Из кого сделана ФСБ?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кланы внутри спецслужбы: «питерские», «блатные», «разводилы» и «крышеватели»

1282720642-0.jpg Десять лет нас убеждали, что ФСБ — это единственная структура, которая может спасти страну от хаоса. Что в ФСБ собрались люди, объединенные идеей беззаветного служения Отчизне. Под этим предлогом чекисты заняли ключевые посты в госаппарате, МВД, Наркоконтроле, вошли в советы директоров крупнейших банков и корпораций.

Итоги десятилетия оптимизма не внушают: южные рубежи России бурлят, регулярно происходят теракты, наркомания стала национальным бедствием, прикомандированный к МВД чекист Нургалиев полностью развалил работу министерства, а за годы «чекизма» страну окончательно разъела коррупция.

Настало время более пристально присмотреться к этой кузнице кадров. В конце концов, россияне из своего кармана содержат эту спецслужбу и вправе требовать отчета.

Мифы и руководство

Как и любая госструктура, ФСБ представляет собой сложный механизм, где сплелись интересы различных кланов, землячеств и групп. Сейчас у руля стоят питерский клан и люди, близкие к бывшему директору ФСБ Николаю Патрушеву (ныне секретарь Совбеза). Они-то и делают погоду на Лубянке. Судите сами.

Директор ФСБ Александр Бортников — окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. С 2003 года до 2004 года — начальник управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. При Патрушеве возглавлял службу экономической безопасности (СЭБ) ФСБ.

Первый заместитель Сергей Смирнов — начинал службу в управлении КГБ по Ленинградской области. С 2001 по 2003 годы — начальник управления ФСБ по Санкт-Петербургу и области. В 2003 году переведен в столицу.

Первый заместитель, директор погранслужбы Владимир Проничев — в 1994 году был назначен начальником управления ФСК по Карелии, сменив на этом посту Патрушева. В 2001 году Патрушев забрал Проничева в Москву. После трагических событий с захватом и гибелью заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве в 2004 году секретным указом Путина ему присвоено звание «Герой России».

Замдиректора Вячеслав Ушаков — в 1998 году был полномочным представителем президента в Карелии (работал одновременно с Патрушевым). С 2002 года — начальник управления координации оперативной информации (УКОИ). В июле 2003 года назначен заместителем директора ФСБ. Исключения составляют лишь трое замов Бортникова: москвичи Юрий Горбунов и Сергей Буравлев, а также Владимир Кулешов, ранее возглавлявший УФСБ по Саратовской области.

Даже председатель общественного совета при ФСБ Василий Титов (вице-президент ВТБ) и его заместитель Александр Афроничев (председатель совета директоров ОАО «Норд») — и те уроженцы Питера. Остальные члены совета в большинстве своем — коммерсанты с чекистским прошлым, милиционеры, бывшие депутаты Госдумы и настоятель храма Софии Премудрости Божией на Лубянке и храма Великомученика и Целителя Пантелеймона при госпитале ФСБ протоирей Александр (Миронов).

При этом в составе совета нет ни одного видного общественного деятеля, правозащитника или независимого журналиста.

На местах

У генералов помельче, если они не с берегов Невы, совсем другая траектория полетов. Одни так и кочуют по глубинкам. Другие — добираются-таки до столицы.

К примеру, нынешний начальник УФСБ по Волгоградской области Сергей Кокорин начинал службу в КГБ Казахстана. Затем командовал чекистами в Оренбурге и Сахалинской области. В возрасте 52 лет его перевели в Волгоград. По сведениям нашего источника, генерала Кокорина дважды собирались переводить в Москву, но в последний момент решения отменяли.

Сейчас над главным чекистом Волгограда сгустились тучи. Во-первых, у него под носом «затанцевал» стратегический мост через Волгу, при строительстве которого Счетная палата выявила грубейшие финансовые нарушения. И, во-вторых, в прошлом году в стенах управления случился большой скандал: после открытого письма президенту бесследно исчез начальник отдела по борьбе с терроризмом и экстремизмом полковник Петр Самарский.

По официальной версии, Самарский был задержан сотрудниками УФСБ в аэропорту Домодедово и во время транспортировки в Волгоград совершил побег. Но родственники не верят официальным лицам и считают, что полковника убили или похитили его коллеги. На днях мать Самарского прислала в редакцию видеообращение к президенту Медведеву, где она умоляет разыскать сына.

