Идеология новой России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::27.01.2004

Идеология новой России - броуновское движение или управляемая реакция?

Владимир Литвин

Как известно, природа не терпит пустоты. Любое пустое место, любая ниша – касается ли это физических законов, социологических или политологических – стремится быть заполненным. Ну, что ж, пустое пространство на месте, где должна быть идеологическая надстройка современного российского государства, мы имеем. А что же с ее заполнением?

С тех пор, как канул в Лету Советский Союз, многие политические силы, партии, движения – оппозиционные и провластные – доморощенные аналитики и зарубежные высоколобые стремились определить идеологическую основу государства под названием Россия. Делалось это из разных соображений: некоторые пытались таким образом ответить на извечный вопрос «Что делать? Как жить дальше?», другие стремились определить смысл и суть русской национальной идеи и вписать ее в новую систему координат, третьи же – наиболее активные – стремились не только сформировать некие смысловые основы идеологической стратегии, но и направить российские умы в нужную сторону.

Однако из всех этих попыток так ничего путного и не получилось. Сначала все было слишком туманно и перестроечно. Затем решили все, как обычно, ломать и корчевать. А потом было не до духовных ценностей и идеалов. На первый план вышла борьба за развитие экономики, потом борьба с последствиями этой борьбы… В общем, до идеологии руки как-то не доходили. Какая у нас общая идея? Что нас объединяет? Что выгодно отличает нас от других? Чем мы специфичны?

Анатомия идеологии по-русски

«Когда рассудок с сердцем в споре, кому довериться из них?». На первый взгляд средне статистический ответ в нашей реальности очевиден – довериться надо желудку. Но до этого мы уже прошли свой традиционный путь от конечностей и выше. Выражали якобы свою волю ногами в разнообразных митингах, акциях протеста, локаутах и забастовках всех цветов радуги – красных и красно-коричневых, сине-голубых и зеленых. Потом выросли над собой и начали поливать все и вся экскрементами, не жалея ни традиции, ни национальное достоинство, ни историческую память наших отцов и дедов. Прошли этап и желчевыделения с присущим этому процессу цинизмом и ипохондрией.

Не обошлось и без старика Фрейда, большого специалиста по тому, что ниже пейджера. На этом худо-бедно некоторое время держались ну совсем уж правые демократы. Под лозунгом «Давай свободы аж до Содома и Гоморры», под музыкальное сопровождение типа «муси-пуси» с последувющим «джага-джага» радетели за всеобщую либерализацию жизни, включая наркотравку и права геев, сподобились набирать свои 5%.

Желудок, правда, тоже не забывали. Здесь пока беспроигрышно окопалась ЛДПР. Умело сварганила эдакий идеологический винегрет на универсальную рефлекс-потребу: каждой женщине по мужику, мужикам по несколько жен, мировому капиталу – стагнацию, своим олигархам – окно в решетку.

Но тут спохватились наши и не наши кукловоды – политтехнологи. А как же остальные анатомические подробности человека электорального? Руки к этому времени у одной части населения уже были прочно заняты автоматом Калашникова. Другая часть «гомо-постсовьетикус» оттачивала свое мастерство игрой в наперсток, на строительстве пирамид, на офшорах, на фондовых и банковских счетах.

Было, правда и то несущественное большинство, которое по инерции играло в российского «дурака», т.е. работало практически бесплатно. И именно им надо было дать какую-либо компенсацию, что-нибудь для души, для сердца. Поднатужились интернационально-глобальные высоколобые и придумали доморощенный вид волеизъявления специально для россиян – голосуй, мол, сердцем и все будет хорошо.

«Сердечной» идеологии хватило и на уходящего Ельцина, и на 4-х летний срок Путина. Вполне реально, хотя и не так просто, как многим кажется, этого суррогатного продукта будет достаточно и на перевыборы действующего Президента. Однако, как показали прошедшие в декабре 2003 г. выборы, этот ресурс уже готов себя исчерпать.

Оказалось, что недостаточно поставить страну на капиталистические рельсы, призвать инвесторов и декларировать, что мы живем «в рынке» и регулярно увеличиваем ВВП. Не решен главный вопрос: куда мы стремимся, чем живем, какими идеями будем руководствоваться в нашем дальнейшем развитии, да и в какую сторону развиваться?

И вот здесь обнаружилось, что идеология стала крайне востребованным и дефицитным товаром. И то, что мы наконец-то доросли до головы, поняли все фигуранты российской социально-политической среды: и партийно-политический бомонд, и властный конгломерат, и научно-интеллектуальная элита.

И тогда на пустое место, где раньше держала монополию советская идеология, потянулись представители различных движений и течений, пытаясь поднять на пустом месте флаг, под которым страна пойдет дальше.

Российский идеологический рынок

Рынок – дело серьезное, а идеологический рынок вдвойне не терпит ерниченья. Но такой мы народ: пока не посмеемся и не поплачем - не задумаемся. Пришло время головы, поэтому шутки и иронию в сторону.

Что русскому хорошо, то немцу – смерть. Обзор складывающегося в России идеологического пространства, видимо, следует начать с этого постулата. Чего они там за границей большего всего боятся в нас? На этот вопрос однозначно отвечают американские политологи, ставя на первое место в идеологических приоритетах культуру и традиции русского патриотизма. И пусть они описывают русский патриотизма как национализм, как «дух шовинизма, убежденность в том, что русские представляют собой особую расу, с уникальными моральными качествами и особой ролью, которую Бог предназначил им в этом мире».

Раз они так злобно ругаются, значит патриотизм, независимо от плохой или слабой власти - это действительно наша национальная гордость и исконное, генетическое достояние. Не случайно острие идеологической борьбы с нами было направлено против самого духа российского патриотизма, которое не без участия доморощенных компрадоров стало на какой-то период синонимом аномальной нецензурщины.

И вдруг все переменилось. В идеологическую нишу патриотизма ринулся весь спектр политических сил, не говоря уже о коммунистах, которые своими топорными приемами а ля Шандыбин принесли больше вреда, чем пользы. Успешно на последних выборах в Государственную думу патриотического «конька» отыграл блок «Родина», хотя и с изрядной долей отрежиссированной истерии (у Рогозина). Прочувствовала политическую конъюнктуру и СПС, представив на обозрение, правда запоздало, некоего идеологического мутанта под названием «либеральная империя». Так что отмывать нам и отмывать истинное понятие патриотизма от политтехнологической накипи.

Ну а если оценивать объективно, то главная, может быть даже величайшая заслуга четырех лет Президента Путина состоит в том, что именно он, как глава государства, впервые за последние годы без очевидной спекулятивной подоплеки вернул понятиям «патриотизм», «историческая память» адекватное российской душе звучание.

В этом контексте можно без особого преувеличения сказать, что в нашем государстве российском на данный момент Президент есть главный идеолог, который в подсознании большинства населения не столько озвучивает, сколько олицетворяет национальную идеологию.

Если же внимательно рассмотреть изобилие предложений на российском идеологическом рынке, то поневоле задаешься вопросом: неужели этот процесс хаотический и никем не управляемый? В последнее время в речах представителей власти слово «идеология» мелькает все чаще, поэтому столь активная конкуренция на почве создания идеологии для России позволяет предположить, что все же основной импульс был дан «сверху».

Ну а где же президентский «Рэнд корпорейшн»? Для ответа на этот вопрос не обойтись без анализа интеллектуального рынка. Пик потребительского спроса на идеологию вызвал за последний год аналогичный подъем научно-теоретического и прикладного производства различных инновационных и реставрированных концепций в идеологической сфере.

Начнем с самого верха российской интеллектуальной мысли – с академической сферы теоретиков и методологов. После глубокой и длительной отсидки в окопах за последний год наши академики представили целый ряд серьезных и актуальных для сегодняшней России разработок по проблемам формирования национальной идеологии. Патриарх советского диссидентства А. Зиновьев выдвинул «Идеологию будущей партии». Идеолог партийного блока «Родина» Н. Нарочницкая выступила с мощной и аргументированной апологетикой патриотизма в своей работе «О России и русских». А. Панарин (МГУ) в «Стратегии нестабильности» вышел на патриотический контекст через жесткую критику идеологии либерализма. В теоретическое обоснование неопатриотизма внесли свой вклад Институт социологии РАН (О. Яницкий, «Социология рисков»), Институт философии РАН (Т. Ойзерман, «Марксизм и утопизм»).

Отметились и питерские интеллектуалы (без них никуда), выполняя целевой заказ по подготовке идеологии правящей партии (читай «Единой России»). И что же из этого трехглавого симбиоза о двух кепках и шлема может получиться?

Но безусловным лидером по разработке идеологической проблематики стал Институт социально-политических исследований Российской Академии наук (ИСПИ РАН). Директор ИСПИ член-корреспондент РАН В. Кузнецов и его команда оказались, по экспертным оценкам, на полшага впереди всех и фактически выдвинули и обосновали идеологический манифест российской державности, а также комплексную программу формирования идеологии власти. Может быть это и случайное совпадение, однако находившийся как бы в тени В. Кузнецов неожиданно, словно по команде, в нужное время и место организует всероссийскую научную дискуссию по идеологии, а затем выбрасывает на рынок свою программную монографию «Российская идеология ХХ1».

Разобраться, кто на кого работает в нашей базарной жизни довольно сложно. Одни просто почувствовали конъюнктуру, другие продаются по подряду, третьи выполняют заказ Кремля (естественно, не аппаратного технолога Суркова). Но если в этот процесс подключается Большая Академия (а В. Кузнецов является заместителем академика-секретаря отделения общественных наук РАН), то можно предположить, что это еще не последнее слово ИСПИ в формировании идеологической корзины нынешней Президентской власти. Тем более, что речь идет сейчас не о выборах и перевыборах, а об очень больших и серьезных ставках в грядущей идеологической войне, которая во многом определит будущее России.

Собственно война за идею и, соответственно, за доминирующие ценности и критерии жизни уже началась. И отсидеться на нейтральной полосе под крышей независимого верховного арбитра или эксперта-теоретика не удастся ни Президенту Путину, ни цвету нашей интеллектуальной элиты.

Первые симптомы войны, как известно, это – мобилизация и формирование боевых подразделений. На втором уровне нашего идеологического рынка, за который, в конечном итоге, и развертывается борьба, оба эти процесса пошли полным ходом. Сформировался штаб «непримиримой оппозиции» в виде анти-путинского Комитета 2008. Появился еще один Комитет по разработке национальной идеологии России 21 века пока еще не совсем понятной ориентации. Резко возрос спрос на интеллектуальный товар. На рынок за высоколобыми головами, готовыми поддержать «священную борьбу» против тоталитаризма, бросилась армия хэд-хантеров. Деньги, как водится у либерал-сторонников, особо не считают. 10-30 тысяч условных «енотов» в месяц, чтобы купить «яйцеголового» или нейтрализовать его потенциал (чтоб противнику не достался) – это средняя ставка. Авторитетный, котирующийся товар скупают на корню. Говорят, что, например, светлая голова Ксении Пономаревой, еще недавно отстаивающая Путинские интересы, пошла на службу к вечнозеленому полит-помидору Рыбкину за приличные деньги Березовского.

Теперь уже очевидно, что и Кремль уже не смотрит снисходительно на происходящее с высоты своих зубчатых стен. На войне, как на войне. А противостояние за смысл и содержание нашего будущего разворачивается не шутейное. Дай-то Бог, чтобы мы просто переболели либеральной или посткоммунистической левизной и стали на здоровый, цивилизованный путь, когда не стыдно ни мировому сообществу, ни своим собственным людям в глаза смотреть. Но просто, видимо, не получится. Успешная идеологическая борьба, т.е. отстаивание определенных Целей и Идеалов – это не всегда только борьба против, гораздо чаще победа достается тем, кто борется «за». Если есть, конечно, что внятно сказать «за» и есть внутренние возможности и ресурсы, в том числе интеллектуальные, это идеологическое «за» артикулировать.

По всей вероятности, Кремлю уже есть, что сказать «за». Так что нам, видимо, не придется особо гадать, что же победивший на предстоящих выборах Президент России скажет своему народу. Судя по настроениям рынка, скорее всего, это должно быть близко к сути традиционных обращений американских президентов - «наши цели ясны, мы отстоим нашу свободу и принесем свободу другим».

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif