Изгнание «Энергострима» с рынка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как холдинг с выручкой 170 млрд рублей стал жертвой скупки активов и вывода группой «Оптима» средств на подставные структуры

LEP_2BНа рабочем столе у заместителя министра энергетики Михаила Курбатова лежит увесистая папка с документами о долгах холдинга «Энергострим». Рассказывая корреспонденту Forbes о самом проблемном продавце электроэнергии, чиновник не скрывает раздражения. Мало того что на разбирательство с «Энергостримом» он потратил более года — из-за участия в ликвидации холдинга его фото несколько месяцев красовалось на сайте Cоmpromat.ru, а в интернете появилась масса статей с красочными подробностями его личной и профессиональной жизни. По мнению Курбатова, история «Энергострима» — показательный пример того, как чересчур агрессивная скупка активов и наглый вывод средств могут в одночасье похоронить бизнес с выручкой 170 млрд рублей. В сентябре Михаил Курбатов ушел в отставку с формулировкой «по собственному желанию».

Некогда крупнейший частный энергосбытовой холдинг до сих пор не дает покоя многим. Деятельность его руководства расследуют правоохранительные органы России и Германии. В списке кредиторов, заждавшихся возврата средств, — крупнейшие энергокомпании страны и Сбербанк. Сумма долгов, по их оценкам, близка к 60 млрд рублей. Пока кредиторы бьются за свои деньги, компании «Энергострима» по отдельности переходят к новым собственникам. Среди тех, кто заинтересовался кусками рухнувшей империи, — структуры РЖД, «Интер РАО» и миллиардера Михаила Гуцериева.

Взлет «Энергострима» был столь же стремителен, сколь и падение. Всего за три года холдинг стал владельцем 22 сбытовых компаний и продавал каждый десятый киловатт энергии в 16 регионах России.

«Мы не платили дивиденды, мы все средства вкладывали в покупки новых активов, планировав в дальнейшем перейти на одну акцию и выйти на биржу уже единой компанией», — ностальгировал экс-гендиректор холдинга Юрий Желябовский, сочинивший открытое письмо бывшим компаньонам незадолго до того, как был объявлен в международный розыск. Кто стоит за «Энергостримом» и куда делись его деньги?

Интересное предложение

«Энергострим», как и все другие электроэнергетические компании, — порождение реформы РАО «ЕЭС России». В 2008 году активы монополиста были распроданы в ходе грандиозной приватизации. Компании, производящие энергию, передающие ее по проводам и продающие конечным потребителям, достались разным собственникам. Продавцы (к началу распродажи в структуре РАО было около 70 энергосбытовых компаний) не вызвали большого интереса у крупных инвесторов. Сбытовой бизнес для многих был загадкой, вспоминает директор фонда Spring и один из первых иностранных портфельных инвесторов в энергетику РФ Дэвид Херн: его приобретение означало только покупку клиентской базы и самой функции продавца. «Тогда мало кто понимал, как с этого можно будет получать прибыль», — признается он. Зато учредители ООО «Энергострим», созданного накануне распродаж, эту возможность разглядели.

Скупая сбытовые компании, можно было стать незаменимым звеном в цепочке поставки электроэнергии пользователям и генерировать огромные объемы наличности.

Идея построить такой холдинг возникла у совладельцев группы компаний «Оптима» отца и сына Валерия и Андрея Шандаловых, рассказывает их знакомый. «Оптима», специализируясь на инжиниринге, системной интеграции и других IT-сервисах, обслуживала сетевые компании РАО «ЕЭС России». Шандалов-младший, напротив, утверждает, что вложиться в энергетику его уговорил институтский друг Юрий Желябовский (вместе они учились в МГИМО). Бывший начальник одного из департаментов «ЕЭС России», проработавший там восемь лет, Желябовский заверил, что это «высокодоходная, низкорисковая, долгосрочная инвестиция», говорит Андрей Шандалов.

Желябовский стал гендиректором холдинга и привел с собой команду бывших сотрудников РАО. В частности, назначил своими заместителями Татьяну Бондареву, занимавшуюся в «ЕЭС России» предпродажной подготовкой активов, и Татьяну Муромцеву, возглавлявшую отдел департамента экономического планирования и финансового контроля в РАО. На что он рассчитывал? «Оптима», пишет Желябовский в упомянутом открытом письме, «обслуживала практически все правоохранительные органы, соответственно, обладала связями». Потому Андрей Шандалов занялся вопросами безопасности и взял на себя наиболее щепетильные вопросы, в том числе открытие офшоров (сам Шандалов опровергает это).

Первыми активами «Энергострима» стали компании в Ивановской, Брянской, Пензенской и Орловской областях, приобретенные в 2008 году. Формальным покупателем выступило никому не известное ООО «Строй Деко», в совокупности заплатившее еще существовавшему РАО «ЕЭС России» 1,2 млрд рублей. Откуда деньги? Выручка ОАО «Оптима» в 2008 году составляла 2,3 млрд рублей. Андрей Шандалов утверждает, что сделки проводились «исключительно на личные средства инвесторов» и группа «Оптима» в них не участвовала. Известно, что в «Энергостриме» у них были партнеры — Павел Киселев, совладелец «Оптимы», и бизнесмен Валерий Елисеев, институтский друг Шандалова-младшего и Желябовского. Так или иначе, средства нашлись. Но за последующие два года «Энергострим» приобрел еще 14 компаний. По словам двух источников, близких к основателям «Энергострима», на консолидацию активов было потрачено 26,5 млрд рублей. Желябовский в открытом письме называет цифру поменьше — 15,5 млрд рублей, утверждая, что деньги были заемными. Но история сделок свидетельствует о другом.

Секретные операции

Холдинг создавался по принципу пирамиды: после покупок первых четырех «сбытов» менеджмент «Энергострима» стал расходовать их выручку на следующие приобретения, рассказывает бывший член совета директоров «Бурятэнергосбыта» и миноритарий нескольких сбытовых структур Юрий Ивлев. Например, «Ивановская сбытовая компания» через несколько месяцев после обретения нового собственника стала акционером «Белгородской сбытовой компании» и «Бурятэнергосбыта». «Пензаэнергосбыт» купила доли в омском и томском «сбытах», а брянский продавец энергии вскоре оказался совладельцем сразу шести сбытовых фирм. Эта схема воспроизводилась в каждой новой покупке.

Совладельцы «Энергострима», напрямую владевшего лишь миноритарными пакетами акций или игравшего роль управляющей компании, старательно избегали прозрачности. Подконтрольные «Энергостриму» доли находились в постоянном движении от одной аффилированной фирмы к другой. Например, акции «Ивэнергосбыта» за три месяца дважды меняли собственников. Информации о бенефициарах холдинга тоже не было, зато в руководстве сбытовых компаний холдинга заседали одни и те же люди — в большинстве своем из «Энергострима».

В январе — марте 2012 года ООО «Строй эксперт», подконтрольное «Оптиме», продало миноритарные пакеты акций 11 сбытовых компаний «Курскрегионэнергосбыту», подконтрольному «Энергостриму» (в квартальных отчетах компаний эти операции не отражены, но у Forbes есть копии договоров и выписки из депозитариев о смене собственника). Цены сделок странные: в одних договорах они в 2–10 раз ниже рынка, в других — в 5–10 раз выше, замечает Александр Глебов, миноритарий тех же сбытовых компаний. Суммарно «Строй эксперт» должен был получить 3,2 млрд рублей. Но таких денег у покупателя не было (баланс компании на конец 2011 года всего 2,7 млрд рублей). Возможно, договоры предназначены для вывода акций через сбыт, полагает он.

Совокупная выручка компаний холдинга в 2011 году достигла 170 млрд рублей. При этом чистая рентабельность, как сообщали миноритарные акционеры «сбытов» «Энергострима» в письме Владимиру Путину в апреле 2012 года, составляла 0,11% от оборота — в 10–40 раз меньше по сравнению с другими энергосбытовыми структурами России. «Энергострим» не стеснялся в тратах по делу и без, объясняет бывший сотрудник холдинга.

«Бюджета как такового не было, были обязательные расходы типа зарплат — явно выше рыночных, аренды шикарных офисов — обязательно с видом на Кремль, и огромная статья «на жизнь», — вспоминает он.

Ради укрепления своего имиджа в регионах «Энергострим» купил и начал финансировать брянский футбольный клуб «Динамо» (потрачено более 400 млн рублей) и пензенский хоккейный клуб «Дизель» (более 35 млн рублей).

Не скупились и на управленческие расходы. Так, в 2011 году «Ивэнергосбыт» заплатил «Энергостриму» как управляющей компании 207,6 млн рублей, оставшись в итоге с 1000 рублями чистого убытка. А директору «Волгоградэнергосбыта» Александру Машинцеву пришлось уйти с должности, после того как он отказался принимать работы «Энергострима» по договору на управление стоимостью 150 млн рублей, одобренному советом директоров. «Управленческая деятельность «Энергострима» чего-то стоит, на 90% меньше, чем с нас требовали», — жестко объясняет Машинцев.

Как только сбытовая компания входила в «Энергострим», она обзаводилась долгами. «Наши фонды продали «Энергостриму» в 2010 году «Тульскую сбытовую компанию» без долгов, а она через два года оказалась банкротом», — изумляется Дэвид Херн. На конец 2012 года ее чистый долг составлял 8,7 млрд рублей при выручке 12 млрд рублей.
tula

«Рома, дашь? — Дам»

Самое интересное в финансовых операциях «Энергострима» — внутрикорпоративные займы. В этих многоходовых сделках можно разбираться часами.

У Forbes есть копии огромных — на несколько листов формата А3 — схем перераспределения акций, подготовленных постфактум в одной из компаний Шандаловых (по словам двух источников, близких к «Оптиме» и «Энергостриму»). Если обобщить все данные, получается, что компании-акционеры энергосбытовых фирм взяли взаймы у них же, а также у нескольких банков в целом 23,6 млрд рублей, после чего перепродали свои доли в «сбытах»-кредиторах нескольким офшорам. Причем оплата сделок по договорам продажи наступает в 2020 году. «Смысл операций в том, чтобы лишить компанию-заемщика возможности расплатиться по долгам, — объясняет партнер юридической фирмы King & Spalding Илья Рачков. — У ООО нет ни имущества — оно продано, ни денег — они должны поступить только в 2020 году».

Юрий Желябовский — бывший гендиректор «Энергострима», объявленный в международный розыск Юрий Желябовский — бывший гендиректор «Энергострима», объявленный в международный розыск

Юрий Желябовский — бывший гендиректор «Энергострима», объявленный в международный розыск Юрий Желябовский — бывший гендиректор «Энергострима», объявленный в международный розыск

В итоге владельцами от 0,1% до 38% в уставных капиталах 13 сбытовых энергокомпаний стали офшоры «Кваттро лимитед», «Глобал Ревард Лимитед» и «Санстрак Энтерпрайзес лимитед». Два источника Forbes, близких к «Энергостриму», говорят, что это фирмы Желябовского. Среди активных заемщиков сбытовых компаний Forbes также обнаружил по меньшей мере семь фирм, владельцами которых были или являются Шандаловы, Киселев и аффилированные с ними люди. Крупнейшим заемщиком оказался «Строй эксперт» — по базе Высшего арбитражного суда (ВАС) Forbes насчитал иски на взыскание с нее долгов на 11,3 млрд рублей. Желябовский в своем открытом письме утверждал, что вместе с процентами компании Шандаловых должны фирмам «Энергострима» около 20 млрд рублей.

Судя по служебной записке, которую летом 2012 года составил гендиректор ООО «Энергострим-Энергосбыт» Александр Щербаков, в самих сбытовых компаниях решения о займах принимались по принципу «Рома, дашь? — Дам» или «Рома, а можешь взять? — Да могу» (копия записки есть у Forbes). По словам источников, знакомых с акционерами «Энергострима», долгое время операции по займам и перетасовкам акций происходили с ведома Шандаловых, однако осуществлял их Желябовский. «Андрей Шандалов не силен в таких схемах», — говорит один из знакомых Шандалова. «К займам мы отношения не имеем, — отрицает Андрей Шандалов. — Это касается не только сбытовых компаний, но еще и множества фирм-однодневок, обслуживавших интересы менеджмента «Энергострима».

Выгодные недочеты

До конца 2011 года владельцам «Энергострима» везло. Сама модель рынка позволяла сбытовым компаниям, собирающим платежи на многомиллиардные суммы, не отказывать себе в тратах. «Сбыты — это кровеносная система энергетики, без них никак», — замечает Михаил Курбатов.

Перекрыть денежный поток могло только лишение сбытовой компании статуса участника оптового рынка электроэнергии, чего не происходило: Минэнерго пеклось о системе, от которой зависела жизнедеятельность целых субъектов Федерации. А внушительные обороты делали «сбыты» желанными клиентами у банков, обслуживавших их счета еще во времена РАО «ЕЭС России». Одним из основных кредиторов «Энергострима» стал Сбербанк. Он предоставил займы сбытовым компаниям холдинга на сумму примерно 5 млрд рублей, сообщил Forbes представитель Сбербанка. Всего же компании «Энергострима» заняли в разных банках 17,3 млрд рублей (по данным, предоставленным Сбербанком в Минэнерго, — копия документа есть у Forbes).

«Энергострим» умело пользовался и рыночными правилами — вернее, недочетами в них, объясняет Михаил Курбатов. При этом доходы сбытовых компаний формально регулировались — надбавка при продаже электроэнергии должна составлять не более 2,5% выручки, «сбыты» могли легально зарабатывать в три-четыре раза больше. Например, продавая свет предприятиям с неравномерным потреблением электроэнергии по повышенным ставкам: до 11 рублей за 1 кВт при среднем тарифе по стране 2,2 рубля. Делалось это с размахом. «Путин приезжал в каждый регион, и бизнесмены хором просили его изменить правила, произнося загадочную аббревиатуру: «ЧЧИМ!» — рассказывает замминистра (ЧЧИМ, число часов использования мощности — термин, характеризующий равномерность потребления энергии).

Но смена правил, не устраивающих бизнес, затягивалась. По мнению источника Forbes в правительстве, в этом есть большая заслуга Желябовского, обладавшего лоббистскими ресурсами в министерстве, — он приятельствовал с бывшим министром энергетики Сергеем Шматко.

«Шматко не давал слова сказать оппонентам «Энергострима», был к холдингу очень лоялен», — подтверждает энергетик, часто присутствовавший на совещаниях в Минэнерго.

Сам Сергей Шматко через представителя отказался от комментариев.

Кончилось все в один день. «Завтра в 9 часов утра чтобы у меня был согласованный проект постановления правительства, который решит проблему сверхприбылей у энергосбытовых компаний», — скомандовал чиновникам Владимир Путин в ноябре 2011 года. Правила переписали буквально за ночь, оставив компании, привыкшие жить на широкую ногу (у некоторых надтарифные доходы составляли до 80% выручки) с одной базовой сбытовой надбавкой.

Гнев Путина

В один прекрасный день создателям «Энергострима» изменило чутье. Незадолго до краха империи ею начали интересоваться покупатели. В частности, осенью 2011 года с ее владельцами вел переговоры подконтрольный государству энергохолдинг «Интер РАО». Но не удалось договориться ни по сумме сделки, ни по ее условиям: Шандаловы торопились с предложениями, но отказывались дать разрешение на due diligence, говорит источник, близкий к обсуждавшейся сделке. По словам двух знакомых Шандаловых, отец и сын заказывали Deutsche Bank оценку бизнеса и получили цифру $2 млрд.

«А дальше Андрей почувствовал себя миллиардером и снижать цену продажи не захотел», — замечает один из них. «Интер РАО» же был готов заплатить не более $500 млн (представитель «Интер РАО» от комментариев отказался). Но в «Энергостриме» не учли, с кем имеют дело. Председателем совета директоров «Интер РАО» до лета 2011 года был вице-премьер Игорь Сечин (он ушел в отставку в ходе одобренной Кремлем замены чиновников в руководстве госкомпаний). C конца 2011 года для «Энергострима» началась черная полоса. 19 декабря с критикой на компанию обрушился Владимир Путин. Он обвинил холдинг в выводе средств на сумму более 25 млрд рублей, назвав основного, по его мнению, бенефициара этих операций — «господина Желябовского».

Вскоре после этого произошел раскол между создателями «Энергострима». Бывшие друзья и партнеры начали обвинять друг друга в проблемах холдинга. По версии Шандаловых, Желябовскому они слепо доверяли, а он обманул их, похитив акции и средства холдинга. Якобы Шандаловы не занимались операционным управлением и «о кошмарной ситуации в компании» узнали из выступления Путина. У опального компаньона (по данным ЕГРЮЛ, Желябовский оставался гендиректором «Энергострима» до июня 2012 года) был другой вариант: Шандаловы обманывали его, вынуждая сбытовые компании выдавать многомиллиардные займы аффилированным с «Оптимой» фирмам и разоряя таким образом «Энергострим».

