Игра от обороны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Игра от обороны На здании штаб-квартиры ФГУП "Рособоронэкспорт" вполне можно было бы разместить мемориальную доску в благодарность Мао Цзэдуну. Ради исторической справедливости. Ведь именно с его легкой руки и появилась на свет компания, являющаяся сегодня ведущим игроком на мировом рынке вооружений...

"Дело было так. Еще в начале пятидесятых "великий кормчий" прислал в Москву объемный заказ на танки, самолеты, корабли и прочее имущество военного назначения. Но ни ответа, ни тем более поставок в назначенный срок не последовало, и тогда товарищ Мао направил товарищу Сталину личное послание, в котором выразил неподдельную пролетарскую обиду. Не приходится сомневаться, что разбор проходил с пристрастием. В результате было установлено, что структуры, способной выполнять поставки военного назначения, в СССР просто не существует - помощь революционной Испании не в счет, поскольку это была разовая спецоперация ГРУ. Так в системе Министерства торговли появилось ГИУ - Главное инженерное управление. Кадровый вопрос тоже решили в духе времени: в один прекрасный день сотрудники одного из управлений Генштаба получили уведомления о том, что отныне все они мобилизованы на военно-коммерческий фронт. Жизнь на три дома С тех пор у штаб-квартиры главного военно-экспортного арсенала неоднократно менялись названия и адреса, но только сейчас обозначилась реальная возможность собрать "Рособоронэкспорт" (прямой наследник ГИУ) под одной крышей. Можно предположить, что новая штаб-квартира на проспекте Вернадского, скорее всего, будет оформлена в стиле хай-тек, который традиционно предпочитают продвинутые корпорации. Но произойдет это не ранее 2010 года. А пока что ведущему отечественному спецэкспортеру приходится жить на три дома. Сооружение на Овчинниковской набережной, где "Рособоронэкспорт" снимает "угол", - проект, от которого отказалась некая африканская страна. Потом уже "стекляшку" достраивали, перепланировывали, утепляли (все-таки под жаркую Африку проектировалась), пока не получилось присутствие советского образца. С точки зрения интерьерного дизайна - тоже ничего особенного, а подбор мебели может служить памятником "неизвестному завхозу", убежденному, что для служебного бумагооборота изыски ни к чему. Некоторое исключение составляет разве что кабинет начальника департамента экспорта продукции военного назначения Сухопутных войск и импорта Игоря Севастьянова. Судя по коллекции колющих и режущих предметов, а также макету субмарины, здесь обосновался настоящий мужчина. Кстати, макет действующий - в том смысле, что плавающий. "Жаль только, что не стреляющий", - посетовал Севастьянов. Шутка, конечно, но мне показалось, это обстоятельство все-таки огорчает хозяина кабинета, который занимается оружейным бизнесом не так уж долго. С некоторых пор стройные ряды сотрудников "Рособоронэкспорта" стали пополняться не только знатоками военного дела, но и коммерсантами высокой квалификации. Веление времени, можно сказать. Второй московский адрес "Рособоронэкспорта" - сооружение на Стромынке, напоминающее культурно-развлекательный центр областного масштаба, которое было приобретено у обанкротившегося НИИ. Особой реконструкции оно не потребовало, просто ряд помещений, в которых должна была кипеть техническая мысль, переоборудовали под комнаты переговоров - стол, кресла, блокноты, карандаши, и ничего, что могло бы отвлекать от дела. А вот у офиса на Гоголевском бульваре, расположившегося за спиной у памятника великому русско-украинскому писателю, большая романтическая история - до революции он выполнял функции элитного дома свиданий, весьма популярного у завсегдатаев соседствующего ресторана "Прага". И не исключено, что именно в этих стенах искали свое мимолетное счастье многие отечественные знаменитости. Под таких господ этот памятник градостроительства и создавался. С фасада - гламурный модерн, внутри - хитросплетение лестниц и переходов, устроенных так, чтобы не было непредвиденных встреч. Поэтому чужие без сопровождения здесь не ходят - действительно можно заблудиться. Неоднократно бывал в "Рособоронэкспорте", но дорогу в пресс-службу так и не выучил. Сначала попал к местным финансистам, потом в некую службу за железными дверями. Дважды, глотая слюну, прошел мимо столовой. Готовят здесь не хуже, чем в той же "Праге", - сказывается большой опыт организации торжественных приемов и деловых ланчей, ставших обязательным приложением к любому виду бизнеса. Между прочим, недавно "департамент питания" компании был награжден национальной премией "Золотой журавль". Ежегодно "Рособорон-Экспорт" зарабатывает на поставках вооружений до 6 миллиардов долларов. На фото: гендиректор компании Сергей Чемезов (cлева) и конструктор стрелкового оружия Михаил Калашников (Фото: РОСОБОРОНЭКСПОРТ) Но вот что особенно примечательно: архитектура, некогда обеспечивавшая таинство нежных свиданий, оказалась удивительно созвучной природе военно-технического сотрудничества, которое предполагает не менее деликатные отношения между государствами-партнерами и не переносит излишней огласки. С той только разницей, что теперь вместо страстей в местных коридорах доминирует почти осязаемая энергия финансовых потоков. По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (СИПРИ), Россия в 2000-2004 годах заняла первое место по поставкам вооружений и военной техники за рубеж с показателем 26,9 миллиарда долларов, опередив США, Францию, Германию и Великобританию. Правда, в "Рособоронэкспорте" полагают, что это не совсем корректная калькуляция, поскольку шведы ведут подсчеты по мировым ценам, а российское оружие хоть и не уступает в качестве, но стоит значительно дешевле. Тем не менее только в 2005 году "Рособоронэкспорт" поставил техники и вооружений на 5,226 миллиарда долларов, а портфель заказов составляет и вовсе гигантскую сумму - 21 миллиард. Сравните с данными СИПРИ, и станет ясно, что шведы не так уж сильно ошибаются. Универсальный поставщик Торговля оружием считается третьим по доходности бизнесом после торговли газом и нефтью, но с той существенной разницей, что оружие - это не сырье, а высокотехнологичный товар. Поэтому торговать оружием не только престижно и выгодно, но и весьма сложно. Также надо учитывать, что подписание контракта по линии ВТС - это еще и военно-политическая победа, поскольку приобретение оружия как минимум на 15-20 лет ставит оборону страны-покупателя в зависимость от поставок запчастей, боеприпасов и другого оборудования, без которого даже самая совершенная военная техника - просто металлолом. Добавьте сюда еще обучение в наших академиях и военных училищах иностранных специалистов, и получится, что любой контракт на поставку техники и вооружения - это не просто покупка, а своего рода пролог к созданию военно-политического альянса. Именно поэтому любой контракт прорабатывается сторонами с учетом всех возможных военных и политических последствий. Например, ушлые американцы очень часто применяют прием "дарения" отслужившего свой срок оружия с расчетом наверстать упущенное на запчастях и комплектующих, а также одним махом привязать к себе клюнувшего на дармовщинку партнера. Не секрет, что схожий прием использовался и в советские времена, когда объемы поставок нашей техники за рубеж составляли, по некоторым оценкам, 26 миллиардов долларов в год. Правда, живых денег от этих "сделок" мы не можем получить и по сегодняшний день, а тем временем весь мир заполнили контрафактные образцы военной техники, которую бывшие друзья-союзники штампуют по просроченным советским лицензиям. В результате только от продаж пиратских калашниковых Россия ежегодно теряет до двух миллиардов долларов. А если учесть производимую в Польше "российскую" бронетехнику, на Украине - самолеты, в Болгарии и Венгрии - системы ПВО... Вот так и образуются гигантские суммы упущенной выгоды, которые и представить трудно. Тем не менее даже в условиях жесточайшей конкуренции Россия умудряется получать ежегодно по шесть миллиардов долларов, выжимая из советского наследства максимально возможное. Но поскольку от добра добра обычно не ищут, оргструктура "Рособоронэкспорта", в миниатюре, конечно, повторяет проверенную временем советскую схему: видовые департаменты (сухопутные войска, авиация, флот), департамент ПВО и департамент НИОКР. И уже в последнее время, когда наступила эра выставочной деятельности и маркетинга, в штаб-квартире основного государственного спецпосредника появился департамент анализа и перспективного планирования, а также департамент безопасности - своего рода контрразведка, отвечающая за защиту интеллектуальной собственности и информации о намерениях компании. Надо отметить, что это очень не лишняя структура. И аргументов в пользу ее существования более чем достаточно. В начале 90-х практически по своему усмотрению оружием торговали несколько десятков юридических лиц и, пожалуй, не меньшее количество физических. А государство стояло как бы в стороне, поскольку считалось, что любая коммерция - это не государственное дело. В результате беспризорности с 1991 по 2000 год в системе ВТС сменилось с дюжину руководителей - даже традиционные партнеры не успевали запомнить всех их в лицо. А в 1993 году вместо одного спецпосредника образовалось целых три - "Росвооружение", "Промэкспорт" и "Российские технологии", которые не столько торговали, сколько вставляли друг другу палки в колеса. И только Андрею Бельянинову и нынешнему гендиректору "Рособоронэкспорта" Сергею Чемезову удалось собрать все силы ВТС в один кулак. С тех пор должность руководителя компании является номенклатурой президента и соответствует рангу федерального министра. Кстати, "Рособоронэкспорт" - единственная в мире компания, которая может выполнить заказ на поставку, например, развернутой дивизии с полной комплектацией - от бронетехники до солдатской обувки. "И хорошо, что другие пока не могут", - считают в "Рособоронэкспорте". Кадры торгуют всем Первое очное знакомство с рынком свободной конкуренции произошло на выставке вооружений в Объединенных Арабских Эмиратах в 1993 году. Как вспоминает глава службы по связям с общественностью Валерий Картавцев, Россия дебютировала весьма эффектно, что очень не понравилось потенциальным конкурентам. - Когда настал черед показать, на что способны наши ракеты, французы в пику на полную мощность врубили станцию своего ЗРК "Роланд". Стрелять невозможно - сильные помехи, а французы задраили люки и делают вид, что ничего не происходит. И тогда мы выкатили танк на прямую наводку. Хватило одного выстрела с небольшим превышением, чтобы экипаж "Роланда" осознал: шутки кончились... - А что потом? - Да просто разбежались по пустыне. Безусловно, это из ряда вон выходящий случай. Но нельзя сказать, чтобы нравы на оружейном рынке с тех пор сильно изменились. Например, когда мы впервые показали уникальный автомат для подводной стрельбы, тотчас поползли слухи, будто это даже не опытный образец, а макет из пластилина. Был случай, когда по пути на авиасалон, который проходил в Чили, бесследно исчез контейнер с экспозицией фирмы "Сухого". Следы его потом отыскались в Париже, и дело, по всей видимости, в том, что Франция в это же время активно продвигала на латиноамериканский рынок свой "Мираж-2000". "Латинская Америка - это вообще отдельная песня, никто даже мысли не держал, что "Рособоронэкспорт" сможет прорваться в регион, который с позапрошлого века считается американской вотчиной, - рассказывает эксперт регионального департамента Виктор Поляков. - Когда были выполнены основные заказы на поставки оружия и военной техники в Китай и Индию, многие эксперты предрекали нам скорый и неизбежный коллапс". Но произошло так, как произошло, и госдепу США ничего не оставалось, как разразиться санкциями. И не только. Был случай, когда двум нашим Су, которые летели на парад в Каракас по приглашению Уго Чавеса, не сразу дали добро на посадку для дозаправки на одном из аэродромов Зеленого Мыса, а топливные баки были уже почти пусты... Словом, изрядно попортили нервы. Кстати, "Рособоронэкспорт" имеет свои представительства практически на всех континентах - сорок четыре маленькие штаб-квартирки, которые конкуренты окрестили "щупальцами российского спрута". Естественно, что для тех, кто работает на самом переднем крае ВТС, знание языков обязательно, как, впрочем, и военного дела. Но если раньше пополнение рядов шло в основном за счет сотрудников структур, имеющих опыт зарубежной работы, и выпускников военных вузов, то сегодня даже выпускники МГИМО и МВТУ считают за удачу попасть в штат "Рособоронэкспорта". Не только престижно, но и материально выгодно. Но и к подбору кадров здесь относятся очень тщательно. Сам был свидетелем, как на авиасалоне в Чили два сотрудника компании до глубокой ночи обсуждали тонкости перевода "Дон Кихота" на русский язык. Обыкновенные русские мужики, рязанского, можно сказать, обличья - не спутаешь! - но с манерами кабальеро. Впрочем, уточнять подробности биографии у сотрудников "Рособоронэкспорта" как-то не принято. Кстати, многие имеют воинские звания, но форму здесь надевают крайне редко. Предпочтение отдается деловому костюму. Кроме того, в компании разработаны свои каноны служебного этикета, строго предписывающие, например, за сколько минут до начала переговоров сотрудник должен быть на месте. После создания крупных госкорпораций в нефтегазовой промышленности не осталось никаких сомнений относительно роли государства в российской экономике. Определился и главный проводник промышленной политики государства в машиностроении, это "Рособоронэкспорт". Можно строить разные предположения, как на такое распределение ролей повлияла крепкая мужская дружба Владимира Путина и Сергея Чемезова, берущая начало еще с ГДР. Но то, что государственные интересы и производственные интересы топ-менеджмента "Рособоронэкспорта" в данном случае практически полностью совпадают, тоже факт. Во всяком случае, пока у руля "Рособоронэкспорта" стоит Сергей Чемезов, портфель заказов компании увеличился в четыре раза. Но все понимают, что реализовать эти планы можно только в том случае, если спецпосредник будет сам контролировать производственные процессы по всей технологической цепочке. Вот почему первые заработанные миллионы пошли на приобретение компании "Оборонительные системы", известной во всем мире своими системами ПВО. Также был создан вертолетный холдинг во главе с управляющей компанией "Оборонпром", собравший под одно крыло заводы, выпускающие все известные марки вертолетов. Самым последним приобретением компании стала ВСМПО-АВИСМА, в результате чего "Рособоронэкспорт" де-факто превратился в мирового лидера по производству титана (как утверждают иностранные эксперты, 20-30 процентов нашего титана в ближайшие двадцать лет будет присутствовать в каждом американском Boeing и европейском Airbus). Тем временем на подходе Объединенная авиационная корпорация (ОАК), судостроительный холдинг... Впрочем, уже сейчас "Рособоронэкспорт" владеет акциями нескольких десятков значимых предприятий ВПК, а его представители входят в советы директоров, по сути дела, всех известных машиностроительных компаний, выпускающих продукцию военного или двойного назначения. Поэтому говорить сегодня о "Рособоронэкспорте" лишь как о посреднике, обслуживающем ВПК, в принципе некорректно. И хотя большинство экспертов считают, что за шесть лет своего существования "Рособоронэкспорт" и так превратился в оружейно-промышленную империю, на этом этапе бизнес-амбиции компании не заканчиваются. По словам Сергея Чемезова, промышленные активы "Рособоронэкспорту" необходимы для того, чтобы стать полноценной многофункциональной корпорацией, специализирующейся в области машиностроения и высоких технологий и не зависящей от конъюнктуры мирового оружейного рынка. Ну а пока что компания получила задачу, от которой не имела права отказаться. Точнее, две задачи в одной. Во-первых, разобраться с автомобильным беспределом, взявшим в плотное кольцо "АВТОВАЗ". А во-вторых, сделать наконец такой отечественный автомобиль, за который будет не стыдно. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации