Из доклада Немцова-Милова: "Путин. Итоги."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Доклад Немцова-Милова: "Путин. Итоги"

"Вывод активов из госсобственности под контроль частных лиц, монополия друзей президента на экспорт нефти, создание "черной кассы" Кремля - таковы штрихи к портрету сложившейся при Путине криминальной системы управления страной"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::11.02.2008

"Путин. Итоги". Коррупция разъедает Россию. Глава из книги

Петр Саруханов

Converted 26148.jpg

«Новая газета» начинает публикацию фрагментов газетной версии экспертного доклада «Путин. Итоги». Авторы доклада — Владимир Милов и Борис Немцов — известные в стране люди, да к тому же неоднократно печатались в «Новой».

В виде брошюры доклад выйдет в издательстве «Новая газета». С середины февраля его можно будет приобрести в книжных магазинах Москвы и в киоске «Новой» на Пушкинской площади.

Одним из самых тяжелых, черных итогов президентства Владимира Путина стало погружение России в беспросветную пучину коррупции. По уровню воровства среди чиновников мы официально признаны одной из самых худших стран в мире.

В мировом рейтинге уровня коррупции Transparency International за годы президентства Путина мы опустились на 143-ю позицию. Дальше — некуда. Наши соседи — Гамбия, Индонезия, Того, Ангола, Гвинея-Бисау.

В этом рейтинге мы намного отстаем от таких стран, как Замбия (123-е место), Украина (118-е), Египет (105-е), Грузия (79-е), Южная Африка (43-е). Еще в 2000 году мы находились «всего» на 82-м месте, а теперь дошли до самого дна. По оценкам фонда «ИНДЕМ», объем коррупционных сделок в России вырос с менее 40 млрд долларов в год в 2001 г. до более 300 млрд долларов в 2006 г. (!). Взятки и чиновничий рэкет стали повсеместной нормой в России.

Тайные бенефициары

Путин оказался хитрее паразитировавших на реформах 1990-х олигархов и коррупционеров. Тогда коррупция была тоже сильна, но она была на виду — свободная пресса могла беспрепятственно сообщать о фактах коррупции. В 1997 году ряд членов правительства были уволены из-за того, что получили аванс в 90 тыс. долларов каждый за написанную ими книжку о приватизации. У нынешних коррупционеров эта цифра вызывает смех.

Сегодня воровство чиновников исчисляется многими миллиардами, но оно скрыто за десятками тайных бенефициаров крупных активов, за которыми стоят могущественные «друзья президента Путина». Информация об истинных владельцах тщательно охраняется спецслужбами, тема коррупции в высших эшелонах власти — табу для обсуждения в подконтрольных Кремлю СМИ.

Между тем коррупция никуда от нас не ушла. Наоборот, время Путина ознаменовалось ее небывалым расцветом. Взятки и слияние чиновников с бизнесом стали нормой на всех уровнях власти — федеральном, региональном, местном. Под болтовню о борьбе с «реваншем олигархов» в России происходило стремительное обогащение новой, более могущественной путинской олигархии за наш с вами счет. Вывод важных активов из государственной собственности под контроль частных лиц, выкуп собственности у олигархов по баснословным ценам за государственный счет, установление монополии друзей президента Путина на экспорт российской нефти, создание «черной кассы» Кремля — таковы штрихи к портрету сложившейся при Путине криминальной системы управления страной.

«Газпром» — чемпион по выводу активов

«Чемпионом» по выводу важнейших активов в руки таинственных «третьих лиц» стал «Газпром». Всего за три года «Газпром» без всякого конкурса, по непрозрачной процедуре, передал в собственность посторонних лиц три важнейших финансовых актива, обслуживающих денежные потоки компании. Сначала это была дочерняя страховая компания «Газпрома» «Согаз»: в 2005 году ее передали в собственность структурам петербургского банка «Россия». В тот момент все активы банка «Россия» были примерно равны стоимости «Согаза» (1 млрд долларов). Однако «Согаз» не был продан на открытом аукционе, а был передан в собственность этому небольшому питерскому банку.

В 2006 году под управление структур банка «Россия» перешли пенсионные резервы пенсионного фонда «Газфонд» общим объемом свыше 6 млрд долл. В конце 2006 — начале 2007 г. на эти деньги были выкуплены более 50% акций Газпромбанка, ставшего к концу 2007 года вторым банком страны по размеру активов после Сбербанка.

Крупнейшим акционером банка «Россия», основанного в 1990 г. при участии управделами Ленинградского обкома КПСС, по данным российских СМИ, является председатель его совета директоров Юрий Ковальчук, знакомый с президентом Путиным со времени его работы в Петербурге. Однако полная структура владельцев банка неизвестна.

