Игрок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"На всякий случай отправил жалобы в ЦК комсомола"

© "Известия",origindate::16.09.1997, Фото: "Профиль"

Игрок. Приключения в Америке самого нового русского

Владимира Надеин

Converted 15522.jpg

Александр Конаныхин с женой и личным помощником Еленой Грачевой

Никогда бы не подумал, что это тюрьма. Чистенькая, краснокирпичная, на зеленом холме, она была похожа на школу. Или на почту, по чьей-то прихоти вынесенную за город. Я бы наверняка ее проехал, если бы не этот мужик с бензоколонки. Выслушав мой вопрос с официальным названием "где тут Винчестерский центр предварительного содержания?", он с минуту молчал, наморщив лоб. Потом пробормотал, как бы переводя на понятный для себя язык: "А-а, это новая тюрьма.". И уж затем все объяснил точно и толково.

И еще в этой тюрьме запрещено курить. И еще есть гимнастический зал. И никто не голоден. И можно позвонить по телефону - правда, только "коллект-кол", если платят те, кому звонишь.

Прелесть, а не тюрьма. Но все равно - тюрьма.

Александр Конаныхин приготовился сидеть в ней восемь с половиной лет. А просидел год и два месяца. В понедельник, 15 сентября, он позвонил в полицию отметиться. Дело его еще не закрыто.

Однако уже сейчас ясно, что миллионы долларов, ради которых старший следователь Военной прокуратуры РФ Александр Волеводз работал так азартно и изнурительно все последние три года, в Россию не вернутся никогда.

Восемь миллионов с мелочью.

Александр Конаныхин относится к числу самых очаровательных мерзавцев, которых я когда-либо видел. Вежлив, приветлив, предельно циничен. При этом я исхожу не из того, что рассказала о нем Памела Констебл из "Вашингтон пост". Не из того, что прочитал я в двух томах расследования, отправленных в Вашингтон из Военной прокуратуры.

Источник самых отталкивающих сведений о Конаныхине - Конаныхин.

Сам он этого не слышит. Охотно делится подробностями, как фиктивно женился на женщине с двумя детьми. Нужны были именно двое - чтобы наверняка избежать армии. "Ты меня видишь в первый и последний раз, - сказал 20-летний молодой человек, передавая женщине 30 тысяч, огромную сумму по тем поздне-советским временам.

- Посмеешь напомнить о себе - мои адвокаты упекут тебя в тюрьму".

Над исключившими его из института посмеивается. Они, профессора-бедолаги, оттого разъярились, что он, третьекурсник, заработал за лето на своем кооперативе больше, чем все они за всю жизнь. Восстанавливаться не собирался, делал миллионы, не до учебы было.

Но на всякий случай отправил жалобы в ЦК комсомола, в горком партии, в Министерство высшего и среднего специального. Ему нужна была видимость студента, который живет только тем, что добивается восстановления. "А если бы восстановили?" - спрашиваю.

Улыбается: "Потребовал бы от ректора извинений. Или выплаты стипендии с процентами". Объясняет: "Я - шахматист, умею считать варианты".

В российской прессе о Конаныхине написаны гирлянды статей.

До его бегства за границу - очень мало. После отъезда в США - очень много. Миллион слов истрачены на частности. Чаще всего, очередной всплеск следовал за камнем, который бросал в наше финансовое болото сам Конаныхин.

Он был самым молодым богачом России. Одаренный юный математик, неплохой студент физтеха, он проявил незаурядный дар предпринимателя при рождении кооперативов. Наращивая и без того бешеный темп обогащения, он соткал из воздуха один из первых банков - Всероссийский Биржевой.

Но самый главный его дар - покупка советских, а затем и российских чиновников самого высшего ранга. Генералы КГБ, министры, первые замы - все это оказалось дешевкой. Мальчишка покупал государственных мужей, перед которыми годами трепетала великая страна, за какие-то десятки тысяч долларов - и делал на них сотни тысяч.

Следователь Волеводз очерчивает контуры главного источника обогащения банков и холдингов Конаныхина. Это отмыв. В стране скопились огромные деньги, остро нуждавшиеся в немедленной легализации. Чисто логически (прямых доказательств тому в следственном деле нет): у финансовых структур Конаныхина иных выгодных дел не было. Отсюда хрупкость успеха и неизбежность развала.

В медиа много раз описывалось бегство Конаныхина в Америку.

Как к нему в Будапешт прибыли коллеги из его банка. Как они похитили его. Как грозили убить. Как ловко он сбежал, воспользовавшись вторым паспортом и комплектом кредитных карточек. Как добрался до Братиславы, а оттуда, первым самолетом - в Вашингтон.

По счастливой случайности, на Западе его ждали три с половиной миллиона долларов. Волеводз доказывает, что на самом деле - восемь миллионов сто тысяч. По крайней мере. Потому что они-то Конаныхиным и украдены.

Поселившись в Вашингтоне, Конаныхин начал планомерно писать во все инстанции. Он обвинял своих бывших коллег-друзей в самых жутких преступлениях, против него, Конаныхина, направленных.

Он возмущался бездействием властей. И называл причину - КГБ.

Вообще-то в Вашингтоне ему было хорошо. Наверное, тут тоже шахматная заготовка: писать, требуя того, что не слишком нужно.

Конаныхин не отрицает, что сам набирал бывших кагэбэшников.

На них опирался, зачиная банки и биржи. Но потом зловещая инстанция решила удавить его руками бывших офицеров. И сладу на них нет.

В 1992 году, незадолго до бегства, Конаныхин приезжал в США и Каналу как член делегации Б.Н.Ельцина. Одна из жалоб на имя президента подействовала. В ней говорилось, что гражданские боятся КГБ. Потому назначили военного.

Вначале Волеводза очень хвалили московские адвокаты Конаныхина.

Тот все делал, как надо. Потом пошли сбои. Потом Волеводз принялся, как писала "Вашингтон пост", "преследовать Конаныхина по всему миру".

Игрок

- Я прошу вас здесь выключить диктофон, - говорит Александр.

Я выключаю.

- Тут можете включить.

Я включаю.

Мы сидим в комнате для приемов Винчестерского центра предварительного заключения. Стол, два стула, очень чисто. Время от времени прохаживается, поглядывая на нас, надзирательница. У не лицо строгое, но не злое. Зелено-голубая роба с короткими рукавами выглядит на Александре элегантным летним костюмом. Конаныхин проводит в гимнастическом зале по два-три часа ежедневно.

Я мысленно соглашаюсь с выводом американской репортерши из "Вашингтон пост": при своем далеко не преклонном возрасте в 27 лет Конаныхин выглядит еще на десяток лет моложе.

- Меня преследует КГБ, и я вправе предположить, что вы с ним сотрудничаете, - объясняет Конаныхин, почему он просит меня в определенных местах выключать магнитофон.

- Логично?

Я киваю. Логики тут никакой Николай Менчуков, здешний друг Конаныхина, сам разыскал меня и позвонил. Елена Грачева, жена Конаныхина, организовывала эту встречу. К тому же, какой кагэбэшник не держит крохотный микрофон в галстуке? Но объясняться жаль времени.

И еще не могу понять логики выключений. Когда рассказывает про женщину с двумя детьми - велит не записывать. Как ему искали вдову. И чтоб дети были малолетние. И чтобы нуждалась, чтобы на деньги сразу клюнула.

Потом разрешает включить. Это когда доказывает: вот, мол, какой лопух этот Волеводз. Пишет американскому суду, будто я бросил без поддержки семью. Так я, говорит, им все объяснил.

Что дети - не мои дети. И что никакая они мне не семья, а так, выручалка от агрессивной советской армии.

Все-таки забавно. Как раз по закону, что советскому, что американскому, она и есть законная жена и наследница. И дети ее суть законные его чада и наследники. И брак его с красавицей Еленой Грачевой точно вписывается в наказуемое в обеих странах двоеженство.

И этого молодой талантливый делец просто не понимает.

О том, как специально подбирал гэбэшников в свои структуры - включаем. Как принимал на работу и вызывал себе в малаховское поместье бывшего начальника разведки союзного КГБ - пишем.

Как распределялись обязанности в банке - выключаем.

Ладно, хозяин - барин. А зачем ему вообще "Известия", если треть утаивает?

- Волеводз ведет против меня пропагандистскую кампанию.
Мне тоже надо отвечать.

Время от времени напоминает:

- Я шахматист, привык считать варианты.

Лучше не будет

Александр Волеводз провел огромную расследовательскую работу.

Не специалист, я не смею судить, насколько все это по форме отвечает американским стандартам. Хотя понимаю, что форма может играть решающую роль.

Что же до сути, то тут все проще. Александра Иванькова
нью-йоркский суд обвинил, следуя доказательствам куда более хлипким. Из свидетелей там были два бесспорных вора и один несомненный провокатор. Но американцы  правы, принимая свидетельства и от воров.

И считают себя правыми, не принимая никаких показаний от бывших советских.

По делу Конаныхина А.Г. Волеводз ездил в Соединенные Штаты.

В ходе следствия от тесно сотрудничал с ФБР - и с его московским бюро, и со штаб-квартирой в Вашингтоне. Все свои беды Конаныхин относит к сговору ФБР и КГБ. "КГБ по-прежнему существует и по-прежнему правит Россией", - говорит он, явно встречая понимание в суде.

Но еще красноречивее говорит его адвокат. Хотя все бумаги Волеводза тщательно переводят на английский, он по духу, по приемам, по вторичным признакам остается пост-советским военным следователем.

Ему противостоит американский адвокат высшего класса. Он стоил Конаныхину 500 тысяч долларов. Этот соперник не прощает ни одной оплошности. Он знает, что американский суд - не столько поиски справедливости, сколько состязание сторон.

Российское правосудие в американском суде веса не имеет.

