Игра по правилам и без. Лесин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Михаил Яковлев
На конференции в Торгово-промышленной палате РФ бизнесмены объединились, чтобы поставить заслон пиратам

"Проблема контрафакта среди игровых автоматов огромна. Оценить количество поддельных устройств в России довольно сложно. Одни говорят, что это 15—20%, другие — значительно больше. А если брать среднюю цифру по Москве, она равна 30%. В регионах, как правило, доля контрафакта выше. Этот феномен легко объясним: в столице с пиратами худо-бедно пытаются бороться, а вот за её пределами дело с этим обстоит куда сложнее.

Но, что интересно, даже в Москве найти «палёный» игровой автомат не составляет никакого труда. Взять, к примеру, аппараты австрийской фирмы Atronic. Известно, что по договору с производителем на территории России их может продавать лишь компания «Уникум». Однако достаточно запросить в Интернете «продажа Atronic», как легко находятся и другие продавцы. Причём если цена «родных» автоматов составляет 10 тыс. евро, то нелегалы готовы уступить свои творения за цену в два раза ниже. Они предлагают не только сами аппараты, но и отдельно платы, на которых записана игра. И это при том, что, по утверждению производителя, плат «как отдельного товара в природе не существует».

Собственно, нелегальные сборщики особо не таятся и смело указывают в прайс-листах цены на «палёный» аппарат без документации или с поддельными сертификатами. За последние берут примерно на $200 больше...

Автоматы без выдачи денег
Чем опасны игровые автоматы, собранные кустарно? Для игроков, понятное дело, тем, что они вытягивают все деньги без возможности выиграть. Как правило, продавцы нелегальных аппаратов сами инструктируют покупателей, каким образом можно поставить желаемый уровень выигрышей. Закон требует, чтобы не меньше 75% полученных денег шли на выплаты призовых. В реальности умельцы ставят процент, какой им заблагорассудится. Для подземных переходов и рынков, где всегда полно любителей испытать фортуну, процент устанавливается минимальным, для спальных районов — чуть повыше. Что интересно, бывают и такие аппараты, в которых вообще нет устройства для выдачи денег. У одного из подобных агрегатов, который удалось изъять, приёмник денег шёл напрямую в обычное ведро, куда падала вся выручка. При этом на автомате шла бурная имитация игры, но всё это было вхолостую.

Бывают и обратные примеры — когда самопальный аппарат выдавал призовых больше, чем в него закладывалось денег. Это был ущерб для владельца казино. А случилось подобное из-за нестабильной математики — внешний вид игры скопировали, а вот математическую модель не смогли.

Встречается и такое, что студенты-программисты, которых, как правило, нанимают для копирования игр, закладывают своего рода «троянского коня» в программу. И при нажатии определённой комбинации клавиш машина выдаёт весь выигрыш. Подобным образом студенты-сборщики мстят работодателям, которые платят за работу гроши. Приходится «добирать» недополученное подобным образом.

Сюда же можно добавить и пожарную небезопасность самопалов, и их недолговечность, и отсутствие гарантий и пр.

Это что касается риска для владельцев казино и залов и самих игроков. Но контрафакт в игровой сфере, если разобраться, не выгоден никому, кроме пиратов. В том числе и государству. Подделку не поставишь на учёт в налоговой, так как отсутствуют необходимые сертификаты. Значит, все деньги идут чёрным налом. Налогов ожидать невозможно.

Невыгодно это и легальным производителям, теряющим как непосредственно прибыль, так и репутацию. Ведь игроки общаются между собой, и проигравшийся порекомендует своим друзьям не связываться с машинами той или иной фирмы. Хотя на деле к проигрышу легальный производитель не будет иметь ровным счётом никакого отношения.

На нелегалов объявлена охота
Логично предположить, что в сложившейся ситуации с автоматами надо предпринимать какие-то меры. Но на деле без личных усилий легальных производителей дело с места не двигается.

— Причин этому, на наш взгляд, несколько, — считает вице-президент компании «Честная игра» Андрей Красков. — Во-первых, несовершенство законодательства в части защиты авторских прав. Во-вторых, отсутствие судебной практики в нашем обществе. В-третьих, несовершенство системы сертификации и стандартизации.

На сегодняшний день ситуация в законодательстве такова. Нарушение авторских прав влечёт за собой ответственность. Если ущерб меньше 50 тыс. рублей — административная ответственность по статье 7.12 КоАП. Размер штрафа для физических лиц составляет от 1,5 до 2 тыс. рублей, для юрлиц — от 30 до 40 тысяч. Если ущерб более 50 тыс. рублей — то грозит уголовная ответственность до 5 лет. Плюс ещё могут быть несколько сопутствующих статей. Таких, как, например, статья 327 УК о подделке документов.

Например, в августе 2005 года обвинение по этой статье было предъявлено одной фирме, заказавшей изготовление голографических знаков с эмблемой «Честной игры». Они используются для того, чтобы было легче отличить поддельный автомат от настоящего. Мошенники предъявили типографии поддельные документы о сотрудничестве с «Честной игрой».

Ещё одна частая статья — 171 УК о незаконном предпринимательстве, ведь подпольные конторы не особо горят желанием регистрировать свой бизнес.

Оператор, купивший поддельный автомат, рискует нарваться на статьи 14.5 и 14.7 КоАП об обмане потребителя.

Но, по мнению большинства экспертов, добиться серьёзного наказания для пиратов крайне сложно, ввиду не слишком хорошо проработанного в законодательстве механизма по защите в первую очередь авторских прав. Да и зачастую правоохранительные органы сами «крышуют» пиратов. Дела, как правило, возбуждаются только с подачи легальных производителей, которые, по сути, проделывают всю работу милиции по выявлению нелегальных производителей и сбору доказательной базы. С подачи «Честной игры» правоохранительные органы накрыли уже девять производителей. Некоторые дела находятся в стадии следствия, однако ещё ни один из мошенников не был осуждён.

Пока есть лишь единственный прецедент, когда наказали поддельщиков игровых автоматов. 4 февраля сего года Ворошиловский районный суд Ростова-на-Дону вынес вердикт в отношении В.Н. Збыковского и А.Н. Прошкина. Эти двое были пойманы в прошлом году на продаже нелегальных копий игр для автоматов Swamp Land, Super Jump и Desert Gold. Все права на эти игры принадлежали ЗАО «Флинт и Ко». Ребята не только сбывали сами игрушки, но и мастерили игральные автоматы. Суд счёл доводы обвинения убедительными, и Збыковского приговорили к 2,5 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, а его подельника к 1,6 года условно с испытательным сроком 1 год.

Как отмечают борцы с нелегальными аппаратами, в последнее время производители самопала стали вести себя гораздо осторожнее. И хотя пока значительных результатов в борьбе с нелегалами нет, мошенники, похоже, всерьёз опасаются последствий. Как отмечает, Красков, в некоторых делах, которые распутывало управление «К» МВД России, использовалась профессиональная техника проверки благонадёжности покупателя. За потенциальным клиентом устраивалась настоящая слежка, скрытное наблюдение. Встречи происходили в специально оборудованных помещениях. В общем, действовали как настоящая разведслужба.

Саморегуляция как лекарство
На Западе ситуация в игорном бизнесе в корне иная. В чём же отличие?

— В Европе полиция не следит за качеством игральных аппаратов, — говорит представитель компании GLI Кит Холл-Джонстон, занимающейся сертификацией игровых автоматов в Европе (её стандарты вскоре могут быть приняты за основу для российских). — В этом нет нужды. Наши силовые ведомства получают время для занятия гораздо более важной деятельностью. Есть система сертификации, и очень просто поверить, легален аппарат или нет.

Причём на Западе это делается добровольно. Подобную практику легальные производители и добросовестные операторы игровых залов и казино предложили ввести в России. Случилось это на недавно прошедшей в ТПП РФ Москве конференции «Игорный бизнес России: ресурсы саморегулирования отрасли». За базу был взят опыт развитых стран и переработан с учётом российской специфики. Разработано две программы добровольной сертификации: «Игротест» и «Игротест-Казино». Первая представляет собой стандарт для игровых автоматов, вторая — для залов игорных заведений. Учитывается не только качество машин, но и самих залов: квалификация персонала, безопасность для игроков, наличие удобств. И естественно, честность по отношению к любителям азартных развлечений.

