Изгнанные из рая

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Изгнанные из рая Репортаж из зала суда, где граждане России судятся с российским же МИДом за жилье в Абхазии

"17 июня, Пресненский районный суд Москвы, третий этаж. Возле зала № 18 шесть человек: трое мужчин и три женщины — все люди уже немолодые. Все они когда-то жили в Абхазии, все — русские, все лишились там своего жилья. Все долго пытались восстановить нарушенные права в судах Абхазии — безрезультатно. Сейчас решили подать в суд на Министерство иностранных дел России, оспаривая бездействие дипломатического ведомства в защите и восстановлении нарушенных имущественных прав российских граждан в Республике Абхазия. Родители Валентины Шевченко жили в Сухуми с 1953 года. В 2005 году мама Валентины заболела, и ее пришлось вывезти в Россию на лечение. Все это время за квартирой присматривали соседи и родственники. — Мы все это время за комуслуги платили. Хотя официально там такое постановление издали, что только сам владелец может лично платить, даже родственники за него не могут. Но мы как-то исхитрялись. Потом уже узнали, что платили мы уже как бы за чужую квартиру: как мама в больницу легла, местные власти выписали фиктивную справку, что мама умерла, и выделили ее какому-то молодому парню. Однажды приезжаем, а там новая дверь стоит — тогда только и узнали, что этот новый владелец квартиру перепродал. Мы в прокуратуру обратились, там признали, что было мошенничество и подделка документов, но суд все равно принял решение не в нашу пользу. Валентина Владимировна рассказывает, что таких в Абхазии сейчас сотни, в основном русские, иногда греки, в общем — русскоязычные. Суды забиты делами. Говорит, абхазские адвокаты не берутся их защищать, а пригласить российского адвоката почти невозможно: перестали принимать российские нотариальные доверенности, Абхазия ведь — иностранное государство. Наши разговоры обрывает начало заседания. Судья Якшова кратко излагает суть дела. Истцы говоря о бездействии МИДа, ссылаются на Конституцию России, а также на те положения о дипломатических ведомствах России, которые гарантируют защиту прав и интересов российских граждан за рубежом. Истцы просят признать бездействие МИДа незаконным и обязать его принять необходимые меры. Представляющий истцов адвокат начинает пояснять, что Россия, исходя из практики Европейского суда, обязана отвечать за происходящее на территории Абхазии, т.к. именно она обеспечивает существование абхазских властей: поддерживает их экономически, политически и военно. Действительно, Европейский суд выносил аналогичные решения по другим самопровозглашенным государствам — Приднестровской Молдавской Республике и Республике Северный Кипр. Судья Якшова, дождавшись конца выступления адвоката, раздраженно спросила: — Истец, какие меры предпринять ответчику? — Эффективные меры. Такие, чтобы права моих клиентов были восстановлены: дипломатические меры, международно-правовые. — Что значит дипломатические? Что мне в решении писать? Как эти меры исполнять потом? Прийти к МИДу с палкой и требовать эффективных мер? Одна из истиц пытается объяснить, какой помощи ждут от МИДа. — В Абхазии власти нам говорят, что ничего делать для нас не будут. МИД нам обещал, что, как только посольство России в Абхазии откроется, там будут заниматься нашими вопросами. Мы просим посольство хотя бы отправлять наши ходатайства, мы же не можем там жить месяцами, чтобы ходить по судам: нам теперь негде там жить, а суды не работают. — Мне неинтересно, что там у вас, в Абхазии, происходит в судах! Мы слушаем дело о бездействии МИДа. — Судья почти кричит. Выступает сторона ответчика — двое молодых людей из юридического департамента МИДа. — На движимое и недвижимое имущество распространяется право той страны, на территории которой оно находится. Абхазия — это другое государство. А о том, что делает МИД для помощи своим гражданам в Абхазии, расскажет свидетель. Свидетель — главный советник 4-го департамента стран СНГ МИД (политического департамента, отвечающего за Южный Кавказ), рассказывает: — что до августа 2008 года в МИД не было ни одного обращения по этой проблеме, а когда обращения пошли, в них не было документов, подтверждающих оплату комуслуг. (В конце заседания суда выяснится, что свидетель говорит неправду: жалобы в МИД начали поступать до признания независимости Абхазии, еще в июле 2008 года.) — что из администрации президента Абхазии МИДу написали, что люди сами нарушили Жилищный кодекс — не появлялись и не следили за жильем. Свидетель также рассказал, что проделанная МИДом работа «беспрецедентна»: «Проблема несколько раз поднималась министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в феврале этого года! Медведев говорил об этом с Багапшем!» Итог всех усилий: 25 мая наконец было принято решение, что к 25 июля должна быть создана российско-абхазская комиссия — каждый случай будут разбирать отдельно. А пока Багапш выступил с предложением, что все пострадавшие получат квартиры в специально построенных многоэтажках. Истцы сидели на скамейке и с каждым словом только ниже и ниже опускали головы — казалось, им стыдно здесь находиться. Адвокат тоже, кажется, несколько озадаченный выступлением свидетеля, задает вопрос: — Россия в лице МИДа вообще признает, что в Абхазии нарушаются имущественные права российских граждан? — Не могу сказать. Есть решения абхазских судов, которые мы не можем подвергать сомнению. — Но в своих письмах истцам вы писали, что «МИД не раз просил абхазские власти разобраться в нарушениях имущественных прав российских граждан». — Когда мы даем ответ, то просто пытаемся разъяснить, чтобы людям было понятно, о чем речь. Следующую попытку адвоката уточнить, что значит «разъяснение» в официальном ответе, судья оборвала: — Это не относится к делу! Адвокат просит свидетеля пояснить, что же было в нотах, отправлявшихся МИДом в Абхазию. — Не могу сказать. Тут есть секретные документы… Могу выдержки некоторые только прочитать. Оказалось, что писем было четыре: ноты в МИД Абхазии, письмо в адрес Багапша. Ответы поступили не на все запросы… Главный советник просит его отпустить: дела. Адвокат заявляет ходатайство: истребовать у МИДа всю переписку с абхазскими властями. Судья Якшова тут же замечает, что это не первое ее дело с МИДом и она предупреждает, что эти письма могут и не представить. Адвокат просит все же дать МИДу возможность ответить самому. Судья ходатайство удовлетворяет. Второй свидетель ответчика — представитель Консульского департамента МИДа — был лаконичен: «Этот вопрос — политический!» Сказал, что «продолжаются поиски путей ее решения, но прошло мало времени — только два года». …За все время заседания истец Кукаев, ветеран Великой Отечественной, не нарушил молчания. Теперь медленно поднявшись, оправил орденские планки, сказал: — Я все-таки на российский суд надеялся. Знал бы, что такое позорище будет, не пошел бы."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации