Игорь Сечин хочет засекретить свою служебную переписку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Игорь Сечин хочет засекретить свою служебную переписку

Письма вице-премьера попадают в СМИ раньше, чем к адресатам

Сечин — аппарату: не создавать электронные копии получаемых от госкомпаний документов с данными о бенефициарах контрагентов, доходах топ-менеджеров и их родственниках

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::02.03.2012, Сечин за тайну переписки, Фото: РИА "Новости"

Максим Товкайло, Екатерина Дербилова

Compromat.Ru

Игорь Сечин

Как стало известно «Ведомостям», вице-премьер Игорь Сечин возмущен, что его письма попадают в СМИ раньше, чем к адресатам. Он хочет засекретить свою служебную переписку.

Сечин недоволен тем, что ссылки на служебную переписку чиновников и даже прямые цитаты из нее попадают в СМИ. Об этом говорится в письме вице-премьера руководителю аппарата правительства Антону Вайно, ответственному за правительственный документооборот (копия есть у «Ведомостей»).

Письма попадают в СМИ нередко раньше, чем к адресатам, возмущен вице-премьер. Зачастую такая переписка имеет различные грифы, ограничивающие ее открытое использование, а предавать ее огласке указания не давалось, пишет Сечин. В качестве примеров он приводит статьи в «Ведомостях» и «Известиях» от 15 февраля и 22 января соответственно. Основой для них стали документы с грифом для служебного пользования (ДСП), указывает вице-премьер. В статье «Ведомостей» говорилось о письме министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной премьеру Владимиру Путину с предложением не откладывать приватизацию компаний ТЭКа (например, «Роснефти», «Транснефти» и Федеральной сетевой компании). Повременить с продажей этих активов Сечин предложил Путину в январе, и тот поручал Минэкономразвития оценить целесообразность такого шага. Статья в «Известиях» была посвящена проведенному Росфинмониторингом анализу сведений о доходах и активах топ-менеджеров энергетических госкомпаний и их родственников. Ведомство выявило связи с аффилированными фирмами у каждого шестого из более чем 800 руководителей энергокомпаний. Обращает Сечин внимание и на статью в «Коммерсанте» от 6 февраля, где сообщается со ссылкой на записку Сечина Путину о предложении вице-премьера передать 25% Новороссийского морского торгового порта (20% — у Росимущества, 5% — у РЖД) «Роснефти», а не продавать эти акции.

Сечин просит Вайно принять меры по недопущению несанкционированной огласке служебной переписки правительства, министерств и ведомств.

Одновременно он обратился к директору департамента делопроизводства и архива аппарата правительства Андрею Ряховскому («Ведомости» ознакомились с содержанием письма) с просьбой не создавать электронные копии документов, присылаемых в правительство для исполнения поручения о раскрытии госкомпаниями бенефициаров контрагентов, а также доходов своих топ-менеджеров и их родственников. Это нужно, чтобы не допустить утечки конфиденциальной и служебной информации, объясняет Сечин.

Меры уже вырабатываются, поднятая проблема очень актуальна, сказал «Ведомостям» пресс-секретарь правительства Дмитрий Песков: «Будем жестко бороться с отсутствием служебной дисциплины в некоторых подразделениях Белого дома и применять все дисциплинарные санкции, вплоть до увольнения».

Хотя федеральными законами прямо не предусмотрен гриф ДСП, но у чиновников есть возможность ограничивать доступ к служебной информации, подтверждает адвокат «Юков, Хренов и партнеры» Алина Топорнина. Существует положение о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения, рассказывает она: «В документе не говорится, какую информацию можно закрывать, но четко сказано, когда этого делать нельзя, например, если речь идет о природных катастрофах». Служебную переписку, тем более на темы управления госкомпаниями, можно признать информацией ограниченного доступа, считает Топорнина. Чиновнику можно ее разглашать только по указанию руководителя своего ведомства, добавляет юрист: «На сотрудников компаний, в том числе государственных, ответственность будет распространяться, только если они нарушили внутренний регламент работы с документами».

Откажутся ли в аппарате правительства от создания электронных копий некоторых писем, как требует Сечин, Песков не уточнил: «Это служебная тайна». Переход на электронный документооборот является важной частью проекта «Электронное правительство», но жесткого требования «оцифровывать» все документы нет, сказали в пресс-службе Минэкономразвития. По внутренней инструкции аппарата правительства все входящие документы, кроме секретных, должны сканироваться и заноситься в электронную базу, знает сотрудник аппарата. Но начальники для того и существуют, чтобы их нарушать, шутит он: «Формальный повод можно найти, сказав, например, что не соблюдаются требования о защите информации».

В практике министерства не было каких-то ужасных проблем с утечкой документов, говорит федеральный министр: «Если даже такие случаи и были, то не запомнились». По его словам, о конфиденциальности заботиться нужно, но утечка документов явно не главная государственная проблема».

Нужно не закрываться, а, наоборот, открываться, считает научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин: «Избытка информации о ситуации в нефтегазовом секторе и электроэнергетике у нас явно не наблюдается». Зачастую гриф ДСП присваивается документу с общественно значимой информацией, где никакой секретной информации быть не может, отмечает партнер ФБК Игорь Николаев.


***

Перехватил письмо

Письмо Набиуллиной до Путина не дошло, утверждают два сотрудника аппарата правительства: «Не получил его профильный вице-премьер Игорь Шувалов». Оно находится в секретариате Сечина и пока ответа на него нет, добавляют они.