Из России с угрозой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как "Интеррос" прощается с неугодными Владимиру Потанину топ-менеджерами: психушка и судебный иск в Лондоне

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::18.10.2010, Фото: "Коммерсант"

Из России с угрозой

В британском суде недавно были рассмотрены документы, речь в которых идет об оказании жесткого давления "Интерроса" на своих коллег, которые вынуждены были эмигрировать в Лондон

Андрей Столбовой

Compromat.Ru

Владимир Потанин

Когда нобелевские лауреаты по физике Новоселов и Гейм отказались вернуться в Россию, в Сколково, многие обвинили их в антипатриотизме. А коллега по «Новой газете» заметила, что эта идея была сродни предложению вернуться в «мирную» Чечню. И она, пожалуй, ближе к истине, чем дежурные патриоты. Потому что судьба талантливых россиян, сделавших серьезную карьеру за границей, а после решивших продолжить ее на родине, часто бывает трагичной.

Антон Черный и Алекс Полевой не ученые, а финансисты. Оба родились в России и получили блестящее образование. Черный — в МГИМО, а Полевой — в университете Северной Альберты, в Канаде, куда переехал с семьей в девятилетнем возрасте. Но карьеру Алекс сделал главным образом в России, последовательно сменив ЮКОС, ТНК, «Мечел», «Интегру» и, наконец, «Интеррос». В «Интерросе» оказался и Черный, для которого, впрочем, возвращение в Россию стало не шагом вперед, а просто — вызовом. Ведь до того он возглавлял лондонский офис инвестиционного банка Merril Lynch, то есть достиг в глобальной табели о рангах большего, чем любой из соотечественников, известных на Западе только благодаря Forbes. Однако он, вопреки логике, выбрал «Ренессанс капитал», а затем — «Интеррос», где возглавил инвестиционный блок. Полевой в то же время был замгендиректора по финансам.

Казалось бы, «Интеррос» выполнил историческую миссию — заполучил золотую, без иронии, молодежь, людей, которые могли качественно изменить отечественную корпоративную культуру на стыке лучших международных практик и российской закваски. Однако на практике перед менеджерами экстра-класса была поставлена задача, несовместимая с их опытом, — участие в корпоративной войне.

Война эта, напомним, началась с раздела имущества между Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым. Сами экс-партнеры глотки друг другу не грызли, но и не щадили — за любой спорный актив претенденту приходилось платить, обычно кэшем. При этом Прохоров скорее продавал, чем покупал, а значит, живая наличность была крайне необходима Потанину. Тогда-то рынок и заговорил о «странных» сделках, как любители футбола говорят о «странных» матчах. Так, совет директоров ОГК-3, контролируемый Владимиром Потаниным, одобрил приобретение доли в размере 25% минус 1 акция в ОАО «Русиа Петролеум» у «Интерроса», принадлежащего тому же Потанину, за 576 миллионов долларов (подробнее см. № 78 «Новой» от 20 октября 2008 г.). Нефтяная компания к тому времени была уже полумертвой, единственным относительно стоящим активом была лицензия на разработку Ковыктинского газового месторождения, да и та вовсю входила в сферу интересов «Газпрома». Сложно понять, зачем понадобилось тратить на это почти 600 млн долл., если, конечно, оставить за скобками тот факт, что они ушли с баланса ОГК-3 в распоряжение «Интерроса», то есть Потанина. По той же схеме, себе на пользу, покупателю на беду, «Интеррос» избавился и от доли в американской Plug Power, занимающейся вовсе не доходной, хотя и теоретически перспективной водородной энергетикой.

Для Потанина это не было критичным. Но ведь формально за это отвечали и Полевой с Черным, люди с репутацией другого уровня. Им, в отличие от сторонних наблюдателей, была доступна гораздо большая информация о странных сделках, а под ключевыми бумагами, очевидно, стояли их подписи.

А тут на горизонте забрезжила война за «Норникель». При разделе имущества Прохоров продал блокирующий пакет «Русалу» Олега Дерипаски, за «Интерросом» осталась примерно та же доля в уставном капитале горно-металлургического комбината. И Черный, и Полевой были предложены «Интерросом» в качестве представителей в совете директоров «Норникеля», а значит, любые действия компании становились бы частью их биографии. Понятно, что топ-менеджеры были в курсе стратегии «Интерроса», которая, как показала практика, была далека от международных норм корпоративного права (см. № 77 «Новой» за 2010 год). И они, очевидно, не захотели и не смогли стать частью такой стратегии. В 2009 году сначала Полевой, а затем и Черный покинули «Интеррос» и, собственно, Россию, перебравшись в Лондон.

История, казалось бы, закончилась. Но сначала в прессе появились сообщения, что в Лондоне Черный был госпитализирован в связи с тяжелым нервным расстройством. А после выяснилось, что «Интеррос» не намерен прощать беглеца, знакомого с корпоративной кухней, и подал на него в суд. Британский.

