никакого леса они поставлять не могли в принципе. Сделки "рисовали" для увеличения налоговых вычетов по НДС и завышения расходов по налогу на прибыль.


По подсчётам оперативников, "Желдорпуть" недоплатил в бюджет 28 миллионов рублей. 6 мая в отношении руководства компании возбуждено уголовное дело по статье 199 УК РФ ("Уклонение от уплаты налогов").


Директор "Желдорпути" пока разводит руками.


— Нет, я не в курсе, что возбуждено дело. Никто ко мне не приходил, ни о чём не спрашивал, — сообщил Пешков Лайфу.


По его словам, никаких претензий не было ни к Каламяну, ни к Каримову. Это так.


— Владельцев фирмы — Игоря Каламяна и Михаила Каримова — допросят в ближайшее время, — рассказал источник Лайфа.


Каламян до сих пор числится депутатом Белоярской городской думы, а его бизнес-партнёр Каримов известен в регионе как человек, участвовавший в рейдерских захватах объектов РЖД.


Каламян, кстати, не стеснялся использовать деньги "Желдорпути" для собственных нужд, причём в свою бытность директором госкомпании. Например, Белоярский суд рассматривал иск о возврате 3,2 млн рублей, которые он одолжил у ООО "Желдорпуть" на постройку жилья.


У Каламяна и "Желдорпути" всегда были особые отношения. В арбитражах есть информация о том, что в 2014 году ИП Каламян задолжал "Желдорпути" 8,4 млн рублей, а фирма ему — 17 млн. В суде они заключили мировое соглашение и полностью простили друг другу эти долги. Такой сценарий иногда скрывает за собой мошенническую схему: некая условная фирма, получив нелегальный доход, в целях отмыва средств выдаёт заём другой компании или физлицу, а затем прощает. Следы денег таким образом теряются. А чтобы в случае претензий остаться чистыми перед законом, процедуру прощения сомнительных долгов, что называется, "проводят через арбитраж": теперь, когда в судах есть документы об отсутствии претензий по долгу и решение о мировом соглашении, налоговикам или полиции будет очень сложно доказать, что отмывание имело место.


Самой интересной из списка фирм-однодневок оказалась "Торговый дом Желдорпуть". Налоговики ещё в 2013 году заподозрили её в "однодневочности". В тот год ТД "Желдорпуть" решил самоликвидироваться, а налоговики ему в этом отказали. Они решили, что у фирмы недостоверный ликвидационный баланс (это документ, который фирма, собирающаяся прекратить существование, подаёт в налоговую; там отражено её имущественное состояние). Вот что написано в решении ФНС по Кировскому району Екатеринбурга (есть у Лайфа):


ФНС не стала ликвидировать фирму, ибо заподозрила, что та ведёт дела с фирмами-однодневками. И потребовала прояснить спорные моменты. А до окончания разбирательства деятельность компании прекращать никто не будет. Вторая претензия ФНС — низкая налоговая нагрузка. Это означает, что данная фирма почему-то внесла в бюджет куда меньше налогов, чем другие в среднем по отрасли. Например, если гипотетическая строительная фирма отдаёт в бюджет 5% доходов, а остальные строители платят налоги в размере 12%, это привлекает к ней внимание налоговиков.


Но "Торговый дом Желдорпуть" оспорил отказ ликвидации в суде, где юристы компании утверждали, что налоговики придираются необоснованно. Суд шёл с ноября 2013 года и в итоге встал на сторону бизнеса и оштрафовал налоговую. Так в марте 2015-го ООО "ТД Желдорпуть" успешно самоликвидировалось.


Остальные фирмы имели в основном торговый профиль: продавали железную руду, лес либо занимались консалтинговыми услугами. Большая их часть прописана в обычных квартирах, некоторые имеют долги перед Пенсионным фондом и не предоставляют налоговую отчётность больше года.


На самом "Желдорпути" сейчас висят три налоговых долга почти на 40 млн, кроме того, фирма не платила страховые взносы за своих сотрудников. В 2014-м году фирма заработала 5,7 млн при выручке 84,8 млн.


При этом работа главного застройщика свердловских железных дорог — СМТ № 10 — вызывала вопросы и у рядовых сотрудников, которые там работали. Говорят, начальству не хватает квалификации, а из-за проблем с кадрами рабочих одного профиля кидали на совершенно другую работу.


— В командировке, на Севере, мужчины получили зарплату 20 тысяч рублей. Отправляют их [монтажников] работать путейцами (убирать недоделки). Чуть ли не каждый месяц меняются начальники мостоотряда, однако ни один из них ничего не понимает в мостах. Доходило до того, что основным объектом нового начальника становился туалет. Оказывается, он маловат, нужно расширить, а не улучшать работу в мостоотряде, — жалуется супруга одного из инженеров, работавшего под началом Каламяна.


В своё время на Каламяна уже жаловались: как раз незадолго до его ухода от недовольных субподрядчиков полетели жалобы в прокуратуру. В СМТ № 10 в 2014 году приехала финансовая проверка, которая выявила нарушений на 250 млн рублей. Каламяна понизили, затем уволили.

Ссылки

Источник публикации