Игорь Лебедев за нефтяные долги папы не отвечает

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Игорь Лебедев за нефтяные долги папы не отвечает

Как сын Жириновского отсудил у Ирака детский сад и школу в центре Москвы

Суд восстановил срок кассации, посчитав "служебные командировки и состояние здоровья истца" уважительными причинами, и проигнорировал письмо Жириновского, признавшего долг в $800 тыс.

Оригинал этого материала
© Право.Ру, origindate::13.02.2014, Сын Жириновского отсудил у Ирака детский сад и школу в центре Москвы, Фото: "Ведомости"

Мария Беленькая

Compromat.Ru

Игорь Лебедев и Владимир Жириновский (справа)

Адвокату, нанятому иракскими властями, не удалось доказать в Мосгорсуде, что спор из-за принадлежащей иностранному государству в России недвижимости не может быть разрешен без согласия этого государства. Не впечатлила судей и переписка Владимира Жириновского с иракским вице-премьером Тариком Азизом, ныне отбывающим пожизненный срок, в которой лидер ЛДПР просил простить ему долг за иракскую нефть.

Вчера в Мосгорсуде представители Ирака попытались представить новые доказательства того, что эта страна не должна возвращать депутату Государственной Думы Игорю Лебедеву, сыну лидера ЛДПР Владимира Жириновского помещения в особняке на Волхонке общей площадью около 1000 кв.м, где сейчас находятся детский сад и школа для дипломатических работников арабских государств. "Лебедев передал недвижимость в качестве отступного в целях прекращения встречного требования республики Ирак к отцу истца", — говорил адвокат Олег Брюхановский, представляющий нынешние иракские власти.

В дополнениях к двум апелляционным жалобам на принятые 27 ноября 2012 года решения Хамовнического суда Москвы, который в рамках двух отдельных дел расторг договоры купли-продажи этой недвижимости и вернул ее Лебедеву, содержалась ссылка на копию письма Жириновского вице-премьеру Ирака Тарику Азизу, отправленного в 2001 году. Жириновский признавал задолженность перед Ираком в размере около $800 000 и просил Азиза "освободить" его от уплаты. В качестве отступного он предлагал передать "на правах собственника" здание "вблизи Кремля в центре Москвы под нужды арабской школы", пояснил Брюхановский "Право.Ru" (оно перешло нынешнему собственнику 15 февраля 2002 года, в договорах была указана инвентаризационная стоимость в 3,4 млн руб., но денег Лебедев не получил).

Сторона Лебедева возражала. Его представитель Юлия Карпова заявила, что это письмо не исходило от Лебедева, являвшегося стороной по договору, и не может рассматриваться как "оферта к заключению соглашения" об отступном. В свою очередь, коллегия судей во главе с Анной Пашкевич поинтересовалась, что мешало ответчику представить доказательство в суд первой инстанции. Получив ответ, что письмо Жириновского было "личным", не проходило через каналы официальной переписки и было обнаружено только в январе 2013 года, уже после подачи апелляционной жалобы, судьи Мосгосуда отказали в приобщении копии письма к материалам дела.

Поспорили стороны и о том, имеет ли отношение к делу ст.401 ГПК (иски к иностранным государствам и международным организациям, дипломатический иммунитет), которая устанавливает, что предъявление в российском суде иска к иностранному государству и обращение взыскания на его имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия этого государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Судья Игорь Кананович, выносивший решение суда первой инстанции, упомянул эту статью, но отметил, что в п.18 договоров с Лебедевым говорится о возможности расторгнуть их "в судебном порядке" и, значит, иракский посол Мозхер аль-Дури согласился на это. Одновременно судья указал, что ст.403 ГПК (подсудность дел с участием иностранных лиц) относит дела о недвижимости на территории России к исключительной подсудности российских судов.

— Между этими статьями отсутствует логическая связь, — спорил вчера адвокат Брюхановский. Иск, по его словам, подлежал рассмотрению в Хамовническом суде только с согласия республики, а его не было. Представитель Лебедева высказала прямо противоположное мнение. Дела о недвижимости на территории России, как раз и есть предусмотренное ст.401 ГПК "иное", на что не нужно согласия компетентных органов иностранного государства.

Также Брюхановский, словно упрекая истца, отметил, что Лебедев мог просить деньги, но выбрал "возврат здания". "Мы свободны в выборе и защите своего права", — парировала Карпова.

Судьи Мосгорсуда, вынося решения, совещались недолго — каждый раз не дольше минуты. В результате обе апелляционные жалобы Ирака были отклонены, решения Хамовнического суда оставлены без изменения.

Предыстория

Спорный особняк, расположенный по адресу ул.Волхонка, д.5/6, стр.9, упоминался в расследовании специальной комиссии ООН о махинациях вокруг поставок гуманитарных грузов Ираку по программе "Нефть в обмен на продовольствие", писали "Известия". Согласно ее докладу, опубликованному в 2005 году, около 73 млн баррелей иракской нефти были выделены Жириновскому, частично он ее продал, а за часть поставок расплатился недвижимостью.

Как следует из материалов дела (производство 44г-0143/2012 в надзорной инстанции Мосгорсуда), это уже третье рассмотрение исков Лебедева к Ираку. Сначала, весной 2005 года, они разрешились в пользу Лебедева двумя заочными решениями Хамовнического суда, однако, спустя год, эти решения были отменены Мосгорсудом. Иски вернулись в тот же суд, и на второй раз, в конце 2006 года, производство по ним было прекращено именно в связи с неподсудностью дел российскому суду. Соответствующее определение в марте 2007 года подтвердила апелляционная инстанция Мосгорсуда, отклонившая частную жалобу Лебедева.

Однако спустя пять (!) лет, в мае прошлого года, Лебедев обратился в суд первой инстанции с заявлением о восстановлении срока для кассационного обжалования и отмене судебных актов о прекращении производства по делу. В частности, в заявлении сын Жириновского утверждал, что в течение "долгих месяцев болел" и справкой из иностранной клиники подтвердил, что в 2010 году несколько месяцев проходил реабилитационно-восстановительное лечение после перелома правой пяточной кости. Суд согласился, посчитав "служебные командировки и состояние здоровья истца" уважительными причинами для пропуска срока, говорится в материалах дела.