Известного сектоведа Александра Дворкина заподозрили в провокаторстве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

К деятельности Информационно-консультативного антисектантского центра св. Иринея Лионского, а особенно его руководителя, известного сектоведа Александра Дворкина, среди религиоведов и социологов отношение неоднозначное. До сих пор нет единого мнения о том, что в принципе представляет из себя продвигаемая Дворкиным «наука» сектоведение, и имеет ли подобный термин вообще право на существование.

Кроме того, говоря о «научной деятельности сектоведа всея Руси» нельзя не признать тот факт, что ряд высказываемых им аргументов и доводов, подчас, не выдерживают ни малейшей критики, а в целом создают среду опасных заблуждений, попав в которую рядовой гражданин может легко потеряться среди псевдонаучных «фактов». При этом любая критика воспринимается Дворкиным и его последователями «в штыки»: несогласных клеймят званием «сектозащитника», в подчас и «врагом РПЦ».

Так, Михаил Николаевич Ситников, российский общественный деятель, публицист, журналист и правозащитник, член Союза журналистов России, главный редактор интернет-издания «Религиополис» подвергается критике со стороны российских общественных правозащитных и православных организаций, а также представителей антисектантского движения, которые называют его позицию «сектозащитной». Однако мнение Ситникова заслуживает пристального внимания. В частности, публицист считает что: «Вопрос о том, "что мы должны" понимать под определением "сектоведения" несколько запоздал. Потому что общеизвестен такой факт, что "сектоведение" – это появившаяся в конце первого десятилетия 20-го века в России церковная дисциплина, основанная на конфессиональном воззрении Православной российской церкви на другие религиозные традиции. К науке данная церковная дисциплина не имеет никакого отношения».

То есть, исходя из мнения правозащитника, то, что мы сегодня имеем в качестве «сектоведения» наукой при всем желании быть не может. А чем может? На это вопрос Михаил Николаевич отвечает вполне определенно: «профанацией». То есть, Дворкин и его сотоварищи, предлагая сугубо внутриконфессиональную, околонаучную дисциплину как безальтернативную и единственно верную, фактически нивелируют возможность выбора для людей, данным вопросом заинтересованных.

Кроме того, псевдонаучное учение о «сектоведении», по мнению публициста, является не чем иным, как способом разжигания религиозной ненависти: «в государственной светской системе … такие, мягко выражаясь, "гипотезы", как сектоведение выглядят нелепо, а попытки внедрения сектоведческих "постулатов" в практику администрирования или судопроизводства – являются деструктивным фактором, который может использоваться в политических целях», при этом сам Дворкин «является всего лишь клерикальным функционером, т.е. одним из исполнителей вполне определенной политики религиозной структуры в отношении других вероисповеданий – политики воспитания неприязни к любому иноверию. То есть, действиям, прямо противоположным воспитанию уважения к другим религиозным культурам, к религиозным убеждениям соотечественников, чувствам верующих и т.д».

Мнение Михаила Ситникова поддерживает и Роман Николаевич Лункин, российский религиовед, кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института Европы РАН: «Дворкин и его соратники пытаются заявить о том, что они не только сектоведы … но и ученые, дающие объективную картину, хотя их картина – она субъективна. И даже не субъективна – рассматривая ее подробно становится очевидным: это даже не научная картина, а просто антисектантская пропаганда, которой движет желание унизить представителя какого-либо другого религиозного движения. Часто нельзя даже понять, где эти сектоведы-сектоборцы пишут правду, а где выдумка или преувеличение.

Потому в качестве научного текста или научной экспертизы их утверждения использовать нельзя».

Однако к мнению как религиоведов, так и общественных деятелей остается глух Минюст РФ, где Дворкин по прежнему занимает пост председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы. Продиктовано ли это простым незнанием экспертных оценок деятельности «сектоведа», или имеет под собой более глубокую, политически окрашенную подоплеку – неясно. Очевидным является лишь факт того, что Дворкина «ученым» считать нельзя, а вот провокатором – вполне.

Источник

© The Kreml News