Крупномасштабной аферой друзей Путина из банка «Россия» стал захват гигантского холдинга «Газпром-Медиа», в состав которого входят телеканалы НТВ, ТНТ и другие медиаактивы. До того как Газпромбанк попал в руки Ковальчука и Ко, в июле 2005 г. на него были переведены медиаактивы «Газпрома» — группа «Газпром-Медиа» и пакеты акций в телеканалах НТВ и ТНТ, которые обошлись Газпромбанку всего в 166 млн долларов. Через 2 года после продажи, в июле 2007 года, вице-премьер Дмитрий Медведев оценил стоимость активов «Газпром-Медиа» в 7,5 млрд долларов. Получается, «Газпром» отдал эти активы друзьям президента Путина в десятки раз дешевле реальной стоимости! По сравнению с этой аферой залоговые аукционы выглядят «образцом честности и прозрачности».

«Россия — страна возможностей», цинично провозглашает лозунг рекламной кампании банка «Россия», смотрящий на нас со щитов, установленных на Невском проспекте и у Исаакиевского собора. Сконцентрированные в руках Юрия Ковальчука медиаактивы — не просто бизнес. Это полномасштабный политический ресурс, предназначенный для массированной обработки общественного сознания. По сути, в руках Ковальчука оказался гигантский негосударственный медиахолдинг, включающий четыре крупных телеканала — НТВ, ТНТ, РЕН ТВ, «Санкт-Петербург — Пятый канал», наиболее читаемую в стране газету «Комсомольская правда», десятки теле- и радиокомпаний и газет. Эта медиамашина по масштабам превосходит былые возможности Гусинского и Березовского и является мощным конкурентом государственных СМИ.

Трудно себе представить, что такой ресурс не будет использоваться в политических интересах Путина.

Брат Юрия Ковальчука, Михаил, возглавляет Курчатовский институт и, недавно став исполняющим обязанности вице-президента Российской академии наук, будет распределять выделенные из бюджета 130 млрд рублей на «нанотехнологии». Сын Юрия Ковальчука, Борис, некогда советник вице-премьера Дмитрия Медведева, сейчас возглавляет департамент приоритетных национальных проектов в аппарате российского правительства — через этот департамент расходуются все средства, выделяемые на нацпроекты.

Зачем государство купило «Сибнефть»

Еще одной исторической аферой стал выкуп в сентябре 2005 года 75% акций «Сибнефти» у друга Путина, олигарха Романа Абрамовича, за 13,7 млрд долларов.

Государство могло вообще не покупать «Сибнефть» (на момент продажи это была самая маленькая из российских нефтяных компаний с падающей добычей нефти). В конце концов, могло заплатить за нее существенно меньшую цену с учетом того, что в свое время Абрамович приобрел контроль над компанией за 100 млн долларов.

Однако «Сибнефть» купили по максимально возможной, искусственно взвинченной цене, причем половина покупки была профинансирована напрямую за государственные деньги. В июне—июле 2005 года государство через специально учрежденную компанию «Роснефтегаз» заплатило «Газпрому» 7,2 млрд долларов, получив взамен 10,7% акций самого «Газпрома». Это были те самые акции, которые за 12 лет до этого распоряжением президента Ельцина от 1993 года «Газпрому» разрешили выкупить за ваучеры. Свой пакет в «Газпроме» государство могло увеличить совершенно бесплатно, погасив эти акции.

Зачем было платить Абрамовичу более 7 млрд долларов государственных средств (остальные деньги были взяты из бюджета «Газпрома») для увеличения госпакета акций в «Газпроме», когда власти и так фактически полностью контролировали компанию? Что это, как не вывод активов?

Зачем было платить за «Сибнефть» 13,7 млрд долларов, когда можно было заплатить гораздо меньше? В течение всего 2005 года цену акций «Сибнефти» искусственно разогревали на слухах о предстоящей покупке компании «Газпромом». Еще в начале 2005 года акции стоили 3 доллара за штуку, а на момент совершения сделки — уже 4 доллара. Если бы «Газпром» купил 75% акций «Сибнефти» в январе 2005 года, он сэкономил бы более 3 млрд долларов.

Зачем было переплачивать Абрамовичу за «Сибнефть»? Да и Абрамович ли это? Он считается владельцем компании Millhouse, продавшей «Сибнефть» «Газпрому». Однако имен подлинных владельцев Millhouse никто не знает. Говорят, у Абрамовича есть влиятельный партнер, совладелец Millhouse. Кто это?

Зачем вообще была нужна национализация «Сибнефти»? Если бы ее купили частные владельцы, эффективность компании, скорее всего, не упала бы так, как впоследствии под контролем «Газпрома», а государству не пришлось бы платить за компанию такие деньги.

