Из коверны в подковерные

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Из коверных в подковерные

Оригинал этого материала
© "Еженедельный журнал", origindate::10.05.2002, Фото: "НГ"

Жертва генной инженерии

Александр Рыклин, Дмитрий Хитаров

Кремль продолжает антикоммунистическую кампанию. Геннадию Ивановичу Райкову поручено заместить Геннадия Андреевича Зюганова в сознании левого электората. Он как может, так и замещает

Converted 12978.jpg

Геннадий Райков

Когда в конце апреля депутатская группа «Народный депутат» устами своего руководителя провозгласила курс на борьбу с гомосексуализмом, многие наблюдатели восприняли эту весть с недоумением. Дескать, с чего это вдруг представители думского большинства накинулись на сексуальные меньшинства? Страшнее, что ли, зверя в стране нет?

В одном из интервью Геннадий Райков попробовал объяснить: за это дело «...надо наказывать по трем причинам: распространение СПИДа, нарушение духовной нравственности и существование в России четырех религиозных конфессий, которые это запрещают». Однако одними заявлениями Райков и компания не ограничились - уже через несколько дней после первых выступлений на эту тему они передали в Совет Думы законопроект, в котором вышеназванное «нарушение духовной нравственности» вновь, как в советские времена, объявлялось уголовным преступлением, влекущим за собой срок - от года до пяти. Авторы документа проявили удивительную осведомленность. В законопроекте подробно объясняется, какой именно контакт между мужчинами можно считать сексуальным, а какой нет. Внимание к нюансам объяснялось стремлением избежать злоупотреблений со стороны правоохранительных органов.

Однако политическая активность Райкова не ограничивается проблемой гомосексуализма. В последнее время Геннадий Иванович высказал целый ряд оригинальных предложений (например, в период «селезневского» кризиса он посоветовал депутатам избрать его - Геннадия Райкова - председателем нижней палаты парламента) и даже позволил себе резкую критику нынешнего правительства.

Среди прочего Геннадий Иванович выступил за отмену моратория на смертную казнь («Президент выступает против ужесточения наказаний и применения смертной казни, но не совсем понятно, что предлагается взамен этих простых и, на наш взгляд, эффективных мер»); призвал Папу Римского отменить решение о создании в России католических епархий («Это вмешательство во внутренние дела нашего государства»); организовал всероссийское «молитвенное стояние» в поддержку «государственности, Русской православной церкви и традиционного уклада религиозной жизни России»; инициировал внесение в закон «О печати» изменений и поправок, касающихся ответственности прессы за пропаганду среди несовершеннолетних порнографии, сексуальных извращений, наркомании и нездорового образа жизни; набросился с критикой на американский империализм за политику двойных стандартов («Если эту борьбу ведут США и их союзники с талибами - подход один, если Россия борется с чеченскими террористами - подход другой»).

За неполных три месяца Райков внезапно превратился в одного из ведущих ньюсмейкеров страны.

Из коверных в подковерные

В Думе прошлого созыва Геннадия Ивановича обычно числили в одном ряду с Шандыбиным и Харитоновым - любителями делать громкие безапелляционные заявления, поражающие, мягко говоря, необдуманностью и фантастической корявостью. Олег Морозов - лидер депутатской группы «Регионы России», в которую тогда входил Райков, - постоянно подтрунивал (в том числе и публично) над Геннадием Ивановичем, а вынужденный комментировать очередную райковскую благоглупость, просто разводил руками - сами, мол, понимаете: «в семье не без Райкова».

С тех пор ровным счетом ничего не изменилось - ни поведение Райкова, ни его политические взгляды. Изменилось только отношение к самому Геннадию Ивановичу: такому вот прямому как рельс и простому как правда кремлевские власти решили найти применение. Райкова как будто впервые заметили. А между тем в политике он далеко не новичок.

Комсомольскую юность Геннадия Ивановича мы опустим, но напомним, что «красный директор» Тюменского моторостроительного производственного объединения (крупнейшего военно-промышленного предприятия, входящего в систему Минавиапрома) Райков, избранный в 1990 году председателем Тюменского городского Совета, в августе 1991-го указом президента был назначен главой администрации Тюмени. Однако в начале 1993 года Райков оставил этот пост по собственному желанию.

В этом политическая биография Райкова в точности копирует биографии многих политиков того времени: оставаясь по убеждениям коммунистами, они переметнулись было на сторону победителей, но потом «природа взяла свое». Злые языки утверждают, что Геннадий Иванович написал прошение об отставке на имя Бориса Ельцина, мотивировав свое решение нежеланием участвовать в «развале страны». Настояв на том, чтобы Райков изменил формулировку, президент прошение удовлетворил. И, проработав три месяца замом генерального директора АО «Тюменьнефтегазстрой», Геннадий Иванович отправился... в Швецию, где стал одним из руководителей российско-шведской лесозаготовительной компании «Сибириан Вуд Компани».

Однако, несмотря на вполне успешное продолжение карьеры, обиду на президента Райков затаил: уже будучи депутатом, при голосовании за вынесение импичмента Борису Ельцину в мае 1999 года Геннадий Иванович поддержал все пять пунктов обвинения: и Беловежье, и октябрь 1993 года, и Чечню, и развал армии, и геноцид российского народа.

Однако в 1995 году, когда Геннадий Райков избрался в Государственную думу по одномандатному Тюменскому округу № 179 и вошел в депутатскую группу «Регионы России», он, как уже было сказано, ничем, кроме как ура-патриотическими выступлениями a la Шандыбин-Харитонов, не выделялся. В 96-м он выдвинул свою кандидатуру на выборах губернатора Тюменской области, но и тут успеха не имел.

Переломным для Райкова стал 1999 год. В сентябре депутаты Думы предыдущего созыва Елена Панина и Степан Сулакшин выступили с инициативой создания центра «Народный депутат», основной задачей которого объявили «способствование переизбранию независимых депутатов в округах». Через месяц началось формирование одноименной депутатской группы, одним из сопредседателей которой был избран Райков (вторым стал Сулакшин). Надо заметить, что большинство парламентариев, уже «приписанных» к различным депутатским объединениям, приняли эту затею в штыки. В результате, сославшись на нарушения процедуры, Совет Думы приостановил решение о регистрации депутатской группы, и до конца работы Госдумы второго созыва «Нардеп» действовал «неформально», не имея официального статуса.

Неизвестно, как сложилась бы судьба этой группы, не заинтересуйся ею Кремль. За идею создать противовес «Росрегионам» ухватился заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков. Олег Морозов - глава «Регионов России» - политик, с одной стороны, вполне на тот момент самостоятельный, а с другой - не скрывавший своих «порочащих» связей со столичным мэром Юрием Лужковым и президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, мог стать досадной помехой при встраивании нижней палаты парламента в вертикаль власти. Сманивать регионалов-мажоритарщиков у Морозова и доверили Райкову.

Надо признать, что кремлевская затея вполне себя оправдала. Уже к 11 января 2000 года, когда состоялось организационное собрание группы, в ней числилось 55 человек, приблизительно пятую часть которых составляли бывшие морозовцы, а еще десяток - депутаты левых фракций и групп (КПРФ, Аграрной и Народовластия). Нынче «Народный депутат» входит наряду с «Единством», ОВР и «Регионами России» в так называемую думскую большую четверку. А Геннадий Райков с нового года возглавил координационный совет четырех центристских фракций. Вдохновленные успешной акцией по ослаблению «Регионов», кремлевцы решили бросить Райкова на борьбу против КПРФ.

Казачок-то...

С началом весенней атаки на КПРФ Геннадий Райков занял достойное место в рядах борцов с коммунистами и чуть не первым высказался в том смысле, что перераспределение думских портфелей - веление времени. Между тем к тому моменту уже сложилось стойкое впечатление, что электоральное поле, по которому гуляет лидер «Народной партии» (кстати, партию свою по новому закону Райков зарегистрировал первым еще в октябре 2001 года, опередив даже коммунистов), является «законной» коммунистической вотчиной. Отчетливо заметно стремление Райкова потрафить той части российской общественности, для которой «порядок» ассоциируется с «твердой рукой», готовой постоянно что-нибудь «мочить в сортире», без устали выстраивать жесткую вертикаль власти, и которой сентенции о тлетворном влиянии Запада на российское общество близки и понятны.

Высказывания и инициативы «народных депутатов» - хоть Райкова, хоть Рогозина, хоть Булавинова - идут вразрез с общей линией, которой придерживаются центристские думские фракции. Например, у лидеров «Единой России» не вызывает восторга антиамериканская риторика Райкова, а антигомосексуальные его высказывания видная центристка, вице-спикер Думы Любовь Слиска объяснила «сезонным обострением». Впрочем такое фрондерство никого не обманывает. Опытным советским номенклатурщикам (тем более уже поработавшим на Кремль) не-свойственна независимость суждений.

Сами обитатели высших эшелонов власти не слишком маскируют свои отношения с Геннадием Райковым. Один из кремлевских собеседников прямо заявил корреспонденту «Журнала»: «Общеизвестно, что среди сторонников президента люди самых разных убеждений. В том числе - и с левыми взглядами. Так почему бы не использовать эту ситуацию на благо страны? Кто сказал, что в обойме лояльных к нынешней власти партий должны быть только правые и центристы? Пусть будет и одна откровенно левая партия. На сегодняшний день лучший кандидат на эту роль - «Народная партия». А там посмотрим».

В Кремле, разумеется, с опаской следят за ростом рейтинга коммунистов, и нет ничего удивительного в том, что президентский штаб озаботился созданием структуры, способной перетянуть к себе часть левого электората. Другое дело - по плечу ли эта задача «Народной партии». Действительно ли последние инициативы Геннадия Райкова найдут отклик в сердцах сторонников коммунистической идеологии, и эти избиратели, отрекшись от Геннадия Андреевича, потянутся за Геннадием Ивановичем? Пока социологи никакого всплеска популярности «Народной партии» не фиксируют, а ее рейтинг исчисляется величинами меньшими, чем статистическая погрешность опросов. Сами же коммунисты к начинаниям и призывам Райкова со товарищи относятся с иронией и пренебрежением.

Вот мнение одного из близких к коммунистам политтехнологов: «Кого сегодня в России волнуют гомосексуалисты? Да нормальный рабочий человек и не видел их никогда. И все остальное, что говорит Райков, - чистая туфта. Пусть даже он слово в слово будет повторять Зюганова, всем понятно: близкий нынешней власти политик не может всерьез претендовать на роль защитника трудового народа. Он наверняка притворяется. Так что люди за ним не пойдут. Всем ясно, что он поет с чужого голоса».

Трудно сказать, кому принадлежит авторство инициатив, выдвигаемых Геннадием Райковым. Кремлевцы божатся, что осуществляют лишь общий надзор, а в нюансы не вникают. На прямой вопрос, кто придумал раскручивать гомосексуальную тему, наш кремлевский собеседник отреагировал нервно: «Да ничего мы ему не придумываем. Он не маленький. Сможет проявить себя в чем-нибудь, кроме болтовни, поможем. Не сможет - забудем, как звали».

Впрочем, пока Геннадий Иванович явно в фаворе. Райков очень быстро вошел в роль «особы, приближенной к императору». Он теперь даже иногда «озвучивает позицию президента». Как сказал один из собеседников «Журнала» в Государственной думе: «Геннадий Иванович - настоящий герой нашего времени: политик с дистанционным управлением, публичный по необходимости, без собственных идей, без собственного мнения. Не исключаю, что где-нибудь под пиджаком и галстуком можно даже найти клеймо Made in the Kremlin».