Изнанка российского бизнеса образца 90-х годов прошлого века в лондонских судах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Изнанка российского бизнеса образца 90-х годов прошлого века в лондонских судах

Братья Рубены инициируют процесс против Лисина

Оригинал этого материала
© "The Observer", Великобритания, origindate::28.11.2005, Перевод: "ИноСМИ.Ру", Фото: "Коммерсант", Медвежий рынок

Ник Маттиасон (Nick Mathiason)

Converted 20258.jpg

Владимир Лисин

Российские олигархи охотно размещают свои акции в Лондоне. Но вслед за ними в Лондон уже идет Путин. Вот и еще один русский встал в очередь за билетом в клуб миллиардеров. В течение трех месяцев небольшую часть своего пакета акций Новолипецкого металлургического комбината (Novolipetsk Steel) на фондовый рынок Лондона выведет Владимир Лисин. На его банковский счет попадут сотни миллионов долларов. Учитывая, что Лисин - практически единственный владелец компании, его личное состояние будет оцениваться примерно в пять миллиардов фунтов - то есть он станет вторым после Романа Абрамовича богачом России.

Голые факты его деловой карьеры известны всем, но сами по себе они не позволяют точно сказать, откуда он появился и как, никому доселе не известный, сумел захватить контроль над третьим в России предприятием черной металлургии. Достоверно известно, что, как и у большинства олигархов, у Лисина также имелось немало могущественных врагов - одних можно было задавить, с другими надо было дружить.

Среди них не последнее место занимали братья Рубен - ныне жители Лондона, а некогда бизнесмены, активно занимавшиеся торговлей металлами на территории бывшего Советского Союза, а также обладатели - вместе с могущественным кланом братьев Черных - эксклюзивных контрактов на экспорт огромных партий стали. На этой дороге они и пересеклись с Лисиным - в судах еще не рассмотрены все иски о нарушении договорных обязательств.

В свое время Лисин был близко связан с Олегом Сосковцом, работавшим в Казахстане, а в 1991 году ставшим министром металлургии Советского Союза. Хотя в беседах с прессой Лисин старался умалить значение своих связей с Сосковцом, именно Сосковец в один прекрасный день представил его Льву Черному. Лисину предложили заняться управлением металлоэкспортной компанией, которую Черной контролировал совместно с братьями Рубен.

Компанию - дочку корпорации Trans-World, принадлежавшей Черному и Рубен и на момент развала коммунистической системы контролировавшей большую часть рынка - назвали 'Интерметал'. В 1993 году 'Интерметал' начал торговать произведенной в Новолипецке сталью и исправно этим занимался четыре года, однако в 1997 году Лисин попытался захватить контроль над Новолипецким комбинатом и продавать сталь через собственную компанию Worslade.

Из документов Верховного суда Ирландии следует, что это было сделано путем перевода акций НЛМК из управления компании-номинального держателя под контроль другой фирмы, принадлежавшей лично Лисину. Через некоторое время ему уже принадлежал весь комбинат.

Как утверждали братья Рубены, для приобретения акций Лисин использовал деньги, полученные по автоматически возобновляемому кредиту, гарантии по который он давал от лица 'Интерметала'. Долг, по уверениям Рубенов, он не вернул. По обоим искам было начато судебное разбирательство. За потерю контракта на экспорт стали Рубены получили компенсацию; вопросы уплаты долга были вообще решены во внесудебном порядке.

Однако остается еще один неразрешенный спор, в котором Лисина обвиняют в том, что в 1999 году он нарушил свои обязательства по договору образования совместного предприятия. В эти выходные братья Рубены подтвердили, что в самом скором будущем они инициируют по этому поводу судебный процесс. В ответ представитель Лисина заявил: '[По этому вопросу] уже пять лет ничего не делается. Что касается обоснованности их требований, то этот факт говорит сам за себя'.

Новолипецкий комбинат, оборот которого уже составляет больше 6,2 миллиарда фунтов в год - очередная и далеко не первая российская компания, пришедшая за наличными деньгами на Квадратную милю (прозвище лондонского делового района Сити, где расположены Лондонская фондовая биржа и крупнейшие банки - прим. перев.). Маркетинговый отдел Лондонской биржи потратил немало чернил и ярких красок, чтобы привлечь к себе акции российских олигархов, хотя в этом случае, похоже, уговаривать никого особо и не надо было. Самая реальная альтернатива, Нью-Йорк, в последние годы резко отдалилась от эмитентов в связи с ужесточением требований Уолл-стрита: после скандалов с компаниями Enron и WorldCom были введены более жесткие нормы ответственности для членов советов директоров, а американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC, Securities and Exchange Commission) ужесточила требования к эмитентам (в 2001-2002 гг. в США были вскрыты факты искусственного завышения доходов корпорациями Enron, WorldCom и их аудиторами с целью скрыть убытки и ввести в заблуждение акционеров видимостью развития бизнеса. Это вызвало существенное падение американских фондовых индексов, особенно высокотехнологичного NASDAQ, и общий кризис IT-отрасли, известный под названием '.com [dot-com] bubble' - прим. перев.).

После этого все больше российских фирм потянулось на престижную, но при этом не настолько зарегулированную лондонскую площадку. До Новолипецка больше всех - 3,1 миллиарда фунтов - на размещении своих акций в Лондоне заработала телекоммуникационная группа 'Система'. А металлургический холдинг 'Евраз', сеть дешевых супермаркетов 'Пятерочка' и сибирская газодобывающая компания 'Новатек', вышедшие на биржу в Лондоне с августа 2004 года, заработали на троих 3,5 миллиарда.

При этом представители банков считают, что впереди новая волна размещений, и своей очереди ждут еще полсотни компаний, которые могут получить от инвесторов до 15 миллиардов фунтов. В будущем году, в частности, ожидается размещение акций российского нефтяного гиганта 'Роснефти' примерно на 7,5 миллиарда, а за ней в Лондон готовы прийти Внешторгбанк, Газпромбанк и 'Русал', один из крупнейших производителей алюминия.

Однозначной ситуацию назвать трудно: с одной стороны, консультанты радостно потирают руки в предвкушении огромных премий и комиссионных; с другой стороны, немало и тех, у кого легкость, с которой деньги от компаний, управляемых скандальными бизнесменами с темным прошлым, переходят к лондонским банкирам и пиарщикам, вызывает серьезные сомнения в этической чистоплотности последних. Но по большому счету, это глас вопиющего в пустыне - слишком уж серьезно российские магнаты настроились на перевод своих бумажных богатств, доставшихся им зачастую в результате жестоких в прямом смысле слова боев за стратегические активы, в живые деньги.

Правда, по мере приближения сезона золотых дождей активизируются и бои другого рода - в залах судов. Аналитики предсказывают, что, поскольку российская судебная система ненадежна и поражена взяточничеством, все больше исков, относящихся к крупным российским компаниям, будут рассматриваться в лондонских судах, где все ярче будет раскрываться неприглядная изнанка российского бизнеса образца 90-х годов прошлого века.

Немаловажным мотивом для олигархов становится возможность зафиксировать доход и уйти из России. Тому же НЛМК не нужны деньги ни для покупки новых предприятий, ни для финансирования новых проектов - на банковском счету комбината уже и так скопилось 990 миллионов фунтов.[...]