Критика Путина вызвала панику в банках-кредиторах «Энергострима», которые стали требовать досрочного погашения займов и отказываться выдавать новые, рассказывает сотрудник холдинга. Весь 2012 год в авральном режиме «Энергострим» сокращал долги перед банками, так как именно с этой стороны могли прийти первые иски на банкротство. Но из-за этого росли долги перед генерирующими и сетевыми компаниями — к началу 2013 года они, по словам представителей двух кредиторов холдинга, превысили 40 млрд рублей.

Внимание, розыск!

Несмотря на многомиллиардные долги, Андрей Шандалов не проявлял беспокойства, рассказывает его знакомый. Как говорит бывший сотрудник холдинга, его акционеры еще рассчитывали продать хозяйство «Энергострима»: было даже подписано соглашение о намерениях с неким покупателем. «На переговоры приходил человек из окружения Сечина, сделка готовилась», — утверждает он. По словам другого источника, знакомого с деталями готовившейся сделки, переговоры велись от имени «Роснефтегаза» — материнской компании «Роснефти» (Игорь Сечин в мае 2012 года был назначен президентом «Роснефти» и вошел в совет директоров «Роснефтегаза»). Он видел соглашение о намерениях, датированное 2 апреля 2012 года, но на документе стояла только одна подпись — Желябовского. В «Роснефтегазе» отказались от комментариев. И эта сделка не состоялась.

Совсем уж отчаянная попытка продаться за бесценок «Росэнергоатому» была предпринята в конце 2012 года, признается директор «Росэнергоатома» по сбыту Александр Хвалько. «Но было понятно, что мы купим себе долги», — объясняет он.

В феврале 2013 года Путин вновь публично вспомнил об «Энергостриме», поинтересовавшись, почему не возбуждаются уголовные дела против руководства компаний, накопивших огромные долги, и пообещав «найти потерпевших». К тому моменту было открыто несколько дел по факту мошенничества в разных региональных компаниях.

Валерий Шандалов, соуредитель «Энергострима», уверяет, что он с партнерами был обманут Валерий Шандалов, соуредитель «Энергострима», уверяет, что он с партнерами был обманутфото Коммерсантъ

Валерий Шандалов, соуредитель «Энергострима», уверяет, что он с партнерами был обманут Валерий Шандалов, соуредитель «Энергострима», уверяет, что он с партнерами был обманутфото Коммерсантъ

Скандал вышел за пределы России: входившая в холдинг «Тулаэнергосбыт» оказалась владельцем немецкой энергосбытовой фирмы TelDaFax, историю с которой СМИ Германии называют «самым громким и большим делом о банкротстве». В течение 2,5 лет тульская фирма выдавала займы и покупала ценные бумаги у TelDaFax, находившейся в предбанкротном состоянии. В июне МВД предъявило экс-заместителю директора «Энергострима» Роману Михальченко обвинение в мошенничестве. Экс-директор «Тверьэнергосбыта» Павел Поляк в августе был задержан спецназом ФСБ прямо в московском ресторане «Карусель», он обвиняется в злоупотреблении полномочиями. Сам Желябовский и два его зама объявлены в международный розыск и, по словам бывших коллег, сейчас находятся в Лондоне. Forbes передал вопросы Желябовскому через его знакомых, но на момент подготовки октябрьского номера он на них так и не ответил.

Изгнание с рынка

К концу 2011 года, когда на «Энергострим» обрушился гнев Владимира Путина, сумма долга холдинга составляла 7,3 млрд рублей — почти четверть всех долгов на рынке перед энергогенерирующими компаниями.

По правилам отрасли за долги компании холдинга следовало лишить статуса гарантирующего поставщика и участника рынка, а их сбытовые функции разыграть на конкурсе. Но руководство «Энергострима» кормило всех обещаниями расплатиться с долгами, и Минэнерго притормозило процесс лишения. Но в мае 2012 года сменился кабинет министров, и кресло Сергея Шматко занял Александр Новак — выходец из министерства финансов. Его заместитель Михаил Курбатов вплотную занялся проблемным холдингом.

«Энергострим» — это была нога с гангреной, и надо было ее спасти или отрезать. Было страшно, и отрезать совсем не хотелось», — вспоминает Курбатов.