Это самые мягкие слова. Если чуть точнее: наши следствие и суд здесь презираемы. Конаныхина посадили в тюрьму за нарушение правил въезда. Точнее, за неточность сведений, поданных о себе в службу иммиграции и натурализации. Адвокаты Конаныхина оспаривают эти обвинения яростно и небезосновательно. Но суд не спешит с оправданиями. Вопреки распространенным слухам, Конаныхину еще предстоит тяжкая борьба против высылки.

Обвинения, выдвинутые в материалах А.Г.Волеводза, выглядят намного более весомо. Но американский судья Джон Брайант не обратил на них ни малейшего внимания. Для него, как и для подавляющего большинства его коллег, такого понятия, как российское правосудие, не существует. По крайней мере, на территории Соединенных Штатов ему места нет.

Упования на межправительственные контакты наивны. Белый дом, министерство юстиции, Федеральное бюро расследования имеют на суды какое-то влияние, однако не имеют никакой власти.

Трудно предположить, что кто-нибудь из наших расследователей сумеет сделать свое дело много профессиональнее, чем А.Г.Волеводз.

Вряд ли таинственные финансовые дела прояснятся в каком-нибудь ином случае глубже и полнее, чем это удалось раскрыть в случае А.П.Конаныхина. Тем более, что желающих его забыть среди сильных мира сего много больше, чем хранящих память о тех бурных днях.

На приеме в российском посольстве, где присутствовал весь финансово-банковский цвет России, я обошел ряды с наивным вопросом, кто такой Конаныхин.

Вспомнил только бывший председатель Центрального банка В.В.Геращенко:

- Да-да, был такой. Но я в его дела предпочел не вмешиваться.

И это - о первопроходце валютного обмена. О частном предприятии, которое самым первым, после ленинских декретов, отхлебнуло из священного источника валютных торгов.

Спасительная мафия

"Невероятно, но жертва стала обвиняемой, - писал судье Брайанту Майкл Маггио, адвокат Конаныхина. - Волеводз, как слишком многие другие, является коррумпированным расследователем, полностью состоящим под влиянием российской организованной преступности".

Ни в минувшем году, когда Маггио писал это в официальной петиции, ни раньше или позже, адвокат не затруднил себя ни малейшим доказательством. Начальник отдела военной прокуратуры Российской Федерации А.Г.Волеводз имеет все основания привлечь М.Маггио к суду и выиграть это дело. Для этого, учитывая изворотливость профессионалов и темпы американского суда, ему потребуются до полмиллиона долларов и до 10 лет терпения.

Или три года терпения - но уже при первичной затрате в миллион долларов.

В Вашингтоне у Волеводза есть сторонники. "Он беглец от правосудия, дезертир от призыва (в армию), неплательщик налогов, скрывающийся алиментщик, - упрямо утверждает Элоиза Росас, представитель городской прокуратуры. - Это станет насмешкой над правосудием, если Конаныхину разрешат остаться здесь, в полной безопасности от обвинений российского правительства".

Возможно, еще и не разрешат. Но что России не выдадут - это точно.

"Я знаю, что будет со мною, - говорил мне А.Конаныхин, звоню из тюрьмы незадолго до выхода. - Я проведу здесь максимально возможный срок предварительного следствия. Это восемь с половиною лет. А затем меня выдадут России и там убьют".

Кто убьет? Мафия.

"Если они сумеют успешно преследовать меня и уничтожить
меня, это будет важнейшей победой мафии, - говорил в суде
Конаныхин. - Они получат возможность установить свой полный контроль над Россией".

Кто посмеет спорить? Консервативная "Вашингтон таймс" напечатала статью, где состояние Конаныхина было названо "обмылком мафии".

Либеральная "Вашингтон пост" выразила сомнение в том, что этот симпатичный молодой человек может за год награбить десятки миллионов.

Выйдя из предварительного заключения, где он ни одного дня не был голоден, молодой российский все еще мультимиллионер сказал:

- Я никогда не отмывал деньги, я никогда не давал взяток, я никогда не совершал никаких уголовно наказуемых или неэтичных действий.

Конец мечты

У миллионов бедных россиян есть мечта. Одни называют ее
возмездием, другие - просто восстановлением справедливости.

Суть одинакова: настанет время, когда неправедно нажитые миллиарды будут возвращены в Россию и отданы "своим законным владельцам".

С этой мечтой надо проститься. До тех пор, пока в России не будет уважаемого правосудия с четкой процедурой и солидной международной репутацией, даже лучшие наши профессионалы будут натыкаться на то же высокомерное презрение, с которым были встречены в Вашингтоне доводы кропотливого следователя Александра Волеводза.

А поскольку создание надежного суда - дело не только хлопотное, но и долгое, то лучше не тешить себя иллюзиями и усвоить урок, так примерно преподанный Александром Конаныхиным - одним из самых новых русских.

Урок прост: предотвратить воровство проще, чем искать на него управу за морями.

Кстати. Как сообщил адвокат Александра Иванькова, один из трех судей апелляционного суда уже принял решение считать "Япончика" невиновным в предъявленных ему обвинениях.

Чтобы свести к нулю всю совместную работу МВД и ФБР за минувшие три года, достаточно еще одного судейского голоса.