Из варяг в РЕКи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Из варяг в РЕКи

Борис Левин, «Российские вести», 12–19 апреля 2006

Путь от консультанта ЦРУ и советника президента Латвии до исполнительного вице-президента РЕКа и фактически первого зама Вячеслава Кантора Сол Букинголтс проделал с фантастической скоростью. На этой тропе успеха наш герой кооперировался с лицами самых разнообразных специализаций и взглядов. В отличие от известного лозунга господина Троцкого, провозглашавшего: «Движение – все, конечная цель – ничто», задача попасть в политический бомонд России в канун «игры-2008» оказалась важнее выбора методов продвижения к цели

«Сол Букинголтс является одним из наиболее колоритных персонажей латвийского политического бомонда. Он родился в Риге в 1962 году и в возрасте трех лет эмигрировал с родителями в США, где получил американское гражданство. В конце восьмидесятых стал бывать в Риге наездами, но свою нынешнюю известность он получил только в 1992 году, когда был «приставлен» посольством США в качестве «советника» к латвийской делегации, проводившей переговоры с Россией по выводу российских войск из Латвии. При этом одновременно Сол Букинголтс стал еще и вице-президентом Американской торговой палаты в Риге. Подобный карьерный взлет объясняется очень просто – наш герой, по мнению независимых экспертов, является как минимум независимым консультантом ЦРУ США.

На ниве этой «информационно-консультативной» деятельности Сол достиг многого. Именно к его заслугам можно отнести крайне выверенную линию латвийской делегации на переговорах по выводу российской армии. И именно он сделал все, чтобы не допустить долгосрочной аренды Россией радиолокационной станции «Скрунда». Как стало известно «РВ» из информированных источников, с этой целью Сол Букинголтс передал тогдашнему руководству Латвии сфабрикованный в недрах американского разведывательного ведомства документ, в соответствии с которым Россия якобы намеревалась придать «Скрунде» статус военной базы России. И этот шаг «взорвал» ситуацию и не позволил убедить правительство Латвии, уже склонявшееся к согласию о долгосрочной аренде Россией РЛС, передать ее российскому Министерству обороны более чем на пять лет. И опять же Сол Букинголтс сделал все, чтобы «Скрунда» была впоследствии взорвана. Кстати, именно в то время Сол установил хорошие отношения с Г. Кристовскисом, который впоследствии стал министром обороны Латвии.

После завершения эпопеи вывода войск Сол Букинголтс по настоянию посольства США был назначен внештатным советником президента Латвии по экономике. При этом первоначально американцы «просили» для него должность советника по безопасности, но латвийские власти при всем своем проамериканизме на это не пошли. В первую очередь из-за жесткой позиции по этому вопросу полиции безопасности ЛР. Но и такое положение вполне устраивало Букинголтса, развернувшего невиданную политическую активность в русской общине Латвии. А ведь именно настроения и планы русских в Риге крайне интересовали американцев. Еще З. Бжезинский сформулировал в качестве одной из целей политики США в Прибалтике недопущение формирования самодостаточных русских общин в получивших независимость республиках. Госдеп крайне опасался, что они станут «пятой» колонной Москвы. Поэтому Сол и сосредоточил свое внимание на организации «псевдорусских» организаций. Кстати, именно он еще в середине 1990-х приложил руку к созданию марионеточной «Русской партии», целью которой являлось отвлечение на себя на выборах голосов русскоязычных избирателей.

Многое Сол сделал и для привлечения на свою сторону латвийской еврейской общины. Ему удалось нивелировать возмущение местных евреев политикой Латвии по героизации латвийского легиона СС. И именно благодаря деятельности Букинголтса не был сформирован единый фронт русских и еврейских организаций против поднимающих голову в республике неонацистских молодежных движений. Действовал Сол совместно с бывшим генеральным секретарем входящей в правящую парламентскую коалицию проамериканской партии «Новое время» Григорием Крупниковым. Кстати, Букинголтсу удалось и принизить роль латвийских карателей в уничтожении еврейского населения в Латвии во время войны. Так, по его настоянию на памятнике расстрелянным в румбальском лесу евреям, в организации установки которого он принимал активное участие, в фразе «в этом месте нацистами и их латвийскими пособниками расстреляны тысячи евреев» слова «латвийские пособники» были заменены на «местных пособников».

Сол Букинголтс является «глазами и ушами» посольства США не только в русской общине, но и в госаппарате Латвии, куда он вхож, а также в дипкорпусе. Должность советника президента Латвии открывает перед ним двери дипломатических салонов и бомондных клубов. В качестве вице-президента Американской торговой палаты Букинголтс организовал систему закрытых встреч американских предпринимателей с высокопоставленными латвийскими политическими деятелями, на которых последние тщательно опрашиваются по широкому кругу вопросов, которые напрямую к бизнесу отношения почти не имеют. И зачастую «нужные» политики получают в качестве вознаграждения конверты с вечнозеленой валютой.

Но следует заметить, что в последнее время Сол слишком многим стал надоедать. Посол России в Латвии В. И. Калюжный вычеркнул его из списков политических деятелей, приглашаемых на приемы, в Сейме (так называется в Латвии парламент) все чаще стали раздаваться голоса о недопустимости занятия С. Букинголтсом должности советника президента Латвии. Дело в том, что на поверхность стала выплывать достаточно неприглядная сторона его деятельности – связь с криминальными кругами. Букинголтс, которого явно не устраивала его официальная зарплата в известном ведомстве, в середине 1990-х начал совместный бизнес с представителями так называемой харитоновской организованной преступной группировки. Так, Сол взял в долг с целью вложить в проекты, связанные с недвижимостью, достаточно крупную сумму денег у казначея «харитоновцев» Валерия Берлина. При этом следует отметить, что Берлин к этому времени уже имел «высокую» репутацию в бандитских кругах и был причастен к целому ряду громких преступлений. Но проект реставрации Екабских казарм в центре Риги, в который Букинголтс вложил полученные деньги, оказался низкорентабельным, в связи с чем Сол не смог выплатить долг. По «странному» стечению обстоятельств после вспыхнувшего на этой почве между Букинголтсом и Берлиным конфликта последний был убит.

В 2004 году вдова Валерия Берлина Ольга Берлина обратилась к представителям разгромленной латвийской полицией в конце девяностых так называемой пардаугавской организованной преступной группировки с просьбой помочь получить от Букинголтса причитающийся долг. По имеющейся у «РВ» информации, О. Берлина предъявила видеозапись, на которой Берлин передает Букинголтсу деньги. В этой связи в 2005 году состоялся «жесткий» разговор между Солом и «пардаугавскими». Под угрозой физического уничтожения жены и ребенка Букинголтс согласился признать долг. Стороны договорились, что вместо выплаты денег Букинголтс, используя свое новое положение вице-президента Российского еврейского конгресса, будет оказывать «пардаугавским» помощь в ведении и легализации их бизнеса в России.

Свою должность в РЕКе Соломон (так теперь предпочитает называть себя г-н Букинголтс) получил сразу после того, как главой РЕК был избран его троюродный брат Вячеслав Кантор.

Примечательно, что до этого момента интересы нынешних соратников по РЕК пересекались не так часто. Правда, в прошлом году Сол Букинголтс выступал организатором встречи Кантора с президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой. По странному стечению обстоятельств, произошло это сразу после того, как Кантор стал советником украинского президента Виктора Ющенко.

Лейтмотив нынешнего присутствия Букинголтса в Москве – быть как можно дальше от латвийских скандалов. Но, видимо, такова уж натура человека. А чем еще можно объяснить маниакальное стремление, не разобравшись со старыми проблемами, влезать в новые?

Недавно Сол Букинголтс умудрился «засветиться» и в скандале, связанном с подкупом должностных лиц юрмальской думы, уже получившем название «Юрмалгейт». В настоящий момент латвийской полицией по данному факту заведено уголовное дело, и Сол Букинголтс проходит по нему как один из подозреваемых. Именно он вместе с Григорием Крупниковым являлся посредником между организатором подкупа Германом Милушем и тремя депутатами от «Нового времени». При этом по латвийскому законодательству Солу грозит достаточно приличный тюремный срок.

В настоящий момент Сол Букинголтс сосредоточил свое внимание на бизнесе в России, где он еще в 2003 году зарегистрировал на свое имя фирму. Но основной его целью все-таки является сбор политикоэкономической информации о происходящих в России процессах. Также его задачами являются более активное вовлечение структур РЕКа в политическую жизнь России и приобретение рычагов влияния для участия в «раскладке» 2008 года. Как эти задачи будут решаться на практике, пока неясно. До сих пор единственной публичной миссией Сола Букинголтса было «улаживание отношений» с прессой, взявшейся раскручивать скандал вокруг причастности Кантора к делу об отмывании денег в банке «Апоалим» и последовавшей затем информации о возможном его снятии с должности председателя попечительского совета ЕЕК. С поставленной задачей – «заткнуть прессу» – Сол справился превосходно.

Из интервью Ольги Берлиной латвийской русскоязычной газете «Вести сегодня»:

– Ольга, почему вы так уверены, что Сол Букинголтс имел общий бизнес с вашим мужем? Все-таки Сол – одно из значимых лиц в государстве, а у вашего мужа с репутацией было не все хорошо.

– Я в этом не сомневаюсь и могу с полной ответственностью утверждать. Где-то в 1995–1996 годах мой покойный ныне муж сказал, что он будет крупно вкладываться с господином Букинголтсом. Планировалось открыть на углу улиц Калпака и Бривибас, где раньше было кафе «Сигулда», ресторан и казино Imperial. Я тогда сказала мужу, чтобы он оформил это как-то документально. Но муж как раз-таки сказал, что у этого человека незапятнанная репутация, а у него, мол, и судимость, и прочее. Тогда я предложила вариант, что-бы все документы были оформлены на меня, на что муж сказал, что фамилия-то у нас одна, и у Сола могут быть проблемы. В итоге муж все, что было у него на тот момент, вложил в общий с Букинголтсом бизнес.

– О какой сумме идет речь? Хотя бы ориентировочно.

– Я точно не знаю. Но приблизительно муж дал Солу 250 тысяч долларов. Потом в 1997 году у нас в подъезде произошел взрыв, муж едва не погиб. И примерно тогда же этот ресторан и казино закрылись. Уж не знаю почему. Может, по материальным причинам, а может, просто это было неудачное вложение. И насколько я тогда со слов мужа поняла, частично Сол рассчитался с ним, какую-то часть отдал. Муж ждал возврата остальных денег, но в 2000 году его убили. Все знакомые тогда же стали говорить, чтобы я не волновалась, что Сол знает, что он должен нашей семье деньги, и он их отдаст. Я, конечно, в тот момент плохо понимала, что происходит. И Букинголтса не трогала. Тем более что перебирала бумаги покойного мужа и нашла его записи, которые только я и могу разобрать, в которых было написано, что Сол остался нам должен где-то 158 тысяч долларов».

Вставка:
Свою должность в РЕКе Соломон Букинголтс получил сразу после того, как главой РЕК был избран его троюродный брат Вячеслав Кантор