В конце 2012 года лопнуло терпение кредиторов. «Платить совсем перестали, — объясняет генеральный директор «Газпром энергохолдинга» Денис Федоров. — Я пришел к Курбатову от имени всех и сообщил, что будем лишать фирмы «Энергострима» статуса участников рынка. Курбатов предупредил, что обратного пути не будет».

В то время как чиновники Минэнерго раздумывали, дать ли «Энергостриму» еще один шанс, из постановления правительства, регулирующего энергосбытовую деятельность, после внесения поправок исчезла строчка о том, кто должен исполнять функции ушедшей с рынка сбытовой компании на время конкурса. Конкурс мог затянуться на год, и у впавшей в немилость компании по-прежнему оставались функции сбора платежей, но исчезал бы смысл платить по счетам. То есть операция по сбору денег могла повториться.

Курбатов решил действовать. Процесс изгнания структур «Энергострима» с рынка он называет спецоперацией. Замминистра вызывал недовольных губернаторов, объяснялся с профсоюзами сбытовых компаний, вел переговоры с банками и Почтой России, принимающей платежки от граждан. В январе 2013 года сразу шесть «сбытов» «Энергострима» были лишены статуса участников рынка, а их функции временно передали другим энергокомпаниям. К лету с рынка удалили еще четыре компании. «Энергострим» теперь — это бизнес, который невозможно возродить, констатирует Андрей Шандалов. По его словам, это стало бессмысленным после лишения фирм холдинга статуса участника рынка.

Кто будет расплачиваться по долгам, общая сумма которых близка к 60 млрд рублей?

Андрей Шандалов: «Энергострим» теперь невозможно возродить» Андрей Шандалов: «Энергострим» теперь невозможно возродить» фото РИА Новости

Андрей Шандалов: «Энергострим» теперь невозможно возродить»
Андрей Шандалов: «Энергострим» теперь невозможно возродить» фото РИА Новости

Борьба за долги

Условия конкурсов на исполнение энергосбытовых функций предполагают, что победитель выкупит долги, накопленные сбытовыми компаниями перед производящими компаниями. Но желающих брать на себя весь объем пока не нашлось ни в одном регионе. Вероятно, пройдут еще три-четыре этапа конкурса и победители в итоге выкупят долги по 20%, максимум 40% от номинала, полагает Александр Хвалько из «Росэнергоатома» (сбытовые компании «Энергострима» должны концерну 5,3 млрд рублей). О желании поучаствовать в конкурсе на сбытовой бизнес сообщили Forbes генеральный директор «Энергосбытовой компании Русгидро» Иван Абрамов, руководитель «ТНС энерго» Дмитрий Аржанов и глава ЗАО «КЭС-Энергосбыт» Сергей Емельченков.

Но кредиторы ждать не готовы. Главы «Газпром энергохолдинга», «Евросибэнерго» и «КЭС-холдинга», объединившись, наняли частных юристов из сыскного агентства Akin Gump Straus Hauer & Feld, чтобы попробовать разыскать средства, выведенные за рубеж. По словам источника, знакомого с расследованием, удалось найти около €100 млн на иностранных счетах. Компании-кредиторы намерены подавать уголовные иски в суды Швейцарии, рассказывают их сотрудники.

Борьба за долги идет и в российских судах. Почти все заемщики сбытовых компаний, аффилированные или дружественные с Шандаловыми, в 2012 году поменяли место регистрации на Удмуртию и начали банкротиться. Переезд в Удмуртию часто проходил в один день и совпадал с первыми исками к заемщикам от энергосбытовых компаний. На сцене появился офшор с Британских Виргинских островов — Exard System Inc. «Сбыты»-кредиторы принялись переуступать ему свои долги, разрешая расплатиться после их погашения заемщиками. Например, «Брянскэнергосбыт» в январе 2013 года уступил Exard System требования на сумму 1,2 млрд рублей, а в апреле сам начал банкротиться. Следом с долгами на сумму 1,9 млрд рублей расстались «сбыты» из Орла и Омска, и весной же вступили в процедуру банкротства. В августе права требования 1,2 млрд рублей переуступила читинская сбытовая компания. Банкротство начато и в новгородской, пензенской и тверской сбытовых фирмах. Общая сумма заявленных претензий к этим банкротящимся фирмам (по базе ВАС) — 28,2 млрд рублей.

