Из взяточников – в мародеры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::23.09.2006, Фото: ИТАР-ТАСС

Из взяточников – в мародеры

Чтобы получить депутатскую неприкосновенность Юрий Савельев не брезгует танцами на гробах

А. Высоцкий

Converted 22469.jpg

Юрий Савельев

Время лечит раны телесные, но бессильно исцелить травмы душевные. Собственно, память о пережитом и делает человека человеком. Вспоминать случившееся – трагическое, страшное, что, может, и хотелось бы забыть, как ночной кошмар – нужно хотя бы для того, чтобы избежать повторения ужаса в будущем. Извлечь из произошедшего уроки. Для того, в общем-то, и была создана парламентская комиссия Александра Торшина, расследующая обстоятельства бесланской трагедии. Опрошены были сотни очевидцев, местных жителей, непосредственные участники операции по освобождению заложников. Осужден один единственный из оставшихся в живых террористов – Нурпаши Кулаев. Так или иначе, работа парламентариев принесла значительные результаты в восстановлении подлинной картины того, что произошло в маленьком осетинском городке в те сентябрьские дни 2004-го. Понятно, что вывод любой комиссии – это согласованное мнение людей, входящих в нее. Хотя и любой ее член может иметь особое мнение. Но когда им подменяются результаты расследования всей комиссии, профанируются и извращаются ее выводы, следует повнимательнее задуматься над тем, кому это выгодно и для чего это делается.

Имя «особого» члена комиссии Юрия Савельева в последнее время на слуху – благодаря во много беспрецедентному пиару на бесланской крови, учиненному пиар-людоедкой Мариной Литвинович. Мало кому известный депутат за короткий период чуть было не был искусственно раздут до серьезной фигуры. Задолго до обнародования результатов расследования комиссии кабинетный мыслитель, не удосужившийся даже посетить Беслан, стал изумлять общественность версиями одна другой экстравагантней.

По мнению депутата, в кровавой развязке бойни виновны отнюдь не белые и пушистые террористы, собравшие детей в школе №1 на веселый утренник, чтобы раздать им пятьсот эскимо. Оказывается, главными злодеями в этой истории были… федералы. Дескать, если б не их топорная работа и врожденное изуверство, жертв можно было бы избежать. Но силовики, как утверждает г-н Савельев, принимая решение о штурме, торопились потому, что живой еще тогда Аслан Масхадов вроде уже вступил в переговоры с боевиками и мог бы сам освободить заложников… А этого федералы допустить, понятно, никак не могли. Им, конечно, проще было положить своих лучших офицеров, которые закрывали телами детей, чем допустить, чтобы конфликт разрешился без крови.

По меньшей мере, недоумение вызвали у экспертов уверения Савельева, что роковой взрыв был спровоцирован выстрелом спецназовского огнемета: депутат, хвастающий своей исключительной осведомленностью в вопросах взрывотехники, по-дилетантски перепутал использовавшийся в Беслане огнемет для тушения с помощью встречного огня с боевым зажигательным огнеметом. И уж совсем фантастическими выглядят картины того, как жаждущие крови федералы сразу после взрыва открыли беспорядочный огонь по школе, изрешетив все ее здание. Люди, хотя бы отдаленно знакомые с методикой ведения боевых действий спецназом, знают, что профессионалы так не стреляют.

На днях Савельев выступил с очередной, седьмой частью своего подметного сериала, в котором продемонстрировал виртуозное владение основами высшей математики. На своей логарифмической линейке депутат подсчитал, что 32 террориста – это для захвата школы как-то маловато, а вот от 56 до 78 – в самый раз. Значит, уцелело и вырвалось из школы от 24 до 46 бандитов. В качестве доказательства приводится свидетельство женщины-милиционера Фатимы Дудиевой о том, что захватившие школу боевики здоровались друг с другом так, будто давно не виделись, а стало быть, прибыли в Беслан двумя группами. Смысл «особых» изысканий Савельева предельно ясен: правоохранительные органы сработали безобразно, а виноват во всем – кровавый гэбистский режим.

Савельев – не первый и, увы, не последний, кто набирает очки в политике испытанным способом – мародерским. Вот только приобретенная таким способом известность Юрию Савельеву может и боком выйти. Уже хотя бы потому, что публичности доктору технических наук из Санкт-Петербурга следовало бы избегать. А то, глядишь, вспомнят, что пламенный соратник г-жи Литвинович и г-на Невзлина зарабатывал не только политический капитал. И не всегда легально.

В 1987 году ректор Балтийского государственного технического университета («Военмеха») Юрий Петрович Савельев оказался в «Крестах» по обвинению в банальном взяточничестве. Произошло это чуть ли не за два часа до его регистрации в качестве кандидата в депутаты Ленгорисполкома. Многие помнят, какой магической силой обладал в ту пору ореол «пострадавшего от власти». Взбудоражив общественное мнение, через месяц под ликующие вопли местной демшизы Савельев был отпущен на свободу, а еще через два года легко победил (как-никак, борец с тоталитаризмом!) на выборах ректора и возглавлял «Военмех» на протяжении пятнадцати лет.

Как всякий нормальный демократ, Савельев не забывал о том, что первоначальное накопление капитала следует начинать с себя. Пользуясь своим положением, он начал активную деятельность в сфере недвижимости. В частности, сдав в аренду АОЗТ «Балтийский международный научно-технологический парк», структуре, несмотря на свое название специализировавшейся на сделках с недвижимостью в центре Петербурга, принадлежащее «Военмеху» огромное здание на Измайловском проспекте, д. 2. Вузу же за это если что и перепадало, то сущие копейки, что и неудивительно, ведь гендиректором указанного АОЗТ являлся сам Ю. Савельев. Согласно подсчетам специалистов Комитета по управлению городским имуществом (КУГИ), мимо бухгалтерии университета, сидящего чуть ли не на голодном пайке, могло проходить таким образом около миллиона долларов в год.

«Не простаивали» и другие помещения «Военмеха». Так, компании «Стройэкспо» на, мягко говоря, льготных условиях было сдано здание бывшего общежития на Измайловском проспекте, д. 24. Та же участь постигла одно из вузовских зданий на Московском проспекте. А из университетской столовки не без участия сына ректора Павела устроили… ночное увеселительное заведение – чрезвычайно популярный в городе «Гавана-клуб» с тремя танцполами.

Нельзя сказать, что кипучая деятельность ректора «Военмеха» совсем уж не привлекала внимания правоохранительных органов. В 1998 году, например, после расследования финансовых махинаций с деньгами за аренду помещений университета швейцарской фирмой «Шарм технолоджис» тогдашний начальник УФСПН по Санкт-Петербургу Георгий Полтавченко намекал на грозящий Савельеву срок в пять лет. Но «борец с тоталитаризмом» опять каким-то образом выкрутился и отделался строгим выговором и предупреждением о неполном служебном соответствии от Госкомитета РФ по высшему образованию.

Один только список нарушений, связанных с деятельностью Савельева, может занять не одну страницу. Это и списание его вузом огромных бюджетных средств, не подтвержденных актами о приемке работ, и занижение в отчетах сумм, потраченных на приобретение «предметов длительного пользования производственного назначения», и незаконная поставка электричества шести сторонним организациям… Не исключено, что коммерческие успехи г-на Савельева, когда он возглавлял вуз, со временем сами станут предметом расследования. И, скорее всего, не парламентского. Хотя сейчас ему как депутату Госдумы нечего опасаться – мандат выручит.

Не для того ли, чтобы в 2007-ом вновь обзавестись столь ценной бумагой, гарантирующей неприкосновенность от закона, и затеяна Савельевым вся эта неприличная возня вокруг трагедии, потрясшей мир?