Кстати, согласно финансовым отчетам «Газпрома», в собственности компании и ее «дочек» еще в середине 2003 года было 17,5% собственных акций. По состоянию на 30 июня 2007 года — 0,5%. В 2005 году государство выкупило 10,7% акций. Куда делись остальные 6,3% акций «Газпрома», которые сегодня стоят почти 20 млрд долларов? Кто владеет ими?

Зачем «Газпром» делится сотнями миллионов долларов ежегодной прибыли от транзита и реэкспорта центральноазиатского газа с совладельцами швейцарского трейдера «РосУкрЭнерго»? Кто стоит за этой посреднической структурой?

Все описанные выше аферы вокруг «Газпрома» осуществлялись, когда совет директоров компании возглавлял преемник президента Путина Дмитрий Медведев. Какую роль лично он играл во всех этих аферах и не является ли его выбор в качестве преемника следствием этих афер?

Как поймать их за руку?

Еще одна афера путинского времени — разрастание как на дрожжах бизнеса никому доселе не известного швейцарского нефтяного трейдера Gunvor, через который сегодня экспортируется около трети вывозимой за границу российской нефти (почти вся нефть «Сургутнефтегаза», значительная часть нефти, добываемая «Газпромнефтью», «Роснефтью» и другими компаниями). Эта компания контролирует ежегодный экспорт нефти стоимостью не менее 40 млрд долларов.

Когда Путин только пришел к власти, в России активно обсуждалась возможность введения государственной монополии на экспорт нефти. Монополия, по сути, и была введена, только не государственная, а частная. За компанией Gunvor стоит давний товарищ Путина по работе в Петербурге Геннадий Тимченко.

В письме в британскую газету Guardian другой совладелец Gunvor, швед Торбьерн Торнквист, признался, что у могущественного нефтетрейдера есть и некий «третий совладелец». Кто это, до сих пор неизвестно.

Непонятно также, кто владеет «Сургутнефтегазом» — опорным поставщиком нефти для Gunvor. Считается, что компанию через цепочку промежуточных фирм контролирует нынешний гендиректор Владимир Богданов. Однако есть и другая версия: еще в 2002—2003 годах Богданов перепродал свои акции неизвестным лицам, представляющим высшие эшелоны российской власти, в том числе тому же Тимченко, а возможно, и Путину. Так это или нет, еще предстоит проверить. В то время как другие частные нефтяные компании («ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», ТНК-ВР) раскрыли своих реальных владельцев несколько лет назад, настоящая структура собственности «Сургутнефтегаза» остается непрозрачной.

Поймать Путина и его сообщников за руку трудно — слишком профессионально они заметают следы своей неприглядной деятельности. Видимо, переняли опыт Саддама Хусейна: американцы так и не смогли найти в Ираке достаточных документов, подтверждающих коррупцию в период правления диктатора, хотя Саддам и его сыновья купались в роскоши и ни в чем себе не отказывали.

Хотя иногда за руку ловить удавалось. В мае 2006 года арбитражный трибунал Цюриха признал, что владельцы бермудского фонда IPOC, контролирующего пакет акций российского оператора сотовой связи «МегаФон», отмывали деньги в интересах реального бенефициара фонда, неназванного «свидетеля № 7». Описание «свидетеля № 7» полностью соответствует портрету российского министра связи, питерца и давнего товарища президента Путина Леонида Реймана. Номинальный владелец IPOC, датский юрист Джеффри Гальмонд, владеет также «Телекоминвестом», «Межрегиональным транзиттелекомом», 50% оператора сотовой связи «Скай Линк». В ноябре 2007 года прокуратура Британских Виргинских островов обратилась к властям США с просьбой помочь в расследовании причастности Реймана к незаконной деятельности.

Но министр Рейман до сих пор прекрасно себя чувствует, работая на прежней должности.

Остается слишком много неприятных вопросов к Путину и его подельникам. Кто является реальными совладельцами «Сургутнефтегаза», «Мегафона», «Скай Линка», компании Романа Абрамовича Millhouse, могущественного нефтяного трейдера Gunvor? Могло ли быть так, чтобы какие-то датские, шведские, финские и чукотские бизнесмены завладели доброй половиной России, не делясь с Путиным? Куда направляются колоссальные средства, выручаемые от экспорта оружия? Верна ли информация СМИ о «черной кассе» Кремля — системе скрытого оборота наличности неизвестного происхождения, как минимум сотен миллионов долларов, используемой для финансирования предвыборных кампаний или каких-то иных целей?

Неудивительно, что эксперты и политологи соревнуются в оценках личного состояния Путина, — 20, 30 млрд долларов, кто больше?

Как остановить коррупцию

Авторитарно-криминальный режим, сформировавшийся в России за годы правления Владимира Путина, угрожает будущему нашей страны. Власти есть что терять. Если в России вновь появятся свободные СМИ и конкуренция в политике, черные делишки нынешних российских правителей немедленно выплывут наружу. Если это произойдет, им в лучшем случае придется потерять свои посты — а вместе с ними и возможности для миллиардных заработков. А в худшем — и свободу. Вывод государственных активов, прежде всего активов «Газпрома», использование заграничных посредников для выкупа российской нефти по заниженным ценам, вменяемые сегодня в вину сидящему в тюрьме Михаилу Ходорковскому, стали широкой практикой среди многочисленных «друзей Путина» — только в многократно большем масштабе.

Нам необходимо остановить все это. Перевернуть эту позорную страницу в нашей истории. Нам нужно, чтобы к власти пришли люди с чистыми руками, за спиной которых нет никаких коррупционных скандалов и сомнительных связей. Нам нужно резко уменьшить власть чиновников над страной, сократить их полномочия, чтобы убрать почву из-под ног коррупционеров и воров во власти. Государство должно избавиться от не свойственных ему функций контроля над предприятиями и их денежными потоками. Необходимо возродить практику открытой и честной приватизации, которая начала формироваться в 1997—2002 годах.

Сроки пребывания конкретных чиновников у власти должны быть ограничены на всех уровнях. Это необходимо для того, чтобы люди не «врастали» в альянсы с предпринимательскими структурами, а их последователи получали возможность гласно расследовать деятельность предшественников. Необходимо ограничить срок пребывания на высших властных должностях на всех уровнях — федеральном, региональном, местном. Принцип должен быть универсальным: отработал 8 лет — в отставку, никаких третьих сроков, различных трюков для сохранения у власти (вроде перехода на должность председателя правительства).

Нужно принять законы о лоббизме, конфликтах интересов, запрете для чиновников и аффилированных с ними лиц на занятия бизнесом. Нужна пожизненная дисквалификация чиновников, уличенных в коррупции, — им должно быть навсегда запрещено занимать государственные должности.

Нам необходимы обновленные правоохранительные органы, прежде всего те, которые заняты расследованием коррупционных дел. России необходима независимая Федеральная служба расследований, в которой не было бы места лицам, аффилированным с потенциальными коррупционерами и замешанным в покровительстве обвиняемым по громким уголовным делам — например, по делу о контрабанде мебели через торговый центр «Три кита», где сотрудники прокуратуры и Следственного комитета преследовали участников расследования.

Необходимы жесткий гражданский контроль за действиями власти, возрождение свободы слова, отмена цензуры на федеральных телеканалах, нормальные условия для деятельности политической оппозиции. Общество должно получить возможность открыто обсуждать темы коррупции во власти и требовать уголовного преследования коррумпированных чиновников. Журналисты должны получить возможность свободно проводить расследования коррупционных скандалов.

Важнейшим условием для борьбы с коррупцией является наличие в России независимых судов. Пока суды фактически находятся под контролем исполнительной власти, нет шансов на то, что дела о коррупции будут рассмотрены объективно и виновные будут наказаны.

Демократизация страны, приход к власти ответственных и чистоплотных политиков на смену клептократии, возвращение России от жизни «по понятиям» на путь построения правового государства, где уважают и соблюдают законы, — единственный способ остановить разворовывание России.

12 февраля в штаб-квартире СПС (Малая Андроньевская улица, 15) состоится презентация доклада. Начало в 14.00.

Авторы доклада
Борис Немцов — в 1990-е — губернатор Нижегородской области, четырежды завоевывавший большинство голосов граждан на выборах. В 1997—1998 годах — вице-премьер российского правительства, министр топлива и энергетики. Автор важнейших антикоррупционных законов о госзакупках, программы предоставления жилья для военнослужащих, подготовки управленческих кадров за рубежом. В 2000—2003 годах возглавлял Союз правых сил и одноименную фракцию в Государственной Думе. В 2004-м, не попав в следующий состав Думы, ушел из политики, однако в 2007-м совершил громкое возвращение в качестве одного из лидеров предвыборного списка партии СПС.

Владимир Милов — в 1997—2002 годах работал в федеральных органах исполнительной власти, за 5 лет пройдя путь от ведущего специалиста Федеральной энергетической комиссии до замминистра энергетики. Был одним из главных разработчиков российских энергетических реформ, призванных повысить эффективность энергетического сектора страны. Добровольно покинув правительство в конце 2002 года, стал крупнейшим российским независимым экспертом в области энергетики.