Игры разрушителей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Игры разрушителей

FLB: Анатомия ИГИЛ. «К созданию ИГИЛ приложили руку высококвалифицированные аналитики и практики из спецслужб»

"
108a119cfd65dc47084978f72714cef9.jpeg
В России международные организации "Исламское государство" и "Джебхат ан-Нусра" признаны террористическими. Такое решение принял Верховный суд России, удовлетворив иск Генеральной прокуратуры РФ. После того, как решение вступит в силу, указанные движения будут внесены в список организаций, признанных судом террористическими, после чего любое участие в их деятельности, по российскому законодательству, будет являться уголовным преступлением. О некоторых аспектах структуры ИГИЛ, о ее активности в информационном поле – в материале ИА REGNUM «Анатомия ИГИЛ», который подготовила независимый эксперт Елена Ларина. «В наступающем году ИГИЛ останется одним из главных ньюсмейкеров мировой политики. С деятельностью этой террористической организации будут, вероятно, связаны сообщения не только из Ирака и Сирии, а также иных государств Ближнего и Среднего Востока, но и, возможно, из других регионов планеты. При этом важно понять не только главные содержательные черты ИГИЛ, но и по возможности отделить медийную шелуху от документированных реалий. Несмотря на то, что, пожалуй, ни одна террористическая организация в последнее время не удостаивалась такого внимания СМИ, как ИГИЛ, достоверно об этой организации известно гораздо меньше, чем об «Аль-Каиде», «Талибане» и других. Более того, имеющиеся факты свидетельствуют, что значительная часть информации об ИГИЛ является намеренной или ненамеренной дезинформацией, распространяемой не только самой организаций и симпатизирующими ей монархиями Персидского залива, но и западными «фабриками мысли», связанными с разведывательным сообществом. Что же достоверно известно об ИГИЛ? Прежде всего то, что ИГИЛ не является столь модной ныне сетевой структурой. Такой характер имеет скорее «Аль-Каида» и частично «Талибан». ИГИЛ — это иерархо-сетевая многофункциональная структура, созданная с учетом последних достижений организационной инженерии. В структуре ИГИЛ можно выделить несколько ярко выраженных иерархических слоев. Высший слой — это командование. Несмотря на то, что формально ИГИЛ имеет почти пятнадцатилетнюю историю, фактически новая структура появилась три-четыре года назад. С первых дней своего появления новый ИГИЛ не был чисто военной структурой. Соответственно, командование ИГИЛ — это не только и не столько военное командование, сколько ядро людей, руководящих самыми различными сторонами функционирования и экспансии этой структуры. Формально во главе ИГИЛ стоит богослов Абу Бакр аль-Бадгади. По распространяемым ИГИЛ сведениям, он является прямым потомком пророка Мухаммеда. В этом смысле гораздо более авторитетен для мусульманской уммы, чем коммерсант Усама бен Ладен. Значительную часть других руководителей ИГИЛ составляют бывшие офицеры армии Саддама Хусейна, занимающие основные военные должности, а также руководящие разведкой, логистикой, системой безопасности. Есть в руководстве организации и мусульмане неарабского происхождения. Нельзя не отметить, что в наиболее полном на сегодняшний день отчете о руководстве ИГИЛ
Ef2a65f36f792e51e5ab122c1a2c5d3c.pdf
, подготовленном ведущим исследователем института Брукингса Ч. Листером, более половины ключевых командиров, администраторов и чиновников ИГИЛ известны только по кличкам. Относительно них не имеется какой-либо биографической информации, отсутствуют даже их фотографии. Второй уровень ИГИЛ составляют высококвалифицированные профессионалы в самых различных сферах, прежде всего, в военном деле, в терроре, а также в тыловом обеспечении боевых операций, логистике и проч. Они составляют наиболее боеспособные формирования ИГИЛ, выступают командирами, инструкторами, выполняют административные и иные функции. Следует отметить, что в отличие от других террористических организаций, ИГИЛ старается использовать в том числе лиц, необязательно разделяющих идеологические устремления и религиозные воззрения лидеров ИГИЛ. Как это ни удивительно, по имеющейся информации, командование ИГИЛ в ряде областей, особенно там, где требуются глубокие технические и специальные знания, привлекает на работу спецов. Некоторые из них идут на службу в ИГИЛ из-за денег, другие из-за страха за семьи, которые не смогли вовремя бежать с территорий, захваченных ИГИЛ. Кроме того, значительную часть спецов составляют выходцы из Европы и Америки, разделяющие ненависть к западному образу жизни и принявшие фундаменталистский ислам. Наиболее массовый слой ИГИЛ — это боевики, фактически «пушечное мясо» самого различного происхождения. Здесь и фанатичные, необученные жители районов, в которых традиционно сильно влияние тех или иных родов, чьи представители вошли в руководство ИГИЛ, деклассированные, криминальные и просто люмпенизированные группы молодежи со всего Ближнего и Среднего Востока, остатки вооруженных формирований менее удачливых групп и группировок, воевавших против правительств Сирии и Ирака, и т.п. Сюда же входят добровольцы из Европы, с постсоветского пространства, которые в своей основе не имеют военной подготовки и после ускоренного обучения отправляются на поле боя. «Пушечное мясо» для ИГИЛ крайне важно, поскольку, в отличие от традиционных террористических организаций, подразделения ИГИЛ осуществляют не только разовые, кинжальные рейды, но и ведут полноценные боевые действия, сопровождающиеся серьезными потерями. Наконец, и в Сирии, и в Ираке, государствах, где в настоящее время в основном действует ИГИЛ, в ее структуру часто включают относительно независимые военные группировки, которые являются временными союзниками ИГИЛ и относятся, как правило, к родовым, племенным, территориальным и иным образованиям. Это достаточно большой резерв живой силы. По различным оценкам он составляет от 20 до 40 тыс. чел., в то время как сама по себе ИГИЛ имеет 25-30 тысяч боевиков. ИГИЛ отличается от иных террористических организаций тем, что после своей реструктуризации два-три года назад превратилась в своего рода теократическое квазигосударство. Собственно, это отражено и в названии организации — Исламское государство Ирака и Леванта. В последнее время название упростилось до Исламского государства. Наряду с военными функциями ИГИЛ берет на себя административное управление захваченными территориями, ведет финансовую деятельность, устанавливает отношения с различного рода государственными и негосударственными структурами, активно присутствует в медийном пространстве. В ходе военных действий удалось захватить некоторые архивы территориальных подразделений ИГИЛ. Не так давно они были продемонстрированы американским и немецким журналистам. Они с удивлением обнаружили, что документы по форме практически не отличаются от аналогичных документов, используемых администрациями международно признанных государств. На сегодняшний день ИГИЛ является самой богатой террористической организацией мира. И дело здесь не только в 426 млн долларов наличными, захваченных ИГИЛ при взятии иракского города Мосул. Дело в уникальной, построенной на беспрецедентной жестокости и насилии экономической системе ИГИЛ. Эта система позволяет говорить о том, что, по сути, ИГИЛ — это даже не столько квазигосударство, сколько своеобразная религиозная военно-финансовая корпорация. На сегодняшний день ИГИЛ контролирует несколько нефтеносных полей. В результате, по оценке руководителя финансовой разведки США Д. Коэна, ежедневные доходы ИГИЛ от продажи контрабандной нефти превышают 1 млн долларов в день. Британские аналитики увеличивают эту цифру до 2,5 миллиона. Однако не нефтью единой жива ИГИЛ. В районах, контролируемых организацией, устанавливается налог в размере 10% от прибыли, который платят практически все компании, лица, занятые хозяйственной деятельностью. Кроме того, с каждой покупки покупатель выплачивает 2% от ее цены на так называемые благотворительные цели ИГИЛ. Плюс, если осуществляется приобретение какой-то крупной вещи, например, машины, оборудования, то в казну ИГИЛ поступает 10% от цены. Естественно, что точных расчетов никто не ведет и суммы взимаются, что называется, «на глазок». Значительные поступления денежных средств ИГИЛ получает от людей, которые хотят покинуть территорию, захваченную ИГИЛ, вывезти оттуда своих родственников, родных и т.