Это и была ключевая ошибка. Потому что, в отличие от отечественных практик, британское правосудие склонно изучать все обстоятельства дела, а эти обстоятельства далеко не всегда оказываются выгодными для истца. И тогда открывается весьма неудобная правда. В распоряжении «Новой» оказались материалы, представленные на судебном разбирательстве.

Их даже не нужно анализировать. Цитаты — самодостаточные. Напомним только, что ответчиком тут выступает Антон Черный, а истцом — представители его бывших работодателей:

«В апреле 2009 года г-н Клишас (председатель совета директоров истца. — А. С.) заявил Ответчику, что тот «будет следующим». Г-н Клишас также заявил, что с г-ном Полевым «разобрались», и его основной задачей теперь стало избавление от Ответчика, поскольку Истец не нуждался в услугах Ответчика».

«В период с апреля по ноябрь 2009 года г-н Клишас неоднократно заявлял Ответчику, что «избавится» от него, как ранее от г-на Полевого. В апреле 2009 года г-н Полевой не смог продлить свою рабочую визу и был вынужден покинуть Россию и досрочно прекратить свою трудовую деятельность. Вне зависимости от того, был ли г-н Клишас ответственен за уход г-на Полевого на самом деле, он представил это перед Ответчиком так, словно это случилось благодаря ему, и тем самым запугивал его».

«В период с мая по ноябрь 2009 года г-н Клишас заявил Ответчику, что он пытался избавиться от «всех следов г-на Полевого в организации». Ответчик плотно работал и был тесно связан с г-ном Полевым. Г-н Клишас хотел, чтобы фраза «все следы г-на Полевого» имела в виду или включала Ответчика».

«В октябре 2009 года Ответчик был уведомлен г-жой Еленой Кондратовой, старшим помощником г-на Потанина, что г-н Клишас проинструктировал г-на Андрея Бугрова, одного из высших руководителей Ответчика, поговорить со связями Ответчика в среде инвестиционных банков с целью поиска компрометирующей информации об Ответчике.

В конце октября 2009 года г-н Клишас позвонил Ответчику и пригрозил ему, что «рассчитается» с ним».

«В начале ноября 2009 года служба безопасности Истца организовала установку систем наблюдения и слежки в офисе Ответчика без ведома и согласия последнего. Об установке Ответчику сообщил его личный помощник. Примерно в октябре 2008 года г-н Потанин заявил Ответчику, что наблюдение ведется только в том случае, если г-н Потанин не доверяет какому-либо топ-менеджеру. В конце 2009 года Ответчик провел разговор с г-ном Потаниным и г-жой Захаровой (возглавляет юридическую службу Истца. — А. С.), в ходе которого стало ясно, что они были в курсе деталей частных бесед между Ответчиком и его супругой».

«Г-н Сергей Барбашев, генеральный директор ЗАО «ХК Интеррос» и начальник службы безопасности Истца, заявил Ответчику, что его карьера и жизнь напоминает случай Леонида Рожецкина, который в прошлом занимал высокий пост в «Норильском никеле». И Ответчик, и г-н Рожецкин эмигрировали из России в западную демократию, оба занимали руководящие должности в «Ренессанс Капитале», а потом получили работу в компаниях, подконтрольных г-ну Потанину. Г-н Рожецкин исчез из своего дома в Латвии в марте 2008 года и, согласно распространенному мнению, был убит. Г-н Барбашев отчетливо заявил, что для Рожецкина как-то все не получилось, и его жизнь трагически закончилась».

«Г-н Потанин заявил Ответчику, что он беспокоится о нем и что ему надо собраться и уехать в Лондон повидаться с семьей на выходных.

В силу отношения к нему, описанного выше, Ответчик был вынужден почувствовать серьезную угрозу и покинуть Россию 15 ноября 2009 г. Беспокоясь за собственную безопасность и подозревая, что за ним ведется наблюдение со стороны Истца, Ответчик купил авиабилет по маршруту МоскваЛондонМосква, намереваясь создать впечатление, что он собирается вернуться в Россию, хотя изначально он планировал остаться в Великобритании. Ответчик был уверен, что оставаться в России для него небезопасно».

История печальна и безусловно не добавляет авторитета российским бизнесменам в глазах их международных коллег, особенно учитывая, что господин Потанин является председателем Национального совета по корпоративному управлению. Международного скандала в данном случае не избежать. Ведь Полевой и особенно Черный известны в западных деловых кругах значительно лучше, чем на родине. Более того, они известны гораздо более, чем даже такие эмигранты, как Березовский или Чичваркин. В сочетании с длящимся скандалом вокруг «дела Магнитского» их история может стать очевидным сигналом о том, в какой степени к строительству международного финансового центра готовы не только российское государство, но и отечественный крупный бизнес.