Игорь Сечин убедил суд, что яхта за $100 млн ему не принадлежит

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Басманный суд Москвы 10 октября удовлетворил иск Игоря Сечина о защите чести и достоинства к «Новой газете». Издание обязано опровергнуть статью о яхте Princess Olga, якобы принадлежащей главе «Роснефти»

Игорь Сечин выиграл иск у «Новой газеты». Басманный суд Москвы встал на сторону главы «Роснефти» и обязал журналистов опровергнуть информацию о том, что он может являться владельцем одной из самых больших и дорогих яхт в мире Princess Olga.

Поводом для обращения Игоря Сечина с иском о защите чести и достоинства стала статья Романа Анина «Секрет «Принцессы Ольги». Как руководитель «Роснефти» Игорь Сечин связан с одной из самых роскошных яхт в мире?». Она была опубликована в «Новой газете» 1 августа этого года. В материале говорилось о том, что супруга предпринимателя могла отдыхать на этом судне не менее шести раз. Журналисты ссылались на геотеги фотографий, размещенных Ольгой Сечиной на ее странице в Instagram. Они совпадали с маршрутом яхты стоимостью не менее чем 100 млн долларов.

В материале отмечалось, что «руководитель «Роснефти» вряд ли мог себе позволить купить такую лодку при зарплате примерно в 12 млн долларов в год. Статья была также опубликована на сайте Центра по исследованию коррупции и оргпреступности. В нее была добавлена глава «Дарт Вейдер российской политики», посвященная биографии Игоря Сечина.

Выступая в суде, представлявшая интересы истца адвокат Елена Забралова утверждала, что распространенная информация не соответствует действительности, а также порочит честь, достоинство и деловую репутацию ее доверителя. «В статье подчеркивается, что Игорь Сечин был госслужащим, вице-премьером, что «Роснефть» является госкомпанией. Ольга Сечина ранее работала в аппарате правительства, является сотрудницей Газпромбанка — также госкомпании», — сказала юрист. По ее мнению, это «придает особенно негативное» звучание статье, поскольку госслужащим запрещается владеть имуществом за рубежом.

По мнению представителей истца, в статье содержится намек на коррупционный характер доходов Сечина, утверждается, что он скрывает информацию о своем зарубежном имуществе, а его расходы значительно превышают доходы. По мнению юристов, опубликованные сведения формируют негативный имидж руководителя российской нефтяной компании в обществе. Юристы отметили, что публикация получила широкое распространение: только с 1-го по 16 августа в СМИ прошло более 300 сообщений на тему принадлежности яхты Сечину и членам его семьи.

Представители истца передали суду лингвистическое исследование доктора филологических наук, профессора кафедры русского языка МГУ имени Ломоносова. Он пришел к выводу, что публикация является «скрытой формой утверждения». Елена Забралова отметила, что журналист специально использовал словосочетания «по мнению», «предположительно», чтобы избежать судебной ответственности.

В свою очередь, представители «Новой газеты» не признали иск. Они представили суду свое лингвистическое заключение. Оно пришло к прямо противоположному выводу — об отсутствии в тексте утверждений. По словам представителя «Новой газеты» Ярослава Кожеурова, издание не утверждало, что яхта принадлежит Сечину или его жене, а журналистское расследование лишь пыталось найти ответ на данный вопрос. Он настаивал на том, что при подготовке материала автор «действовал добросовестно и старался соблюдать баланс интересов лиц, застрагиваемых в публикации».

Кожеуров сообщил, что при подготовке статьи использовались фотографии и геоданные снимков Ольги Сечиной в Instagram. «На момент закрытия ее аккаунт насчитывал около 500 подписчиков», — сказал представитель ответчика. Он обратил внимание суда на то, что открытая информация и публикация фотографий в соцсетях снижает защиту частной жизни гражданина.

Представитель «Новой газеты» добавил, что при подготовке статьи в пресс-службу «Роснефти» был направлен запрос относительно принадлежности яхты Игорю Сечину, но там предпочли по существу не отвечать на вопросы газеты. «Статья была написана на тему, представляющую значительный общественной интерес. Публикация же опровержения станет препятствием для прессы играть ее роль в обществе», — заключил представитель газеты.

Удалившись в совещательную комнату на полчаса, судья Галина Гробовская иск Игоря Сечина удовлетворила. Она озвучила лишь резолютивную часть решения, согласно которому «Новая газета» должна опубликовать опровержение в течение семи дней после вступления решения в законную силу. Полный текст судебного акта стороны получат через несколько дней.

Представитель «Новой газеты» заявил, что не согласен с решением суда. «Мы будем обжаловать его в Мосгорсуде», — сказал Business FM Ярослав Кожеуров.

Стоит отметить, что Ольга Сечина также предъявляла аналогичный иск к «Новой газете», однако его вернули заявительнице из-за процессуальных нарушений.

Ранее Игорь Сечин уже судился с журналистами. Так, 16 сентября Останскинский суд Москвы удовлетворил его иск к газете «Ведомости». Издание обязано удалить с сайта статью о строительстве его дома в Барвихе. Данная публикация была признана вмешательством в личную жизнь.

Ссылки