п. Размеры такого рода выкупа варьируются, и для состоятельных людей составляют десятки тысяч долларов. Кроме того, организация занимается работорговлей, контрабандной поставкой оружия, которым располагает в излишке, и другими видами незаконного бизнеса. Особо хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство. Нельзя упрощать ситуацию и представлять дело так, что ИГИЛ занимается чистым грабежом захваченных территорий. Реальность оказывается гораздо более сложной. Применительно к суннитским районам Ирака приход подразделений ИГИЛ не означал увеличение налогового бремени на предпринимателей. Более того, кое-где оно даже несколько снизилось. В отношении суннитов ИГИЛ старается пока проводить политику стабилизации финансовых потоков. При этом организация максимально, можно даже сказать, беспредельно, грабит различного рода религиозные меньшинства и реквизирует всю собственность шиитов на захваченных территориях. По имеющимся оценкам, совокупный объем финансовых потоков ИГИЛ составляет в настоящее время около 1 млрд долларов в год и имеет тенденцию к нарастанию. Буквально в последние месяцы появилась информация о том, что ИГИЛ начала не только идеологическую, но и финансовую экспансию в Европу, в стабильные страны Северной Африки, такие как Марокко и Алжир, на постсоветское пространство. Экспансия строится следующим образом. Если то или иное сообщество или группа людей признает духовного лидера ИГИЛ за прямого потомка пророка Мухаммеда и полностью принимает нарочито размытые религиозные установки ИГИЛ, которые организация маскирует под правоверный ислам, им предоставляется возможность получить ту или иную сумму из казны ИГИЛ на развитие бизнеса. В результате, с одной стороны, они включаются в хозяйственный оборот ИГИЛ и обязуются выплачивать указанные выше 10% и другие чрезвычайные сборы, а с другой стороны, становятся потенциальными рекрутами для «пушечного мяса», либо тылом для проведения боевых террористических организаций в странах проживания. По своему экономическому характеру этот подход характерен для преступных синдикатов Южной и Восточной Азии, а не для арабского мира. Однако уже существуют убедительные подтверждения, что он вовсю начал применяться ИГИЛ. Анализируя различного рода первичную фактографическую информацию по ИГИЛ, нельзя не отделаться от ощущения, что эта квазигосударственная террористическая организация является, помимо прочего, своего рода экспериментальной площадкой по отработке принципиально новых организационных и иных решений создания глобального субъекта деструкции. Иными словами, ИГИЛ — это полигон. Причем данный вывод ни в коей мере не противоречит тому факту, что ИГИЛ имеет собственные, далеко идущие цели на Ближнем и Среднем Востоке. Однако, как известно, спецслужбы всегда использовали исполнителей «втемную». Чтобы понять ИГИЛ, важно прочитать несколько работ. В них, по сути, фрагментами представлены все основные практики, которые мы сегодня наблюдаем в деятельности ИГИЛ. К таким работам относятся многотомный доклад «Новый взгляд на контрповстанческую деятельность» Д. МакКинлея и Э. Аль-Баддевея, изданный корпорацией RAND; книга Д. Килколлена «Спускаясь с гор: грядущая эпоха войны в городах»; работа М. Кастелсса «Сети гнева и надежды: социальные движения в эпоху интернета». Речь не идет о том, что три указанных автора имеют какое-либо отношение к ИГИЛ. Сравнение практики ИГИЛ и мыслей, содержащихся в этих книгах, наталкивает на иной вывод: к созданию ИГИЛ приложили руку высококвалифицированные аналитики и практики из спецслужб, своеобразные инженеры деструкции. Никакие баасистские офицеры, сколь бы хорошо их ни обучали и какой бы боевой опыт они ни имели, не смогли бы воплотить в деятельность своей организации последние разработки и достижения мировой стратегической, организационной и технологической мысли. При этом, без сомнений, у этих инженеров хаоса были и есть мощнейшие союзники в арабском мире. Об этом говорит следование ИГИЛ установкам малоизвестной на Западе работе Абу Бакр Наджа «Управление жестокостью: самая критическая стадия создания халифата», написанной в 2004 году. Совсем коротко суть работы в следующем. Вторжение американцев в Ирак и Афганистан не просто неизбежно закончится поражением, но и породит дикость и хаос, с которыми они справиться не смогут. Далее, по мнению автора, оружие, дикость и беспорядки расползутся по всему Ближнему и Среднему Востоку и погрузят регион в войны, распри и бессмысленное насилие. Остановить бессмысленное насилие сможет осмысленное насилие в форме беспредельной жестокости, которую проявит сила, строящая всемирный халифат. Таким образом, налицо соединение маскирующейся под ислам некой новой религии насилия с последними инженерно-технологическими разработками западных спецслужб. Вместе они должны создать нового субъекта стратегического действия. Благодаря знанию внутреннего устройства этого субъекта, он, по надеждам его создателей, сможет направляться ими в нужное время и в нужное место. Остается всерьез, опираясь исключительно на факты, а не на домыслы, постараться обнаружить кукловодов хаоса, теневых инженеров, запустивших процесс создания той ИГИЛ, которую мир узнал в этом году – резюмирует автор . От FLB. Реакция правительств некоторых стран Европы на проблему некоторым образом удивляет. Она крайне непоследовательна. Еще вчера на территории той же Франции пресса умилялась всяким конференциям «Друзей Сирии», где собирались, как выражались организаторы, «умеренные повстанцы» на деле являясь же, мягко говоря, «друзьями ИГ». Сегодня те же Великобритания и Франция в легкой панике. Среди палачей ИГ – граждане этих стран. По данным французского МВД - число отправляющихся на джихад французов выросло вдвое. Речь идет о 1200 человек, которые готовятся поехать или уже отправились воевать на стороне боевиков-исламистов на Ближнем Востоке. В это число входят сто француженок и ещё около 10 несовершеннолетних. Каждый пятый француз, отправляющийся на джихад, недавно принял ислам - отмечалось в докладе МВД Франции. Конечно, отмечает, французское ведомство, борьба идет, подпольные сети раскрываются – есть, мол, арестованные. Аналогичная ситуация в Германии – небольшие ячейки ИГ на протяжении нескольких лет бегая от полиции умудрялись вести не только агитацию в Сети, но и уличную работу. Запрос в поиске на том же видеохостинге YouTube выдаст массу роликов за прошлые годы, с агитацией и пропагандой ИГ ведущейся на немецком языке. Швеция только сейчас спохватилась, начав работу над поправками в свои законы, пытаясь провести ответственность за участие граждан в террористической деятельности, в том числе за пределами страны. Да и то только потому, что джихадисты стали по разным причинам возвращаться в Европу из зон боевой активности радикалов. О роли США в развитии движения «демократических повстанцев» даже и упоминать не стоит – написаны тысячи материалов. Но для понимания из позиции достаточно припомнить, с каким упоением Государственный департамент США поддерживал «пробудившиеся массы людей, уставших от тиранов и выбравших демократию». Куда хлынет, и чем будет заниматься вооруженная армия джихадистов по окончании «арабской весны» волновало, пожалуй, только тех, кто ко всей этой операции касательства не имел. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif


Ссылки

Источник публикации