Главное отличие предложенной системы сертификации — её приближенность к реалиям российского игорного бизнеса. То, что существует сейчас, не выдерживает никакой критики. Можно получить сертификат практически на что угодно, вплоть до самопала, собранного кое-как. На просьбу учитывать авторские права ответственные за сертификацию лица лишь разводят руками: мы этого делать не вправе. Конечно, некоторые из операторов игорного бизнеса настроены скептически по отношению к новой системе. Но, несмотря на скепсис, единодушно отмечают, что это всё же гораздо лучше того хаоса, что творится сейчас.

Инициативу уже поддержали несколько крупных операторов игорного бизнеса: Ritzio Entertainment Group, Storm International, «Джекпот», концерн «РИО», «Каре Технолоджи», «Уникум», «Честная игра», «Европа», «Метелица» и Golden Palace. Все вместе на конференции они приняли решение объединиться в Российский игорный союз. Главное условия для вступления — согласие на прохождение добровольной сертификации и постоянные последующие сертификации. И это пока что только первые ласточки. Как показывает мировая практика, этот путь — наиболее простой и логичный способ избавиться от автоматов с ведром.

СПРАВКА
Контрафакция — использование фирмами товарных знаков, как правило уже зарекомендовавших себя изделий других фирм. Предприятие, интересы которого нарушаются контрафакцией, может принять меры по защите права на принадлежащий знак в порядке, установленном законодательством страны.

САМОПАЛ
Российские потребители по-прежнему предпочитают покупать пиратские диски

Татьяна Ростова
Темур КОЗАЕВ

По данным Международной федерации производителей фонограмм (IFPI), российский рынок аудиопиратства по объёму производимой продукции на сегодняшний день занимает второе место в мире. А сделанный нашими умельцами самопал реализуется в 27 странах! И это не считая государств, ранее входивших в СССР. Попытки Правительства РФ решить проблему нелегального производства аудио-и видеокассет и дисков пока что не дают желаемого результата. Впрочем, многие российские граждане с мнением правительства и международных организаций, требующих положить конец засилью контрафакта на отечественном рынке, не согласны. И это можно понять: среднестатистическому россиянину CD, DVD и VHS, выпущенные с соблюдением всех норм международного права, просто не по карману. Тем более что большая часть поддельных дисков и кассет — отнюдь не самого плохого качества, поскольку выпускаются они на том же заводском оборудовании, что и лицензионные, но стоят как минимум в два раза дешевле. А то, что госбюджет недосчитается налогов от нелегального производства и продажи самопала, а певцы и кинокомпании не получат своих авторских, — пусть об этом болит голова у государства. Так, во всяком случае, полагают многие россияне. Мы попытались разобраться, что же происходит на одном из самых криминогенных рынков отечественной экономики.

Ещё в октябре 2002 года председатель Правительства России Михаил Касьянов во всеуслышание заявлял о необходимости защиты интеллектуальной собственности, в том числе и ужесточения борьбы с пиратством. Вторил ему и экс-глава Минпечати Михаил Лесин, который говорил, что ликвидация рынков и лотков, торгующих нелегальной аудио- и видеопродукцией, — вопрос ближайшего будущего. Но Касьянов и Лесин в отставке, а Митинский радиорынок, легендарная Горбушка, «Царицыно» и другие пиратские точки живут, как ни в чём не бывало. И, судя по всему, благополучно переживут и многих нынешних чиновников.

На сегодняшний день, несмотря на все громкие заявления правительства, принятые Думой законодательные акты и требования международных организаций, Москва была и остаётся главным центром пиратской продукции для стран ближнего зарубежья. Не отстаёт и Северная столица, которая оправдывает данное ей ещё Петром I название окна в Европу. И вот уже наши соседи финны едут в Питер не только для того, чтобы хорошенько поквасить, но и дабы прикупить у наших пиратов западной музыки, в том числе и своей, национальной. Оно и понятно: зачем платить втридорога, когда можно купить на порядок дешевле?

В этом вопросе мы с финнами достигли полного взаимопонимания. Действительно, стоит ли покупать легальный аудиодиск Rammstein или Мэрилина Мэнсона за 500 рублей в магазине, когда за углом его можно купить за 100. Тем более что по качеству большинство самопальных дисков уже давно догнали своих лицензионных собратьев. Так что целый пласт индустрии культурных развлечений как процветал, так и продолжает процветать, не платя ни налогов в казну, ни авторских отчислений исполнителям и кинокомпаниям.

