Избитый город-3

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Избитый город-3 После публикаций «Новой газеты» случилось то, чего не ожидал, кажется, никто, — власти Башкирии фактически закрыли Благовещенск. По нашей информации, усиленные наряды милиции встречают все московские рейсы в аэропорту и на железнодорожном вокзале Уфы. Проводникам строго-настрого запрещено брать от людей посылки, а письменные конверты вскрываются. В самом же городке «почему-то» барахлит междугородняя связь, а разговоры по мобильным телефонам прослушиваются (это хорошо видно тем, кто пользуется аппаратами «Нокиа», — на экране появляется открытый замочек).

" — Но после того как правозащитники Алексеева с Пономаревым провели в городе встречу с местными, настроение у людей стало получше, — рассказала Вероника Шахова, редактор благовещенской газеты «Зеркало». — Появилась какая-то надежда. Сегодня в кафе «Водолей» идет прием заявлений от пострадавших во время зачистки. Люди идут потоком. Правда, за это время туда уже приходили и пожарники, и санитарный инспектор. Пытались закрыть, но мы пока держимся. Там же, в кафе, ведет постоянный прием юрист, который помогает людям правильно оформить эти бумаги. Людмила Алексеева (Московская Хельсинкская группа) и Лев Пономарев (общероссийское движение «За права человека») рассказали «Новой» о промежуточных итогах своего расследования. — В Уфе мы встретились с руководством местной милиции во главе с генералом Диваевым, — говорит Людмила Михайловна. — Сначала генералы нам сказали, что они сами во всем разберутся и помощь правозащитников им не нужна. Но мы настаивали на независимом общественном расследовании. И тогда они предложили свою помощь, на что мы заявили: самая главная помощь — если нам не будут мешать. Лично у меня сложилось впечатление, что они действительно очень озабочены произошедшим в Благовещенске. Но крайне незаинтересованы в объективном расследовании… В самом Благовещенске правозащитники, несмотря на явное противодействие властей, все же провели встречу с жителями в местном Дворце культуры, хотя попасть им туда было непросто. У нас есть сведения о том, что глава города приказал снять с маршрутов все рейсовые автобусы: они были задействованы для доставки специально подготовленной публики, «лучших людей города», которые должны были рассказать правозащитникам о благодарности народа за милицейскую «профилактику». — Нам пытались открытым текстом сказать, — говорит Лев Александрович, — что Башкирия как суверенное государство сама разберется со своими проблемами без вмешательства правозащитников. Мы ответили: пока Башкирия находится в составе России, мы будем считать своим долгом реагировать на любые нарушения прав человека в республике. И после этого начали говорить люди, которые пришли действительно со своими проблемами. В основном мы отвечали на их вопросы. И, в общем, я оцениваю эту встречу положительно. — Нужно подчеркнуть, что ситуация с Благовещенском — это далеко не случайность, — рассказывает Людмила Михайловна. — По количеству поступающих жалоб из Башкирии этот регион уступает только Чечне. Причем жалобы в основном на действия милиции и лично министра Диваева. Более того, сегодня есть информация о том, что подобные зачистки уже происходили в башкирских городах Салават и Чишмы. То есть это — постоянная практика. Произошедшее в Благовещенске стало известно только благодаря вмешательству прессы. И здесь я хочу особо подчеркнуть, насколько важны независимые СМИ. Посмотрите — эта небольшая газета (действительно небольшая, тиражом 999 экземпляров) «Зеркало» появилась как ответ на запрет главы города официальной городской газете печатать рекламу от «неугодных» бизнесменов. И тогда они скинулись на «Зеркало», главной установкой которой было — не лезть в политику и печатать исключительно рекламу. Но случились эти события, и маленькая хрупкая девочка Вероника Шахова, редактор издания, напечатала свидетельства пострадавших. И теперь Благовещенск известен на всю страну. И я более чем убеждена: виновники от ответственности не уйдут. Вот что такое независимая пресса. Что же касается истоков конфликта, то подоплека, на мой взгляд, действительно в экономике, маленьком, обычном, рядовом конфликте между главой и группой бизнесменов. И в обычной ситуации эта потасовка между милицией и предпринимателями закончилась бы так, как она на самом деле закончилась, — выпили, пожали руки и разошлись. Но глава решил отомстить и вызвать ОМОН, чтобы разгромить заведения бизнесменов. А кто-то наверху вспомнил, что город-то русскоязычный и голосовал на выборах неправильно, и решил наказать всех. То есть здесь сыграла свою роль именно башкирская специфика региона. Когда Людмила Алексеева начинает рассказывать о приеме граждан, который правозащитники вели в давешнем кафе «Водолей», на ее глазах появляются слезы: — Приходит такой здоровенный парень из деревни. Берет ручку и своим кулачищем полчаса что-то там водит по бумаге. С дикими ошибками, упарившийся, но приносит эту бумагу, протягивает мне и спрашивает: «Ну хоть что-то этим негодяям будет?». А у самого нижняя губа прямо дрожит, вот-вот заплачет. Представляете? О предварительных итогах общественного расследования рассказывает Лев Пономарев: — Полностью доклад мы выпустим где-то через месяц. Но уже сегодня можно сделать некоторые выводы, и они настолько неутешительны, что мы срочно направляем их в ПАСЕ. Нам кажется необходимым вмешательство международных правовых институтов. Что касается выводов. Первое. Масштаб зачистки. У нас есть несколько сот заявлений от пострадавших. Практически с уверенностью можно утверждать, что задержано и избито было не менее тысячи человек. А скорее всего — от тысячи до двух. Второе. Операция проводилась в Благовещенске и окрестных деревнях, в районе, где проживают не менее 50 тысяч человек. Есть факты, что ОМОН, кроме всего прочего, применил и огнестрельное оружие. В одной из деревень на окраине собрались мужики, отцы семейств, которые, возмущенные бесчинствами милиции, не хотели пускать их в деревню. И тогда ОМОН произвел несколько выстрелов в воздух. Это уже серьезно, любой расход боеприпасов должен быть задокументирован. Как вы знаете, по инструкции выстрел в воздух — предупреждающий. А следующий шаг — стрельба на поражение. У нас вопрос: кто отдал подобный приказ? Третье. Милиционеры, избивавшие людей, были в масках. Якобы их личности установить невозможно. Мы считаем, что в этом случае полную ответственность, прежде всего уголовную, должны нести те, кто отдавал приказы. Это прежде всего заместитель министра Анатолий Смирнов, который руководил все эти дни действиями ОМОНа. Это — глава района Нуретдинов, который 8 января на встрече с жителями города заявил, что инициатором вызова ОМОНа был именно он. И это, безусловно, министр Диваев, который подписал приказ об использовании ОМОНа против мирных людей. Об этом на заседании общественного совета заявил Анатолий Смирнов. Мы считаем (и будем этого добиваться на всех уровнях), что эти люди должны быть не просто отправлены в отставку, на них должны быть заведены уголовные дела. Точно так же, как на прокурора города и начальника РУВД. И здесь нужно подчеркнуть, что с министром Диваевым проблема стоит особенно остро. Мы уже который год добиваемся его отставки, потому что — повторю — по числу жалоб на действия милиции Башкирия отстает только от Чечни. Но руководство МВД России всячески замалчивало эти факты, и в итоге произошло то, что произошло — массовое избиение целого города. Кроме того, открытым остается вопрос о действиях районного судьи, которая вынесла с немыслимыми нарушениями сотни административных приговоров. Мы будем добиваться оценки ее действий в Квалификационной коллегии судей. Далее. Есть факты и свидетельства, что в одной из комнат РУВД действительно насиловали девушек. Мы будем требовать самого серьезного расследования этого. И не остановимся до тех пор, пока насильники не будут наказаны. Теперь вопрос собственно об ОМОНе. Есть сведения, что он действительно прошел недавно Чечню, где тоже отличился в своем стиле. Мы так же будем расследовать эти факты. Кроме того, вопреки утверждениям башкирских властей, что в городе действовали всего 15 бойцов ОМОН, есть очень серьезные свидетельства, что их было не меньше сорока человек. И поскольку их действия носили массовый характер, то нести ответственность, в том числе и уголовную, должны они все. Особого расследования и самой жесткой оценки требуют попытки милиции и властей скрыть факты избиения и надругательства. В частности, мы требуем уголовного преследования главного врача районной больницы, который несет ответственность за исчезновение регистрационного журнала. Мы требуем завести отдельные уголовные дела на тех официальных чинов, которые ходят сегодня по квартирам людей и угрожают им, требуя молчать. У нас есть целый список на этих лиц — во главе с начальником районной милиции." 17.01.2005 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации