Из-за Сергея Иванова Россия теряет миллиарды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Мелочность в экономии военных средств оборачивается многомиллиардными убытками

1044012046-0.jpg Сегодня исполняется 50 лет министру обороны России. Юбилей — хороший повод подвести итоги почти двухлетнего пребывания Сергея Иванова на посту главы военного ведомства.

Генерал ФСБ был послан из Совбеза в Минобороны для того, чтобы сделать армию и флот эффективным инструментом государственной политики. Оставим пока в стороне вопрос о том, насколько хорошо Иванову удалось отладить изрядно обветшавшую в 1990-е годы военную машину государства, — оценить это можно будет только через несколько лет. А вот как сказались труды министра на внешней политике России и ее экономическом благосостоянии, видно уже сейчас.

Не требует доказательств то, что военные прокладывают путь большому бизнесу. Уже в ближайшее время США намерены еще раз доказать это — в Ираке.

Верно и обратное — большой бизнес покидает регион, оставленный военными. В этом можно убедиться, проанализировав результаты внешнеполитических инициатив Сергея Иванова.

Опорой присутствия России в Юго-Восточной Азии была военно-морская база в Камрани. Ее содержание не было обременительным по государственным меркам — всего 30 млн. долл. в год. Тем более что арендная плата могла гаситься из вьетнамского полуторамиллиардного долга. Однако Сергей Иванов убедил президента отказаться от форпоста в ЮВА. Не прошло и полугода, как последний российский моряк покинул вьетнамскую базу, а уже стало трещать по швам сотрудничество в области добычи нефти. Вьетнамцы отказались от участия в совместном предприятии «Вьетсовпетро», которое добывало до 12 млн. тонн нефти в год и приносило доход в четверть миллиарда долларов. На смену российским морякам в Камрань идут американские и ведут за собой представителей национального бизнеса.

Аналогичным образом развивались события и на Кубе. Сходен и результат: Россия окончательно утратила возможность претендовать на роль «регулятора» на мировом рынке никеля. Куба занимает после Канады и России третье место в никелевом бизнесе. Построенный на 80% кубинский никелевый комплекс в Лас-Кариокас в 1991 году был брошен из-за политической и экономической близорукости СССР. Сегодня Гавана вернулась к этому проекту, сулящему многомиллиардные барыши. Для его реанимации Кубе нужны инвесторы. Россия в списке возможных партнеров — не на первых местах. В глазах Фиделя Кастро она дискредитировала себя, убрав с острова Свободы год назад свою военную базу.

Как ни доказывала Кремлю Служба внешней разведки, что свертывание российского центра радиотехнической разведки в Лурдесе прямо противоречит национальным интересам России, верх взяло предложение Министерства обороны. Его аргументация строилась на том, что ликвидация центра, с одной стороны, убедит Буша отказаться от планов развертывания ПРО, а с другой — позволит ежегодно экономить 200 млн. долл., которые якобы целесообразней направить на военное реформирование. Но Буш от своих планов не отказался, а 200 млн. долл. как не было, так и нет. Средства поглотила российско-кубинская система взаимозачетов.

Сегодня политик Сергей Иванов размышляет о возможности вывода российских войск с Балкан. В Минобороны довольно много сторонников того, чтобы перевалить миротворческие функции на плечи правоохранительных органов. Мол, это не функция армии — разнимать бандита с бандитом. В общем, десантники к выводу уже готовы. Военные, конечно, сэкономят, но бизнес опять потеряет. Российские предприятия уже упустили возможность приобщиться к освоению средств, выделенных ЕС на восстановление бывших югославских республик. На фоне сокращения военного, а значит, и политического влияния на Балканах отечественный бизнес окажется на задворках.

Подведем итог: попытка политического управления Вооруженными силами в интересах экономического развития России оказалась не очень успешной. Зато она показала, что колеса государственной машины крутятся в разные стороны.

Михаил Ходаренок

Независимая газета