По оценкам экспертов Российского антипиратского общества (РАПО), объём российского рынка нелегальной видео- и аудиопродукции составляет от $3 млрд. до $12 миллиардов. Доля лицензионных кассет и дисков не превышает в среднем по России 5% общего объёма продаж, причём контрафакт продают не только на рынках, но и во вполне солидных магазинах. Правда, в таких магазинах процент лицензионных дисков немногим больше, чем на «развалах». Как показывают выборочные проверки, в крупнейших торговых сетях объём пиратских DVD колеблется в пределах 30—40%, CD — 10%.

Так, в 2004 году ущерб правообладателей от нарушения авторских прав превысил 2 млрд. рублей. Поддельной продукции изъято на 1,9 млрд. рублей. За это же время органы внутренних дел в сфере оборота авторских прав возбудили 837 уголовных дел по статье 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав, до пяти лет тюремного заключения плюс штраф до 500 тыс. рублей). Однако порядка 60% из них так и не дошли до суда: правообладатели и пираты договорились полюбовно.

Войну российским пиратам объявили и зарубежные кинокомпании. Правда, эти противники отечественного самопала используют в основном экономические методы. Так, ещё в июне 2004 года корпорация Warner — один из крупнейших киноконцернов мира — вслед за Columbia Tri Star (снизившей цену на продукцию в апреле 2004-го) объявила о снижении цен на все свои фильмы, продающиеся в России на DVD, в несколько раз! Причина такой беспрецедентной акции проста — DVD-проигрыватели в России постепенно из предметов роскоши переходят в ранг товаров длительного пользования, как обычный телевизор или магнитола. Но можно ли доказать рядовому потребителю, выложившему $70 за подобный агрегат, что, купив лицензионный диск за $20—40 (то есть за треть стоимости самого устройства), он выиграет в качестве? Тем более что на акцию лицензионщиков мгновенно откликнулись и пираты, опустив планку цен с 200 рублей до 100—150. У них и сейчас есть большой задел для снижения цен. Только зачем это делать? Диски и так идут нарасхват.

В любом случае у российского потребителя есть выбор, какую продукцию ему покупать: дешевле, но нелегальную или лицензионную, но подороже. Кстати, на той же Горбушке в секции торговли аудио- и видеопродукцией есть точки, торгующие преимущественно лицензионным товаром, и лотки с исключительно пиратскими дисками. Но пока что среднестатистический россиянин делает выбор в пользу самопала.

КОНТРАФАКТ КОРМИТ СЛИШКОМ МНОГИХ
Пираты считают, что правоохранительные органы живут за их счёт

Найти пирата и поговорить с ним оказалось проще, нежели с сотрудником УБЭПа. У госслужащих ещё время отпусков. У пиратов их попросту не бывает — и в будни, и в выходные они на своих боевых постах возле станций метро, на рынках или просто на оживлённых улицах. Тем не менее корреспонденту «Версии» удалось встретиться с представителями обеих сторон — и пиратов, и правоохранительных органов. Молодой человек по имени Алексей — владелец шести палаток, торгующих контрафактом, и сотрудник Управления информации УБЭП города Москвы Филипп Золотницкий ответили на наши вопросы.

– Алексей, скажите, а лицензионная продукция у вас вообще бывает?

— Конечно! Лицензионный продукт — это продукт, выпущенный на легальном оборудовании, с соответствующим штрих-кодом, регистрационным номером и т.п. Но легальные диски, кассеты и DVD штампуют днём, а пиратские — на этом же оборудовании, но ночью. Так что они практически ничем не отличаются от лицензионных.

— Стало быть, по сути, вы и не пират вовсе?

— Нет. Для того чтобы торговать лицензионным продуктом, нужны соответствующие документы, в которых указано, где вы приобрели товар, номер лицензии на каждый диск и т.д. У меня таких документов нет. Так что весь товар контрафактный.

— Сколько стоит подделать диск?

— Подделать сам носитель, накатку (надписи и рисунки на диске), полиграфию стоит копейки. Особенно если это делается на специальном заводе. Кстати, многие предприятия именно потому и закрываются, что пиратскую продукцию штампуют. Ловят их на этом — и всё.

— То есть правоохранительные органы всё-таки куда-то смотрят?

— Они за наш счёт живут. Но закрывают подпольные производства не стражи порядка. Идёт борьба за сферы влияния. Один завод воюет с другим. За те четыре года, что я нахожусь в этом бизнесе, реально посадили только одного человека. Максимум двоих. Я имею в виду, когда дело дошло до суда и обвинительного приговора. Обычно УБЭП работает для галочки. То, что показывают по телевизору — изъятие дисков, бульдозеры, — чистой воды показуха, перед начальством же им надо отчитываться.

— А как должно быть по закону?

— По закону они должны сделать контрольную закупку и после этого потребовать документы на продукцию. Если они отсутствуют — конфисковать товар, составить протокол и опись имущества. Документов на товар на рынке нет ни у кого, но тем не менее никто от этого ещё не пострадал. Потому что у всех есть «крыша». И с УБЭПом разбирается именно она. Мы в этом не участвуем.

— Где её взять?

— Она сама вас найдёт.

— Сколько стоят услуги «крыши»?

— Как договоритесь. В зависимости от её крутизны и количества павильонов, которые надо «крышевать». Расценки стартуют с отметки $1000 в месяц. Плюс ещё комиссионные, если происходят какие-то ЧП и они их грамотно урегулируют.

— Какая основная проблема у пиратов?

— Конкуренция — от неё никуда не деться.

— А с Российской антипиратской организацией (РАПО) не сталкивались?

— Я о такой даже не слышал.

— Палатку на рынке сложно арендовать? Какие документы для этого требуются?

— Проще простого. Подходите в администрацию и договариваетесь. Документы на товар никакие не нужны. У них в договоре сказано, что арендодатель не несёт никакой ответственности за деятельность арендатора. Вот и всё. Да, нельзя продавать оружие. А пиратские диски — откуда вы знаете, что они пиратские? Даже приезжавшие к нам убэповцы не смогли отличить оригинал от подделки: нужна специальная экспертиза. На глазок это сделать невозможно.

— Сколько стоит аренда точки?

— В зависимости от расположения. Ближе ко входу-выходу — дороже, дальше — дешевле. У меня шесть палаток. В среднем за каждые 20 кв. м я плачу 50 тыс. рублей в месяц.

— Ассортимент?

— Всё. Новинки — у нас есть всё, что сейчас идёт в кинотеатрах и крутится на радио, старая классика и даже раритеты. Подделывают всё, на что есть спрос.

— А на что больше всего спрос?

— Чтобы фильмов было побольше на одном диске. Покупателю даже не важно, какого они качества, главное — халява. Понятно, что при четырёх фильмах на одном DVD о хорошем качестве не может быть никакой речи: идёт сжатие информации, что сильно ухудшает и звуковой и видеоряд.

— Где берёте продукцию?

— Мы — у посредников, они — у производителей. Связи с производителем напрямую никто не афиширует. И выйти напрямую на связь с заводом достаточно сложно. Да и неудобно это. Ведь минимальный размер партии, которую закупают посредники, — несколько сотен тысяч дисков. Я, кстати, знаю только один такой завод. Какой — не скажу.

— А дома «на кухне» не пытались производить?

— У меня только заводская продукция. А «на кухне» делают только «болванки». Но ими для DVD сейчас вообще мало кто торгует. В основном на них записываются программы, базы данных. Но у «болванок» масса недостатков. Например, отсутствие защитного слоя. Если поцарапать заводской диск — с ним ничего не случится, а «болванка» будет сразу испорчена. Отличить их очень просто — менее красочная накатка, плохая полиграфия. А вот качество изображения одинаковое, ведь цифровая информация везде одна и та же.

— Какова оптовая цена пиратских дисков?

— $1—1,05 в зависимости от размера партии и упаковки. Я покупаю сразу и аудио, и DVD, и MP3. Иногда продукция поступает в сборе. То есть диск, коробка, обложка, упаковка. Иногда по отдельности. Что на диске записано — отечественный продукт или западный, — без разницы. Цена одна и та же. Это покупатель приобретает информацию, а мы — только диски.

— Зарабатываете хорошо?

— Хорошо. Особенно в новогодние праздники. За пару месяцев можно заработать на приличную иномарку. Самое прибыльное, но и самое рискованное — продавать порнопродукцию и базы данных. Кстати, именно на базах и погорел тот самый человек, которого посадили.

— И сколько сейчас составляет дневная выручка?

— Сейчас маленькая — конкуренция слишком большая. Вы сами не хуже меня знаете, что у каждого метро — по 10—15 точек. Так зачем ехать на рынок на другой конец Москвы, когда всё то же самое есть под боком? В выходные дни я продаю около 100 DVD и 30—40 аудиодисков. В будни — в два раза меньше. Стоимость любого диска — 100 рублей. Умножайте на 6 (количество палаток) — вот и вся дневная выручка. В прошлом году в это время я продавал по 250—300 DVD и в три раза больше аудиопродукции. Ещё нас давит Интернет — там можно скачать все фильмы. Так что, если пиратство и исчезнет, то благодаря не правоохранительным органам, а Интернету.

— Горбушку закрывали «навсегда» несколько раз, а она всё равно живее всех живых. В чём секрет?

— Контрафактная продукции кормит всех)— начиная с рядовых убэповцев и заканчивая учредителями рынков, которые и в Думе сидят, и кое-где повыше.

Мнение правоохранительных органов вышеизложенному, разумеется, противоречит

Филипп ЗОЛОТНИЦКИЙ, сотрудник Управления информации УБЭП ГУВД г. Москвы:

— Сколько уголовных дел было заведено в этом году на пиратов?

— Больше, чем в предыдущем. Причём мы стали изымать больше контрафактной продукции. Нет, на рынке её доля не увеличилась. Просто и мы, и другие правоохранительные органы стали более эффективно работать. За изготовление и реализацию контрафакта с начала 2005 года только в Москве было осуждено около 500 человек.

— А сколько единиц продукции изъято?

— Более 15 млн. штук — дисков и кассет. Кстати, в последнее время изъятая видеопродукция практически не отличается по своему внешнему виду и качеству упаковки от настоящей. Пираты умудряются даже реализовывать свои кассеты и диски через магазины, торгующие лицензионными фильмами, где они продаются по цене родных — 180—200 рублей за штуку.

— Каковы последние успехи работы убэповцев?

— Даже чисто визуально можно заметить, что, к примеру, контрафактных видеокассет в продаже стало значительно меньше. Хотя большая их часть, конечно же, реализуется в регионах, а не в Москве. Что касается других носителей — аудиодисков и DVD, то здесь также проводится достаточно успешная работа. Хотя понятно, что только карательными мерами эту проблему не решить.

— А какие ещё способы борьбы вы используете?

— Мы прекрасно понимаем, что потребитель в России в основной своей массе человек не слишком богатый. И когда у него есть выбор — купить DVD за 100 рублей или за 500, — ясно, что он выберет подешевле. Поэтому мы должны работать сразу в нескольких направлениях. Это и применение мер, предусмотренных российским УК в отношении изготовителей контрафактной продукции и её продавцов, и комплекс экономических мероприятий — в том числе снижение стоимости легальной продукции. Мы работали в этом направлении с некоторыми производителями. Не буду называть конкретных лиц, скажу лишь одно: кое-кто из них снизил цены на свою продукцию до 100—150 рублей. Что, конечно же, способствовало снижению объёмов реализации пиратской продукции.

КСТАТИ
Четыре месяца назад в России открылась трасологическая лаборатория, благодаря которой появилась возможность определять происхождение пиратских CD и DVD.

В лаборатории применяется метод, подобный дактилоскопии. Он позволяет сравнить поверхность лазерных дисков с образцами рельефных следов от прессового оборудования. Дело в том, что в соответствии с российским законодательством все заводы по производству оптических носителей подлежат обязательной регистрации. Сегодня в России их насчитывается 34. База образцов рельефных следов от более чем 96 прессов хранится в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям, под эгидой которого и создана лаборатория.

Процедура определения происхождения одного CD или DVD занимает около 30 минут. Но уже вскоре у специалистов появится специальная программа, которая позволит сверять диски за несколько минут. Эксперты считают, что новая лаборатория поможет сократить объёмы пиратской продукции и затруднит работу заводов, печатающих левые тиражи в третью смену. Но лазейка всё же существует. Официально зарегистрированные заводы могут просто сменить зеркало — поверхность пресса производственной линии. Если властям не будет предоставлен его оттиск, то диски из-под такого пресса отследить не удастся.

ПОДДЕЛАТЬ МОЖНО ВСЁ!
Торговать лицензионной продукцией в России крайне невыгодно

Высокая цена на легальные кассеты и диски в том числе обусловлена и переизбытком контрафакта, что не позволяет законопослушным производителям и официальным дистрибьюторам расширить спрос на их продукцию. И как результат снизить цены на неё. Но российские и зарубежные компании не сдаются и продолжают экспансию, стремясь отобрать у пиратов хоть малую толику российского рынка аудио- и видеопродукции.

«Объём продаж лицензионных видеокассет и DVD-дисков у нас достаточно низкий — с количеством реализуемой на территории России пиратской видеопродукции не сравнить. Соотношение — 1 к 90—95. В Москве эта цифра чуть ниже, поскольку и магазинов, торгующих лицензионной продукцией, больше, и правоохранительные органы чуть бдительнее», — рассказал «Версии» Вячеслав Добычин, глава компании BUR-Video, входящей в концерн «Видеосервис» (распространяет по России лицензионные VHS-кассеты и DVD-диски).

Уход потребителей с рынка видеокассет осложнил положение официальных дистрибьюторов
Легальный диск, выпущенный на территории России, сегодня стоит 299—349 рублей в зависимости от категории фильма. Но появилась и дешёвая лицензионная продукция — это последние российские кинохиты и западные нестудийные фильмы (то есть не связанные с такими монстрами, как Warner, Universal, Paramount и т.п.). Оптовая цена на такие диски составляет всего 48 рублей, а в розницу их можно приобрести в фирменных магазинах по цене 60—150 рублей. При этом низкая цена на них с плохим качеством никак не связана. Это борьба за выживание.

Дело том, что рынок лицензионной продукции сейчас находится в очень непростом положении. В основном из-за ухода покупателей лицензионных VHS и их перехода на DVD — эта тенденция наметилась ещё в начале 2004 года. И сегодня, когда средняя цена на пиратские DVD-диски составляет 100—150 рублей, а на одном диске может быть записано от 2 до 10 фильмов, покупатель лицензионных VHS — вид вымирающий.

Правда, в последнее время некоторые компании, выпускающие российское кино, и независимые зарубежные студии переходят на дешёвые DVD и таким образом пытаются противостоять оттоку людей с лицензионного на пиратский рынок.

Но для фирм, работающих со студийным продуктом, такой путь невозможен: ценовая политика, дизайн упаковки — всё утверждается в центральных офисах компаний, производящих фильмы, и именно они диктуют свои условия дистрибьюторам, которые не имеют права самостоятельно менять категории фильмов либо изменять цену.

Для создания копии достаточно налить стакан оператору в кинотеатре
«Проблема подделки нашей продукции не является для нас актуальной, — говорят в концерне «Видеосервис», — поскольку в нашем бизнесе есть такое понятие, как «окно». Это время между премьерным показом фильма в кинотеатрах и его выходом на видео. По мэйджорскому (студийному) продукту это «окно» сегодня составляет около четырёх месяцев. И за эти четыре месяца пираты успевают произвести и реализовать такое количество продукта, что нам за ними никак не угнаться. Единственное исключение из этого правила составляют бонусные материалы. То есть когда мы через четыре месяца выпускаем диск или кассету, на которых есть интервью с актёрами, видео- и аудиоматериалы со съёмок или что-то ещё в этом роде, то в этом случае пираты вполне могут сделать повторный релиз».

Последний фильм, выпущенный «Видеосервисом» по лицензии, — «Правила съёма: метод Хитча» с Уиллом Смитом в главной роли. Его премьера в кинотеатрах прошла в начале марта, а лицензионный диск выходит только сейчас.

Существует два способа сделать копию фильма, вышедшего в прокат. Экранная — когда просто ставится камера в зале и снимается непосредственно с экрана. На них, кстати, иногда даже видно головы сидящих в зале людей. Такие копии приходят преимущественно из Америки, когда премьера там проходит раньше, чем у нас. А блокбастеры, премьерный показ которых стартует практически одновременно по всему миру, с экрана снимают уже у нас. Второй способ — подключить оборудование к кинопроектору. Директор кинотеатра об этом может и не знать — достаточно договориться с оператором, показывающим кинофильм.

Через неделю после премьеры фильма на Западе появляется качественная DVD-версия
Между прочим, современные пираты научились делать очень неплохие копии. С них делаются качественные DVD уже с русским дубляжем, хорошим звуком и картинкой. Так что уже через неделю после премьеры фильма на Западе появляется качественная пиратская DVD-версия.

После копирования фильма следующий этап — его размножение. И сделать это можно опять-таки двумя способами — промышленным (профессиональным) и «диким». Первый подразумевает наличие специального завода, который печатает диски на специальном оборудовании. Второй — люди просто покупают записывающие устройства — аудио, видео или DVD — и на 10—20 таких агрегатах (зависит от состоятельности пирата) организовывают мини-лаборатории по штамповке дисков. Этот продукт легко отличить даже от пиратских, выпущенных профессиональным способом (на заводе). На них нет картинки — он просто зеркальный, и с помощью принтера напечатано название. Кроме того, та сторона DVD, где приводятся выходные данные и информация, у «диких» дисков фиолетового оттенка. А у лицензионных и пиратских, сделанных промышленным путём, — белая. А вот отличить заводской пиратский диск от легального несведущий человек сразу не сможет. То, что вы имеете дело с фальшивкой, можно будет понять, только оценив качество дубляжа и картинки на экранах.

Подделать фирменную голограмму на диске очень легко
Более того, отличить лицензионную продукцию от пиратской зачастую не под силу не только покупателю, но и эксперту. Дело в том, что современная техника позволяет очень качественно отсканировать и сделать оригинальные обложки. Но проблема даже не в этом. Поскольку пираты начинают торговать продуктом задолго до лицензионного, они делают свои собственные обложки, скачивая через Интернет картинки, слайды и т.п. А выходящий впоследствии лицензионный продукт по дизайну, как правило, не имеет ничего общего с пиратским.

Покупателю в такой ситуации сориентироваться действительно трудно. Приходя в магазин, он видит яркую цветную обложку, запечатанный в боксе диск и даже реквизиты выпустившей его компании (хотя все эти данные — чистой воды вымысел).

«Единственный способ защиты — фирменная голограмма выпускающей студии, — говорят в BUR-Video, — но её тоже можно подделать — технически это несложно. Ведь умельцы подделывают даже дензнаки, у которых степеней защиты гораздо больше. Но сегодня пираты на это особо не тратятся — нет особой необходимости. Они делают свои — что угодно клеят, чтобы человек, увидев голограмму, решил, что это лицензионный продукт».

А вообще современные пираты подделывают все фильмы, выходящие в широкий прокат. «Подсчитать убытки, которые нанесли моей фирме пираты, невозможно, — говорит в заключение Вячеслав Добычин, — и сказать, сколько бы мы продали дисков, не будь их, я просто не могу. Скажу лишь одно — производство лицензионного продукта окупается с большим трудом».

СПРАВКА
Согласно данным доклада Международной федерации производителей фонограмм, опубликованного в июне текущего года, каждый третий продаваемый в мире CD является пиратским. Годовой оборот рынка нелегально выпущенных дисков составил в 2004 году $4,6 миллиарда. За прошлый год на нашей планете было продано 1,2 млрд. контрафактных дисков, что составляет 34% общего объёма продаж CD. Тем не менее в 2004 году аудиопиратство росло меньшими темпами в сравнении с аналогичными показателями за последние пять лет. Эксперты утверждают, что таким образом сказалось усиление борьбы с производителями контрафакта в Мексике, Бразилии, Гонконге, Парагвае и Испании. В 2004 году самый высокий уровень пиратства — 99% — был зафиксирован в Парагвае. Именно через эту страну поставляются чистые CD на пиратские рынки других государств. Второе место по степени проникновения контрафактной аудиопродукции принадлежит Китаю (85%), там объём пиратского рынка достигает $411 млн. в год. На третьем месте находится Индонезия (80%), где выпуском контрафакта занимаются 15 заводов. Далее следуют Украина, где под контролем пиратов находится 68% рынка, Россия (66%), Мексика (60%), Пакистан (59%), Индия (56%), Бразилия (52%) и Испания (24%).

КСТАТИ
Насущная проблема американской киноиндустрии — незаконная перекачка фильмов из Интернета. Правда, и методы борьбы с нарушителями посерьёзнее, чем у нас. Копирование из Сети кинокартин в Штатах может обойтись вам в $150 тыс. или вообще обернуться тюремным заключением. Так, буквально на днях директор МPAA (Ассоциации кинопроизводителей США) Джон Мальком заявил, что его организация не прекратит борьбу с нарушителями закона, которые будут подвергаться судебной ответственности. По данным этой ассоциации, только в 2004 году киноиндустрия США потеряла из-за пиратов $3,5 миллиарда."
"