Из касты бумажных стратегов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Из касты бумажных стратегов Нелицеприятный портрет от Виктора Семенова

"В Генеральном штабе приход Юрия Балуевского на должность своего руководителя восприняли с энтузиазмом. Тут он в доску свой: табличку с его фамилией уже больше двадцати лет переносят с одного этажа "арбатского Пентагона" на другой. А вот в войсках к подобному назначению отнеслись более чем сдержано. И это не удивительно. В Вооруженных силах уже давно существует далеко не теоретическое разделение офицеров и генералов на своеобразные касты. Это когда одни проходят службу в элитных местах, а другие - только в роли рабочих лошадок в войсках. Да, последних могут назначать на высокие должности, вручать генеральские погоны, но все равно они не будут вылазить "из окопов". Балуевский, к сожалению, не из их числа.

Курортный штабс-капитан 
Юрий Николаевич родился в куротном Трускавце. И служба ему вышла не та самая, что забирет здоровье и нервы. Последнее, чем реально командовал сегодняшний глава Генштаба, - рота. И было это в далекие семидесятые. С тех пор Балуевский ходил только "в параллельных брюках" (так в советские времена в армейской среде отличали "штабных" от линейных офицеров, которые, в свою очередь, носили сапоги и галифе) и по паркету. Едва получив капитана, Юрий Николевич стал офицером штаба армии и с тех пор не покидал штабные коридоры. 
Единственная длительная командировка Балуевского "в войска" - на должность начальника штаба, первого заместителя командующего Группой российских войск в Закавказье - была вызвана политическими мотивами. В августе 1991 г., тогда еще полковник, он сразу вдруг оказался генералом для особых поручений у замминистра обороны СССР Владислава Ачалова. Того, который публично выступил в поддержку ГКЧП. Вот и пришлось на время покинуть родной "Арбатский военный округ", куда вернулся летом 95-го уже в качестве первого заместителя начальника главного оперативного управления и уже в генеральском чине. 
Тонкий стратег и толстый тактик 
Утверждают, что когда несколько лет назад назад президент Владимир Путин на сборе высшего командного состава заявил, что "среди руководящего состава Минобороны и Генштаба сегодня лишь единицы имеют опыт командования армиями или штабами военных округов", взгляды присутствующих остановились именно на Балуевском. А после слов Верховного главнокомандующего о том, что с этой кадровой практикой будет покончено, посчитали, что Юрий Николавич достиг своих генеральских высот. Так что же не позволило главковерху сдержать свое слово? 
В кругу генштабистов Балуевский слывет интеллектуалом, стратегом и аналитиком. Говорят, что именно последнее и сблизило его с министром обороны Сергеем Ивановым, в свое время возглавлявшим аналитическое управление Службы внешней разведки. Взгляды их на развитие Вооруженных сил России настолько близки, что, по словам минобороновских чиновников, именно Юрий Николаевичготовит основные доклады и выступления Сергея Борисовича как министра. Считается, что его перу принадлежит и известный труд "Актуальные вопросы развития Вооруженных сил Российской Федерации", с помпой представленный перед Верховным главнокомандующим. 
Что касается "стратегического мышления" нового главы Генштаба, то и с этим можно поспорить. Все военные аналитики отмечают стремление Балуевского "рулить" фронтами и армиями. Не менее. Воспринимать же идеи молниеносных операций малыми по численности, но отлично подготовленными воинскими частями, генштабист с 20-летним стажем не торопится. А ведь поднятое в свое время на смех предложение Павла Грачева "взять Грозный двумя полками ВДВ" - и есть новое слово в военном деле. К сожалению, за словом не последовало дело. 
Генштабовская же политика "руководства" фронтами и армиями России до сих пор аукается на Северном Кавказе. К налету 200-300 боевиков - Буденновск, Кизляр, Назрань - наши силовики, деятельность которых до недавних пор координировал именно Генштаб, даже точнее, родное Юрию Николаевичу Главное оперативное управление ГШ, традиционно остаются неготовыми. 
Общий язык с Западом 
Занимая должности второго плана - "штабные" никогда не были первыми - Балуевский сумел как-то дистанцироваться от всех "реформ по Квашнину". И сегодня мало кто знает, что реальным исполнителем соединений и разъединений военных округов, видов и родов войск, переименований вузов, что прежде всего ставится в укор экс-начальнику Генштаба - был именно он, нынешний начальник ГШ. 
Далеко не безупречна исполняемая Балуевским и роль "главного военного переговорщика". Все договоры, по которым встречался со своими американскими коллегами генерал Балуевский, он так и не довел до логического завершения. Все европейские страны до сих пор не воспринимают адаптированный ДОВСЕ - договор об обычных вооруженных силах в Европе. 
Даже широко разрекламированный СНП (договор об ограничении стратегических наступательных потенциалов) - не без изъяна. По оценке многих известных российских международников, этот документ, который со стороны Минобороны курировал именно Балуевский, более напоминает протокол о намерениях, чем договор. Последний традиционно должен иметь механизм реализации и контроля. В СНП этого нет. Единственное жесткое обозначение: к 1 января 2012 г. сохранить не более 2,5 тысяч боеголовок в развернутом виде. Это значит, что даже 30 декабря 2011 г. мы не сможем упрекнуть американцев в том, что они ничего не сделали для исполнения договора. 
И, наконец, о генерале-интеллектуале. Автору этих строк довелось присутствовать на множестве брифингов Балуевского. Особого интеллекта, так же, как и новаторских идей, признаюсь, услышать и увидеть не довелось. Зато десяткам журналистов памятны его "лекции" о том, "как надо писать о Вооруженных силах". И если бы речь шла только о журналистах. 
В Государственной Думе России, например, до сих пор вспоминают одно из выступлений генерал-полковника на парламентских слушаниях. "Генерал Балуевский строит депутататов", "беседа на сержантских сборах" - это лишь самые мягкие формулировки, которыми охарактеризовали участники слушаний выступление "генерала-интеллектуала". 
Кстати, поучал тогда еще первый заместитель начальника Генштаба не кого-нибудь, а своих прежних начальников: генерала армии Андрея Николаева, в свое время также первого заместителя начальника ГШ, а затем директора Федеральной погранслужбы; генерал-полковника Юрия Родионова, бывшего заместителя министра обороны; генерал-полковника Эдуарда Воробьева, в прошлом командующего группой войск в Чехословакии и второго человека в Сухопутных войсках... А фразу Юрия Николаевича - "военное дело слишком специфично, чтобы отдавать его в распоряжение журналистов, завлабов и всяких там академиков," - до сих пор цитируют для прояснения истинного отношения Минобороны к гражданскому контролю. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации