Из князей в грязь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Из князей в грязь Как устроились экс-депутаты Госдумы

" Наши чиновники почему-то любят называть выборы народным волеизлиянием, а не народным волеизъявлением. Если пользоваться их терминологией, то получается, что “волеизлияние” 7 декабря 2003 года смыло, как волной, больше половины депутатов Госдумы прошлого созыва. Лишь 210 сохранили почетный статус. А что с остальными?

     Больше трех месяцев назад сфотографировались они в зале заседаний вместе с довольными коллегами, выпили с ними “на посошок” и ушли. Мы попытались выяснить, чем занимаются лишенные мандатов, как себя чувствуют. 
     И обнаружили, что очень многие до сих пор в подвешенном состоянии.
     В России возвращение народных избранников к нормальной жизни всегда протекало непросто.
      Рубрика “Извещения” альманаха “Вестник Европы”, 1909 г.:
     “О приискании занятий и мест бывшим депутатам 1-й и 2-й Думы. 
     Принимая во внимание, что многие из бывших депутатов 1-й и 2-й Государственной Думы оказались лишенными их обычного заработка и в приискании такового на месте своего жительства они часто встречают затруднения, группа лиц из бывших членов 1-й Думы решила организовать дело по приисканию занятий и мест оставшимся без подходящего заработка своим товарищам...
     Рассчитывая в этом трудном деле на поддержку широких слоев русского общества, группа просит оказать ей содействие в приискании подходящих мест и занятий (по профессиям, начиная с простого рабочего, кончая интеллигентным трудом разных категорий) тем из бывших депутатов, о коих у группы уже имеются сведения...”
      Маленький листочек на доске объявлений в Госдуме РФ, январь 2000 года:
     “Депутат Госдумы второго созыва согласен работать помощником депутата по Госдуме. Имею два высших образования, работаю на компьютере, с базами данных, знаю, как писать законы и поправки к Конституции.
     Номер телефона, Иг. Ол. Мальков”.
Чайник и колбаска — уже счастье
     Понятно, почему встречались с проблемами при устройстве на работу бывшие депутаты первой и второй распущенных царем по причине излишней революционности Дум: они считались неблагонадежными, а никакого защищающего их закона и в помине не было. Но сейчас-то бывшим депутатам обещано: “После прекращения полномочий предоставляется прежняя работа (должность), а при ее отсутствии другая равноценная работа (должность) по предыдущему месту работы или с их согласия в другой организации”.
     Однако многих совсем не ждут на прежних местах работы — родных контор и предприятий иногда и в помине нет, и уж тем более не ждут их на прежних должностях — они давно заняты. Не всегда начальнику приятно иметь дело с подчиненным — бывшим депутатом: гонора и амбиций — море, а навыки профессиональные потеряны...
     Вот представьте: коммунистка Татьяна Астраханкина депутатствовала с 1994 года, а ее предыдущее место работы — газета “Ржевская правда”, должность — журналист. Василий Шандыбин, радовавший глаз и слух россиян с 1996 года и ставший за это время завсегдатаем модных столичных тусовок и клубов, должен опять превратиться в слесаря АО “Брянский арсенал”. Каадыр-Оол Бичелдей когда-то работал старшим научным сотрудником Тувинского НИИ языка, истории и литературы, но с 1990 года он хронический народный избранник: то в родном хурале, то в Совете Федерации, то в Думе. Причем в Думу прошлого созыва он пришел из хурала, а там в его депутатском кресле сейчас прочно сидит другой. И вот Каадыр-Оол, автор проекта закона о русском языке как государственном, будто пария, скрывается от судебных приставов, выселяющих его и его семью из служебных квартир в депутатском доме на Улофа Пальме. Время от времени его озабоченное лицо можно увидеть в тех или иных “коридорах власти” — он пытается устроиться на работу в Москве...
     Его пример показывает: в сложный переходный период “от депутата к человеку” иногородних, решивших закрепиться в столице, окончательно портит квартирный вопрос. Да еще жена (она, может быть, где-то в Москве уже работает), дети (они учатся в московских школах и вузах) пилят с утра до ночи, не желая возвращаться в далекую и бедную провинцию... Жилье было служебное, его надо освобождать. Единственная надежда — стать госслужащим в каком-то федеральном ведомстве и опять получить право на казенную квартиру. В этом смысле повезло бывшим народным избранникам, которые населяли неэлитные дома в Митине: их выгоняют не очень активно, без огонька, есть время на поиски работы, а многим, видимо, позволят даже приватизировать квартиры. Но остальным... И вот солидный мужчина, занимавший у себя на родине важный пост, меняет гордый статус депутата на роль руководителя отдела в аппарате Думы или правительства, а то и становится рядовым чиновником. Одного такого, удовольствовавшегося совсем малым, уже встречали в коридорах Думы с чайником в руке — видимо, послали в туалет набрать воды. Другой, севший в какой-то отдел, по отзывам коллег, оказался просто незаменим при организации разных застолий: очень хорошо режет колбасу.
     Грустное впечатление производят озабоченные поисками места работы в Москве бывшие депутаты: бродят по коридорам, искательно заглядывают в глаза депутатам нынешним, дергают за рукав представителей Администрации Президента и правительства. Они не согласны с Юлием Цезарем, заявившим, что лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме...
     В любом случае, в отличие от подавляющего большинства россиян, нищета в старости им не грозит: право на пенсию в 75% от ежемесячного заработка министра они “заработали”.
Укрепленные тылы
     И все же — кто куда?
     Проще всего бизнесменам. Они, на время депутатства формально оставив свои посты в руководстве компаний и банков, в нарушение закона, конечно же, занимались предпринимательской деятельностью, поэтому нет смысла спрашивать, куда устроился работать водочно-таблеточный король Владимир Брынцалов. Но есть такие случаи (впрочем, очень редкие), когда бывшего политика на хороших условиях берет к себе крупная компания — в надежде на его связи. Пример — Борис Немцов, севший в кресло председателя совета директоров концерна “Нефтяной”. На днях он стал (по совместительству) еще и членом совета директоров крупной компании, владеющей сетью ресторанов.
     Кое-кто возвращается на прежнее место работы, лишь бы было куда “забросить трудовую книжку”. Заместитель Немцова по фракции СПС Борис Надеждин пришел в Думу третьего созыва, будучи зав. кафедрой права в физтехе. Теперь читает там лекции, принимает зачеты и экзамены — но уже не как зав. кафедрой. А “для души, из любви к искусству” пишет законопроекты, сотрудничая с МЭРТом Германа Грефа. Уверяет, что “за бесплатно”. Возможно, скоро мы увидим Бориса Борисовича на аппаратной должности в исполнительной власти, но где — он говорить отказывается, “чтобы не сглазить”.
     Егор Гайдар, чей Институт экономики переходного периода и прежде активно сотрудничал с правительством, не отказывается от этой практики и сейчас. 
     Вернулся в ИМЭМО РАН специалист по стратегической безопасности, доктор исторических наук, “яблочник” Алексей Арбатов. А еще его пригласили (единственного от России) стать членом Международной независимой комиссии по проблемам нераспространения ядерного оружия. Комиссия работает на деньги шведского правительства, возглавляет ее Ханс Бликс, и должна она в течение двух лет подготовить доклад об угрозе расползания оружия массового уничтожения по планете. Соратники Арбатова по партии Сергей Иваненко и Сергей Митрохин пока работают в аппарате “Яблока”. Слухи о том, что Митрохин может уйти в правительство и заняться реформой ЖКХ, не подтвердились.
     С правительством вообще все очень сложно: кое-кто вроде уже договорился о тех или иных должностях, но все застопорилось, потому что одни ведомства прекратили свое существование, другие, наоборот, создаются, и возможны вакансии. Самым высокопоставленным бывшим депутатом в новом правительстве стал “яблочник” Игорь Артемьев. Он возглавил новую Федеральную антимонопольную службу. Его трудоустройству кроме профессиональных качеств сильно помогло питерское происхождение (Артемьев одно время был вице-губернатором города) и хорошие отношения с некоторыми “питерцами” в Администрации Президента. 
     Все в порядке у Галины Стрельченко, бывшего начальника управления авиакомпании “Сибирь”, возглавлявшей в Думе прошлого созыва комиссию по этике. Она пересела с самолета на поезд, став начальником департамента в МПС.
Волшебный аппарат
     Аппарат Госдумы приютил не больше десяти человек, и почти все они — из “Единой России”. Заместителем руководителя аппарата этой фракции стал Сергей Апатенко (автор знаменитого проекта, предлагавшего привлекать к уголовной ответственности “за надругательство над гимном”). Руководителем аппарата Комитета по регламенту и организации работы Думы назначен Геннадий Лемешов... Практика, когда бывший депутат становился руководителем аппарата комитета или фракции, имеет свои традиции. Так, аппарат “Яблока” два срока подряд возглавлял депутат Думы первого созыва Валерий Горячев (теперь он адвокат). А коммунисты в Думе прошлого созыва доверили этот важный пост Владимиру Баюнову, бывшему депутату, проигравшему выборы губернатора Тверской области.
     Кстати, у коммунистов с трудоустройством своих бывших коллег сейчас сложности. Раньше фракция КПРФ была большой по численности и имела право на довольно солидный аппарат (в прошлой Думе около 50 человек). Туда и пристраивали некоторых депутатов-неудачников. Еще одним мощным резервом становились места помощников депутатов-коммунистов. Но сейчас во фракции КПРФ всего 52 человека, соответственно почти вдвое сократился и ее аппарат. Понятно, что и помощь в трудоустройстве в Москве бывшие депутаты-коммунисты от руководства партии получить могут весьма ограниченную. Поэтому большинство из них отправляется в родные регионы...
     И такое бывает: в аппарат первого вице-спикера Думы Александра Жукова устраивался бывший депутат от СПС Александр Баранников, показавший себя грамотным законодателем. Но Жуков переехал в Белый дом, и что теперь будет с Баранниковым — неясно.
     Бывшего депутата Олега Коргунова видели в Администрации Президента, экс-депутата Валерия Останина — в Счетной палате, он там занимается кадрами...
     Из “статусных” назначений — уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, получивший эту должность из рук президента Путина (с согласия Думы, конечно!). И Елена Мизулина, входившая во фракцию СПС в Думе прошлого созыва: она стала представителем Госдумы в Конституционном суде. Пост, похоже, придумали специально “под нее”, и теперь регулярно мы можем лицезреть Елену Борисовну в зале заседаний нижней палаты парламента, в ложе представителя президента в Думе Александра Котенкова. А уж как они ругались прежде!
      Что же станет с Шандыбиным? Есть подозрение, что он уже превратился в некое подобие “летучего голландца” и начнет свое скитание по всем городам и весям, где проходят выборы, довыборы и перевыборы. Единственное, что может остановить Василия Ивановича, — отсутствие денег.
Давно известно, что политика как наркотик: попробовав, очень немногие могут преодолеть зависимость. Осев сейчас в разных кабинетах и кабинетиках на четыре года, бывшие депутаты опять попытаются попасть в этот зал с желтыми креслами и в эти коридоры с телекамерами и журналистами, опять захотят повесить на грудь значок в форме флага-триколора."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации