Игра на раздевание

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::26.06.2006

Чьи уши торчат? Бизнесмены переписывают историю 90-х

Игра на раздевание

Ольга Говердовская

О чем хотели бы забыть российские бизнесмены

- Участие в залоговых аукционах и ваучерной приватизации.
- Сомнительное происхождение начального капитала.
- Криминальное прошлое учредителей и топ-менеджеров.
- Неочевидные совладельцы компаний, спорные права собственности.
- Непрозрачные кредиты, неисполненные обязательства перед ныне обанкротившимися банками и фермами-однодневками.
- Непрозрачная связь с государственными и силовыми структурами. Зависимость от "крыши".

Компании, начинавшие бизнес в условиях постперестроечной экономики, отмечают 10 – 15-летние юбилеи. И похоже, что поколение предпринимателей 1990-х годов готово приоткрыть завесу над своим прошлым.

Пожалуй, уже не найти такой компании, которая не озаботилась бы собственной корпоративной историей. Сайты отечественных компаний пестрят подробной информацией об их деятельности со дня основания. Собственники пишут книги об истории своего бизнеса, рассказывают о себе на страницах газет, выступают в телешоу, их деятельные прообразы мелькают в кино. Ореол героизма появляется вокруг еще недавно хулимых персонажей крупного бизнеса.

Одновременно в российских масс-медиа под эгидой «в интересное время больших возможностей иначе было нельзя» происходит «легализация» 1990-х годов. Достаточно вспомнить фильм «Жмурки» Алексея Балабанова. При всей сюрреалистичности картины, она дает вполне правдивое представление о том времени. Но если два-три года тому назад подобное кино вряд ли бы попало в разряд комедийных, то сейчас фильм вызывает исключительно веселую ностальгию.

При этом никто не забыл, что российский бизнес приобрел плохую репутацию в первую очередь из-за своего «темного прошлого». Помня о том, что все предприниматели, создавшие состояния на волне приватизации, ходят по «лезвию ножа», бизнесмены предпочитали не говорить ни о себе, ни о своем деле. Как случилось, что ранее неприступные бизнесмены один за другим начали «говорить и показывать»? «Ко» попробовал разобраться, откуда на смену страху перед открытостью пришла почти болезненная потребность рассказать о себе?

Чтобы все, как у людей

Эксперты констатируют, что тенденция открытия завес над историческими тайнами российских компаний существует. «Количество заказов на корпоративную историю «под ключ» растет. Бизнес переходит на качественно иной уровень, в формате которого абсолютно по-другому рассматриваются отношения с инвесторами, потребителями и персоналом», – говорит старший консультант, партнер консалтинговой компании «Прогрессор» Алексей Глазунов. Во всем цивилизованном мире корпоративная история уже давно превратилась в инструмент внутренней и внешней политики компании. В России же пока не понимают, как он может работать, но при этом уже ощущают его необходимость. Компании вынуждены становиться прозрачнее под давлением государственной политики России, где активно пропагандируется идея о приближении российского бизнеса к мировым стандартам. По мнению аналитиков Standard and Poor`s, именно правительственный контроль побудил «Газпром», РАО «ЕЭС» и ряд других крупных холдингов раскрыть информацию по многим аспектам их деятельности.

Особую роль в процессе «срывания завес» играет устойчивый интерес российского бизнеса к IPO. Ведь для того чтобы успешно разместиться на бирже, компания обязана предъявить все «скелеты из шкафа». Конечно, никто не ждет от российских фирм репутации английской королевы. Инвесторы осознают, что становление российской экономики происходило в экстремальных условиях. Более того, как правило, покупатели российских активов готовы к рискам, в том числе связанным с неоднозначным прошлым компаний. Но относительно прозрачная, скажем, 10-летняя история фирмы, по крайней мере, позволяет им надеяться, что их партнер не сбежит с деньгами уже завтра.

В таких условиях компании из традиционных отраслей, которые создавались в эпоху ваучерной приватизации, изобретают вполне легальные способы «добавить себе возраст». Так нефтяная компания «Новатэк» ведет свою историю от строительного предприятия «СНП Нова», которое образовалось в результате акционирования известного в СССР строительного треста «Куйбышевтрубопроводстрой». Телекоммуникационные операторы фиксированной связи считают частью своей истории почтово-телеграфные округа, основанные еще в XIX веке. Другие облагораживают свою историю иностранным происхождением. Как, например, владелец марки Bork – холдинг «Электрофлот» из Казани – бравирует слоганом «Сделано в Германии». Игроки сектора высоких технологий, которые по определению не могут иметь длительной корпоративной истории, пытаются засчитать этот факт себе в плюс. «В отличие от многих других, «Вымпелком» был создан практически с нуля, у нас не было, скажем, сомнительных приватизационных сделок или сомнительных людей среди руководителей», – говорит ведущий специалист по работе со СМИ «Вымпелкома» Сергей Замуруев.

В то же время на российском рынке остаются десятки компаний с многолетней историей, большая часть которой приходится на «шальные» 1990-е годы. Они тоже рассказывают о себе. Но будь то явление на свет «скелетами из шкафа» или героической сагой на web-странице компании, основная масса этих историй работает исключительно как PR-инструмент. «Мы часто слышим удивительные рассказы о двух студентах, которые в далекие девяностые закупили вагон средств против грызунов, а теперь являются лидерами рынка. Чем не история?» – говорит PR-менеджер холдинга «Империя кадров» Ольга Федорова. Как выяснил «Ко», большинство игроков рынка не видят разницы между корпоративной историей и легендой.

Casual story

«Понятия «корпоративная история» как набор сухих фактов и цифр и «корпоративная легенда», которая служит стимулом для общения с клиентами и поднятия корпоративной культуры, – далеко не одно и то же. Те данные, которые интересны людям, принимающим инвестиционные решения, не интересны персоналу, и наоборот», – рассказал «Ко» консультант по связям с инвесторами международной компании, пожелавший не называть свое имя. Основное отличие в том, что корпоративные легенды чаще «очеловечены», то есть так или иначе связаны с владельцами или менеджерами. Например, история Эмина Агаларова, который в начале 1990-х торговал матрешками, а потом оказался владельцем компании – крупнейшего эксклюзивного импортера товаров luxury. Или рассказ о том, что Александр Гафин прошел весь своей путь до поста вице-президента Альфа-Банка ради того, чтобы организовать на Красной площади концерт любимой поп-звезды Пола Маккартни. В эту же категорию попадает биография президента строительной корпорации Mirax Group Сергея Полонского, который скопил свое первое состояние на торговле аквариумными рыбками, а средства на девелоперскую компанию заработал собственными руками. Российский рынок изобилует такими легендами. Верить или не верить – личный выбор каждого. «Наверное, сегодня странно общаться на языке 1990-х годов. В этом контексте имеет смысл говорить о некой «лакировке» истории. А в остальном – мы все друг у друга на виду. Требуется большое мастерство, чтобы в такой ситуации переписать корпоративную историю заново, при этом не солгав хотя бы раз», – говорит генеральный директор компании «Крок» Борис Бобровников.

Что касается банковского, страхового, риэлтерского или близких к ним рынков, то здесь отсутствие серьезной фактологии в бэкграунде чревато потерей потенциальных клиентов и партнеров. Эти компании вынуждены быть прозрачными и доказывать свою стабильность. Иностранным инвесторам не нужна лирика, им привычнее воспринимать информацию в четко структурированном виде timeline. И цена лжи может быть очень велика. «Кто из нас захочет работать в компании, глава которой был под следствием, незаконно поступил с совладельцем, или когда «отмыв денег» очевиден? На рынке нет компаний, которые открыто, публично заявляют о своем негативном прошлом, если, конечно, за них это не делает государство, правоохранительные органы или пресса, – рассуждает Ольга Федорова. – Историю таких компаний уже не перепишешь».

Назад в будущее

Чаще всего компании начинают рассказывать о себе, когда им нужны деньги. Самые серьезные стимулы для обеспечения высокого уровня прозрачности – у компаний, которые стремятся привлечь иностранные инвестиции. «Зарубежные инвесторы обращают особенное внимание на корпоративную историю приобретаемых российских активов. Перед покупкой обязательно проводится корпоративный due diligence, в ходе которого детально анализируются все факты прошлого. Прежде всего, важно оценить достоверность корпоративной истории», – говорит вице-президент направления корпоративного и налогового консультирования AGA Management Ольга Яудземис.

Пресловутая прозрачность компании – в первую очередь требование инвесторов и фондового рынка. Поэтому прошлое тех российских фирм, которые имеют статус публичных, в большей степени соответствует представлению об «идеальной корпоративной истории». «Особенно это касается тех, чьи акции обращаются в форме депозитарных расписок на западных биржах, где требования к раскрытию информации и ее качеству намного жестче. Изучите историю ЛУКОЙЛа или АФК «Система» – рекордсменов Лондонской фондовой биржи – они безупречно составлены», – рассказывает консультант по связям с инвесторами международной компании. – В них не так много информации о том, что происходило в 1990-е годы, но зато есть информация о приобретении тех активов, которые в настоящем составляют основу бизнеса, о слияниях и поглощениях, информация о полученных листингах, рейтингах, лицензиях на право осуществления той или иной новой деятельности. А концентрация информации в приближении к настоящему моменту формирует у читателя впечатление становления, роста, развития компании».

По словам члена правления «Райффайзенбанка Австрия» Павла Гурина, инвесторов в первую очередь интересуют фундаментальные экономические показатели и перспективы роста – они хотят видеть прозрачность структуры собственности, качество и анализируемость финансовых показателей и понятную систему корпоративного управления. При этом представление этой информации может быть разным. «Например, при работе с банковскими структурами достаточно личного диалога и первичной документации. В то же время публичные размещения требуют более структурированной системы подачи информации в виде меморандума, где подробно прописываются все указанные выше пункты», – рассказывает Гурин.

Несмотря на кажущуюся банальность процедуры, именно здесь собственнику предстоит ответить на главный вопрос – готов ли он рассказать правдивую историю своего бизнеса? «Утаивая какой-либо факт из истории компании, собственники очень рискуют. Условно говоря, маленькая ложь рождает большое недоверие и ставит под сомнение всю проделанную работу», – говорит глава управления PR и маркетинга «Ренессанс Капитала» Леонид Игнат. Все без исключения компании перед IPO начинают становиться прозрачнее, ближе и понятнее. Здесь хороши практически все способы демонстрации собственной истории. Но с учетом того, что история пишется для прагматичных инвесторов, эксперты не советуют слишком «упирать на позитив». «Однако врать тоже не стоит – случайное или намеренное раскрытие неоднозначной информации о компании другой стороной может в итоге стоить намного дороже, чем своевременно принятые усилия по формированию правильной (или удобной) трактовки того или иного события», – советует Игнат.

Вечная память

Так, например, зная о подобных рисках, не спешит с IPO «Русала» Олег Дерипаска. По мнению экспертов, «страшилкой» для инвесторов может стать неурегулированный спор с бывшими партнерами бизнесмена – братьями Рубен и Черными, которые обвиняют главу алюминиевого холдинга в противозаконном разрыве договора о совместной деятельности и выводе активов. Год назад Дерипаска «откупился» от братьев Рубен и Льва Черного, заплатив требуемые с него $300 млн. В «Базэле» поспешили заявить, что у «Русала» больше нет неурегулированных споров с бывшими партнерами. Но буквально через день Михаил Черной сказал, что Дерипаска не выполнил соглашения, по которому в течение пяти лет должен был рассчитаться с ним за 20% акций «Русала» и пригрозил судом в случае невыполнения своих условий. В итоге IPO «Русского алюминия» снова откладывается.

Первой российской компанией, которая решилась вытащить на свет свой «скелет из шкафа», стала «Вимм-Билль-Данн Продукты питания» (ВБД). В проспекте эмиссии, подготовленном ВБД перед открытым размещением акций на Нью-Йоркской фондовой бирже, имелась информация о том, что крупнейший акционер компании Гавриил Юшваев отсидел девять лет в советском лагере. Компания честно предупредила инвесторов, что криминальное прошлое Юшваева может впоследствии оказать негативное влияние на курс американских депозитарных акций WBD. «Это было абсолютно внутреннее решение, никто нам не советовал и не ставил условий. Мы сами открыли факты, чтобы предотвратить домыслы и слухи, – комментирует эту ситуацию глава департамента ВБД по работе с общественностью и инвесторами Марина Каган. – Деньги есть деньги. Инвесторам не так уж и важна история прошлого, главное – убедить их лично». Ее уверенность понятна. Однако неизвестно, насколько успешным оказалось размещение ВБД, если бы эта история всплыла постфактум. В итоге рынок оценил признание ВБД, размещение прошло успешно.

«Очень важно, что ВБД спокойно и без истерик признала судимость одного из своих топ-менеджеров. Да и аргументация была «железная» – Юшваев был осужден в советское время по экономической статье, которой сейчас не существует, – рассуждает в разговоре с «Ко» представитель одной из крупных инвестиционных компаний. – Главное в такой ситуации для российской компании – найти понятные аргументы и правильно их распространить».