Сбербанк намерен оспаривать переуступку долгов: это безвозмездные, а значит, сомнительные сделки, подчеркивает представитель банка. Exard System, объясняет он, собирает долги для того, чтобы иметь контроль в банкротствах, в том числе выбирать арбитражного управляющего. С контрольным пакетом голосов компания-офшор сможет блокировать решения собраний кредиторов об оспаривании проведенных сделок по выводу имущества и денег.

Финальная распродажа

Когда стало понятно, что империя «Энергострима» рушится, на ее куски вдруг нашлись претенденты. В день изгнания первых сбытовых компаний с рынка представитель Желябовского пообещал кредиторам, что вскоре «сбыты» «Энергострима» будут куплены структурами владельца «Русснефти» Михаила Гуцериева. Миллиардер договаривался об этом через своего давнего знакомого — предпринимателя Сергея Веремеенко, рассказывают два собеседника Forbes, близкие к переговорам. Источник, знакомый с Гуцериевым, утверждает, что инициатива исходила от «Энергострима» и поддержки у бизнесмена не нашла. Тем не менее в конце 2012 года в 11 «сбытах» холдинга, согласно данным самих компаний, появились новые совладельцы: офшор Ivlet Group Inc и некто Назир Тляшев.

Голливудский продюсер уфимского происхождения Назир Тляшев выпускал фильм «Белый лебедь» с балериной Софьей Аржаковской, третьей женой Веремеенко, в главной роли. Автором идеи и соинвестором фильма был Михаил Гуцериев. Сам Веремеенко не раз приходил в банки-кредиторы «Энергострима» и назывался его представителем, рассказывают сотрудники банков и других кредиторов холдинга. Веремеенко и Тляшев не ответили на вопросы Forbes, Гуцериев через своего представителя отказался от комментариев.

Прошедшим летом контроль над «Белгородэнергосбытом» перешел к менеджменту группы компаний «Агро-Белогорье». Условия сделки не раскрывались. В августе фирмы, близкие к Шандаловым, продали контрольный пакет «Читаэнергосбыта» структурам РЖД (сделка подтверждается тремя источниками, близкими к РЖД и акционерам сбытовой компании). Не пропал интерес и у «Интер РАО», председателем совета директоров которого в июне этого года вновь стал Игорь Сечин. Компания получила разрешение ФАС на покупку томского «сбыта» и подала документы на приобретение еще нескольких фирм, сейчас ведутся переговоры, сообщил представитель «Интер РАО».

В истории «Энергострима» еще не скоро будет поставлена последняя точка. «Надо признать: большинство денег уже ушло, — разводит руками Михаил Курбатов. — Зато мы поменяли настроения. Раньше «сбыты» могли относиться к платежам, как в 1990-х относились к налогам: платили только трусы. Теперь все будет не так. Не платишь — уходишь с рынка». Вопрос, все ли усвоили этот урок. Слишком уж соблазнительно быть генератором кеша.

После сдачи номера в печать в редакцию Forbes через своего адвоката Владислава Мусияку обратился Юрий Желябовский. Он утверждает, что главная проблема, приведшая акционеров «Энергострима» к конфликту, а саму компанию — кризису, является «задолженность семьи Шандаловых в 27 млрд рублей» перед фирмами холдинга. «Инициированные семьей Шандаловых банкротства своих компаний имеют своей единственной целью невозврат занятых у «Энергострима» средств», — считает Желябовский, подавший по этому поводу заявление в Федеральную службу безопасности. Копию документа с просьбой «принять меры в отношении преступной группы», в которую входят Валерий и Андрей Шандаловы, а также Павел Киселев, Желябовский передал Forbes. В заявлении он обвиняет Шандаловых и Киселева в выводе 17 млрд рублей, а также угрозах физической расправой и уголовным преследованием.
fsb1 fsb2
Кроме того, в распоряжение Forbes поступило соглашение о купле-продаже акций, из которого следует, что в декабре 2010 года Желябовский приобрел акции 14 энергосбытовых компаний, а также одной трети управляющей компании ООО «Энергострим», заплатив за это 2,5 млрд рублей соучредителю холдинга Владимиру Елисееву и оформив покупку на несколько офшоров и фирм российской юрисдикции.
sogl

Ксения Докукина

Оригинал материала: "Forbes"