Так, судимость по антисоветской статье «Агитация и пропаганда с целью свержения и ослабления советской власти» нынешнего председателя правления «Телевещательной корпорации «Рамблер» Олега Радзинского никогда не была тайной. В то же время в исследовании Standard and Poor`s «Рамблер» в компании с «Пятерочкой» и «ЕвразХолдингом» оказался в числе предприятий с наихудшими показателями прозрачности. В частности, из-за того что компании не опубликовали информативные материалы о себе в Интернете. В итоге это не помешало указанным бизнесменам провести IPO и получить листинг на Лондонской фондовой бирже. Но какую роль сыграло прошлое Олега Радзинского при размещении ценных бумаг «Рамблера» на западных рынках, сейчас оценить трудно: IPO «Рамблера» прошло без явного успеха.

По словам Павла Гурина, проблема «темного прошлого» российских компаний несколько преувеличена. Все компании перед размещением проходят оценку серьезных юридических и финансовых консультантов, задача которых – просчитать все риски, а также состав и форму сведений, предназначенных для инвесторов. «Компании без шансов «отсекаются» еще на этом этапе, – утверждает Гурин. – Например, успех ВБД говорит не только о профессионализме самой компании, но также ее консультантов и Investment Relations (IR) служб».

Те, чье имя не называют

Имена специалистов, которые формализуют истории крупных компаний в преддверии публичного размещения, обычно остаются за кадром. Историю для инвесторов, как правило, пишут IR-службы, тогда как формирование корпоративной истории для внутреннего потребления – задача отдела Public Relations (PR). В любом случае участники рынка, готовые рассказать о себе «только правду, и ничего кроме правды», не стремятся афишировать такого рода контакты. «Нам свою историю переписывать не приходилось», – звучал ответ большинства опрошенных «Ко» респондентов.

При этом услуги по написанию корпоративной истории в настоящее время предлагают десятки консалтинговых компаний, при этом от недостатка заказов они не страдают. «У профессиональных консультантов более объективный взгляд, им лучше видны сильные и слабые стороны, а главное – они знают, как повернуть ход реальной истории во благо бизнесу», – говорит управляющий партнер коммуникационной группы «Модус» Мария Шагурина. Например, если топ-менеджеру хочется упомянуть малозначимые события, в которых он сыграл главную роль, у стороннего консультанта есть шанс убедить руководство обойти их вниманием. По словам Ольги Яудземис, непрофессионалу выявить наличие «темных пятен» в корпоративной истории компании очень сложно.

Тем не менее большинство опрошенных «Ко» компаний считают, что корпоративная история – исключительно внутреннее дело фирмы. По словам заместителя генерального директора компании «КВ Инжиниринг» Виталия Виленского, 90% бизнесменов не захотят рассказывать постороннему человеку факты из внутренней истории. Схожего мнения придерживаются в «Вымпелкоме». «Мы пока не понимаем, почему сторонняя компания и наемные профессионалы могут справиться с написанием истории лучше собственных сотрудников. История – это не только факты, это дух компании, то, что часто объединяет людей», – говорит Сергей Замуруев. Как правило, компании, которые не желают привлекать к написанию собственной истории независимых консультантов, ссылаются на коммерческие тайны. Но истинная причина в страхе. Исследователь, который получит доступ к внутренним документам для написания истории фирмы, может обнаружить множество компрометирующих фактов. Само собой, мрачные сюжеты эпохи первоначального накопления капитала в официальную историю для инвесторов включены не будут, но кто может гарантировать, что человек со стороны не вынесет потом сор из избы?

«Чаще всего заказчик хочет красивую сказку или парадную историю на все времена и случаи, – рассказывает Марк Кукушкин из консалтинговой компании «Тренинг-Бутик». – Но, как правило, быстро становится понятно, что без «перца» история компании превращается в длинный пресс-релиз. Вот тогда у бизнесменов появляется интерес к объективной истории, а вместе с этим – необходимость в профессиональных «писателях».

Идеальное наполнение корпоративной истории описал председатель правления компании IMHO VI (входит в ГК «Видео Интернешнл») Арсен Ревазов. «Факты в исторической перспективе, описание поворотных пунктов, роль отдельных личностей и всей команды, ощущение состояния мозгов и чувство времени – это то, что я хочу видеть в истории своей компании», – говорит он. Но создать такую картину получается далеко не всегда.

Но правды нет и выше

Зачастую неподъемной задачей оказывается элементарный сбор информации о компании. «Например, у одного из наших клиентов документация о деятельности компании сохранилась только за последние 5 лет. Отсутствовали даже упоминания в СМИ. При этом компания существовала не меньше 15 лет», – рассказывает Марк Кукушкин. Единственным методом сбора информации в таком случае остаются интервью с участниками и свидетелями событий. Такие беседы также необходимы для выделения ключевых сюжетных линий. На этом же этапе заказчик должен ответить на главный вопрос: что он хочет транслировать во внешнюю среду посредством своей корпоративной истории? Вся дальнейшая обработка полученной информации происходит именно в контексте поставленной заказчиком задачи.

По словам консультантов из компании «Прогрессор», работа над корпоративной историей – это не столько пересмотр прошлого, сколько обращение его минусов в плюсы. «Это как сеанс психотерапии. Важно, чтобы руководители и владельцы компаний понимали это и не боялись. Корпоративной историей можно управлять, а значимость многих событий, которые, на их взгляд, уже канули в Лету, намного выше именно сейчас. И то, что казалось мелочью тогда, может стать преимуществом здесь и сейчас. Основная сложность для исполнителя – как раз непонимание этих принципов заказчиком», – говорит Алексей Глазунов.

Серьезной проблемой становится нежелание российских бизнесменов рассказывать про акционеров и бывших владельцев, а также про структуру дочерних компаний. Всего 40 из 54 компаний раскрывают сведения обо всех своих крупных акционерах. Еще эксперты Standard and Poor`s отмечают нежелание российских компаний раскрывать зарплаты своих топ-менеджеров. По состоянию на сентябрь 2005 года, только «Ростелеком» и Golden Telecom обнародовали всю необходимую информацию о вознаграждениях высшего руководства.

Другой нелюбимый пункт – стартовый капитал. Например, история компании «Сибирский берег» повествует о том, как два студента сибирского университета написали в качестве курсовой работы хороший бизнес-план, реализация которого обеспечила молодым людям серьезный стартовый капитал. «Не спорю, что так оно и было. Целый ряд компаний бравируют такими легендами. Но ни в одной такой истории вы не найдете упоминания о сумме стартового капитала, этот момент никогда не акцентируется», – говорит Марк Кукушкин.

Другая сложность заключается в субъективности оценок событий. Например, одним представителям заказчика региональное развитие компании может казаться удачным, другим – наоборот, провальным. Уход из компании одного из руководителей может открыть перед ней новые перспективы развития, но при этом лишить ряда ключевых клиентов и поставщиков. «Нет ни одного объективного свидетеля и участника событий. По большому счету – правды нет. Поэтому написание корпоративной истории – это почти всегда чистый заказ», – резюмирует Кукушкин.

Автор! Пиши еще!

Стоимость услуг корпоративных летописцев и вовсе оказалась тайной, покрытой мраком. По словам консультантов компании «Прогрессор», как такового прайс-листа не существует, и размер оплаты зависит в первую очередь от того, в комплексе каких работ подобная услуга потребовалась заказчику. Если ему нужен всего лишь буклет к юбилею компании, в котором перечислены памятные даты, главными статьями расходов будут оплата нескольких часов работы дизайнера и счет из типографии. Если корпоративная история пишется для решения задач по формированию корпоративной культуры или внешнего позиционирования, стоимость услуг определяется в зависимости от масштаба компании и сложности стоящих перед ней проблем.

По словам экспертов «Тренинг-Бутик», решение таких задач обходится в сумму от $20 000 до $200 000. Причем этот бюджет уходит только на то, чтобы собрать, обработать и формализовать информацию. В других компаниях вовсе не стали называть точных цен, разъяснив, что все зависит от ситуации. В общем, приходите – цену обсудим на месте.

Отсутствие четкой ценовой политики у компаний-консультантов – следствие недоверия к подобным услугам самих заказчиков. Многие респонденты «Ко» категорически заявили, что не намерены платить за написание истории своей компании. «Если новая корпоративная история реально может увеличить оценку твоего бизнеса, то, наверно, цена должна определяться разницей в оценках. Я сомневаюсь в том, что она будет заметной», – говорит Леонид Барышев из компании «Эссен Продакшн».

Не компрометируй ближнего своего

Результат и ход работы по написанию корпоративной истории зависит от того, что заказчик хочет получить на выходе – историю бизнеса или инструмент управления. В первом случае итогом работы становится авторская история, в которой руководитель или владелец описывает свою личную жизнь на фоне развития компании. Она может воплотиться в форме персонального web-сайта, книги, буклета или документального фильма и будет символизировать степень зрелости предпринимателя и его бизнеса.

«При этом бизнесмен должен быть готов полностью довериться консультанту или журналисту. Хотя бы для того, чтобы потом не просыпаться каждую ночь в холодном поту и не «заворачивать» тираж на выезде из типографии», – говорит Марк Кукушкин. К таким откровениям отечественные предприниматели еще не готовы. Если на Западе автобиографии владельцев и топ-менеджеров крупнейших компаний издаются десятками, то в России на такой шаг отважились только Владимир Довгань и Александр Паникин. Однако, по информации «Ко», мемуары сейчас пишут владелец сети пивных ресторанов Олег Тиньков, глава АФК «Система» Владимир Евтушенков и основатель «Вымпелкома» Дмитрий Зимин. По мнению экспертов, большинство российских бизнесменов еще долго не осмелятся рассказать свою историю, в первую очередь из-за страха эпатировать общественность или скомпрометировать действующих персонажей. «В российских реалиях больше подошла бы корпоративная книга истории 1990-х с «очищенным» авторством или под коллективным авторством крупных фигур бизнеса», – рассуждает Марк Кукушкин.

Более приемлемый в российских реалиях вариант корпоративной истории – локальные рассказы, которые иллюстрируют факты, ценности и правила деятельности компании. «Это может быть архив бизнес-кейсов, который помогает зафиксировать полученный опыт в реализации намеченных целей, профессиональный рост компании и расширение сферы ее деятельности», – говорит заместитель генерального директора фирмы «КиноМакс» Ирина Туманова. Иначе говоря, философия компании, основанная на примерах.

По словам Марии Шагуриной из группы «Модус», такие истории легко использовать как инструмент управления и внутрикорпоративного PR. Новым сотрудникам они помогают входить в работу, а старым дают повод для гордости. Например, все новые сотрудники «Евросети» проходят ознакомительный курс, в том числе подчеркивающий нестандартность и креативность компании-работодателя. Знание истории развития фирмы, ее истоков, этапов деятельности, как правило, является обязательным условием для каждого сотрудника. «Это, с одной стороны, повышает уверенность специалиста в своих силах – ведь за его спиной стоит хорошо известная, солидная компания; а с другой – повышает его ответственность за собственные действия», – говорит президент корпорации «Галактика» Николай Красилов. Такая корпоративная история может работать не только как инструмент управления персоналом, но и как один из возможных способов построения стратегии и развития компании во внешней среде.

Специалисты компании «Прогрессор» ставят в пример «АвтоВАЗ», который, по их мнению, крайне серьезно подошел к проблеме создания корпоративной истории. Проблемы, связанные с выпускаемой заводом продукцией и сменой менеджмента, всем очевидны и не нуждаются в комментариях. «Здесь как раз может прийти на помощь корпоративная история, которая объяснит сложившуюся ситуацию и затронет патриотические чувства потребителя. Корпоративная история ВАЗа держит на плаву не только сам завод, но увеличивает его шансы успешного выхода из сложной ситуации», – считает Алексей Глазунов.

Учитывая тот факт, что многие компании уже осознали потребность в подобных инструментах, стоит ожидать в ближайшем будущем появления множества исторических произведений о российских компаниях, написанных их отцами-основателями и сотрудниками. Причем во всех возможных жанрах. По словам Марка Кукушкина, время корпоративных романов и эпосов еще впереди. Возможно, популярным форматом станут блоги или корпоративные истории он-лайн, которые сейчас очень популярны на Западе. По данным Standard and Poor`s, корпоративные web-сайты уже сейчас являются самым распространенным и эффективным источником раскрытия информации. Но что-то подсказывает, что подлинную историю рождения российского бизнеса 1990-х годов мы узнаем еще очень не скоро.

Дорогие воспоминания

Услуга

Исполнитель

Цена

Примечания

История компании для буклета, корпоративного сайта  и т.п.

PR-агентство

от $300

Консалтинговая компания

от $1500

Как правило, подразумевает выезд консультантов к заказчику, фотографии, интервью и т.п.

Создание истории  компании как инструмента внутреннего управления

PR-агентство

Как правило, не выделяется отдельной статьей из сметы PR-обслуживания

Консалтинговая компания

$20 000 – 40 000 за историю «под ключ»

Независимые консультанты

от $2000 до $15 000 за день работы

Создание истории для инвесторов

IR-консультанты, консалтинговая компания или независимые консультанты

от $10 000 до бесконечности

Цена зависит от масштаба и степени конфиденциальности решаемых проблем

Источник: «Ко», данные компаний