А вот другим начальникам УФСБ никакие скандалы не помеха, и они ухитряются перебраться в центральный аппарат. По странному стечению обстоятельств, «везунчики» не покладая рук боролись с контрабандой, нелегальным рыбным промыслом и были замечены в историях с переделом крупной собственности.

Например, давний герой наших публикаций — бывший начальник УФСБ Приморья генерал-лейтенант Юрий Алешин. Этот персонаж засветился в истории, когда предприниматели и близкие им силовики делили акции Находкинского рыбного порта. В том числе на сайте «Новой» мы выложили телефонные прослушки, полученные в рамках уголовного дела № 4802. Один из участников телефонных бесед голосом, напоминающим голос генерала Алешина, советовал помощнику руководителя порта, на кого из сотрудников ФСБ лучше выйти, чтобы не позволить предпринимателям получить акции, или как организовать милицейскую поддержку и остановить судебных приставов. Кроме того, по сообщениям СМИ, в родственниках у Алешина оказался человек с бурным криминальным прошлым. Муж старшей дочери Канакбек Курмангалиев, по прозвищу Кан, ранее отбывал тюремный срок за пытки и похищение человека. Сейчас Юрий Николаевич занимает ответственную должность в СЭБ ФСБ.

Кстати, наши эксперты выдвинули три версии, почему не были обнародованы декларации о доходах и имуществе руководства ФСБ:

а) якобы на стол президенту положили явную туфту, и глава государства потребовал представить новый документ;

б) якобы указанное в декларациях имущество как-то не вязалось с «холодными головами, горячими сердцами и чистыми руками»;

в) декларации показали чрезмерную раздутость штатов ФСБ, и в Кремле взяли паузу.

Блатные

Следом за генералами-питерцами и генералами-везунчиками в негласной иерархии идут блатные. Другими словами, те сотрудники, у кого родня — генералы, высокопоставленные чиновники или солидные бизнесмены. Обычно такие «чекисты» лет через пять — семь оставляют службу и перебираются на тепленькие места в крупные банки и нефтяные компании — якобы следить за бизнес-делами от имени «недремлющего ока».

Самым ярким примером могут служить сыновья все того же секретаря Совбеза Патрушева — Дмитрий и Андрей. Оба выпускники Академии ФСБ. Сегодня Дмитрий работает в должности старшего вице-президента в ВТБ и отвечает за работу с крупными государственными компаниями. А Андрей в 2006 году был назначен советником председателя совета директоров «Роснефти».

Другой пример — старшая дочь замдиректора ФСБ Ушакова — Марианна. Окончив школу, девушка поступила в Академию ФСБ. Сейчас Марианна уже не борется с внешними и внутренними врагами — ее фамилию можно увидеть в числе учредителей торгового дома «Аризо», ООО «Юника МС» (производство и продажа отделочных материалов), ЗАО «Платон Сервис», ООО «Айгерс» (сдача в аренду площадей в Шереметьеве) и «Центра досуга молодежи» (офис в центральном аэровокзале).

Крышеватели

Но не все добиваются успеха, благодаря родству. Большинство среди чекистов — «сэлфмейдмены». В основном «сделали себя сами» они за счет чекистских крыш. Крышевателей необходимо делить на несколько категорий. Одни фейсы* реально приходят на стрелки с бандитами, разруливают конфликтные ситуации с коррумпированными ментами, чиновниками и прикрывают компании от финансовых проверок. Другие получают мзду, не выходя из кабинетов. Вторых — большинство. Как правило, крышеватели завязаны на контрабанде, наркопоставках и нелегальных финансовых потоках. Некоторым крышам бизнесмены платят на всякий случай. Но польза от этого «сотрудничества» минимальная.

Пару лет назад у одного известного московского бизнесмена бандиты похитили сына и объявили многомиллионный выкуп. Несчастный отец обратился за помощью к своей крыше — генералу ФСБ, которому ежемесячно отстегивал 30 тыс. долларов. Во время беседы генерал заявил, что для расследования преступления понадобятся 100 тыс. долларов. Затем запросил еще 25 тыс. баксов. Но сын домой так и не вернулся. (Фамилии всех участников драмы редакции известны.)

В конце концов коммерсант нанял частного детектива, и тот освободил заложника.

— Деньги-то генерал вернул? — поинтересовался я.

— Сказал, что его менты кинули. Хотя я знаю, что он палец о палец не ударил, — ответил коммерсант.

Вымогатели

По информации нашего источника, российские суды просто завалены уголовными делами, где в качестве вымогателей фигурируют сотрудники ФСБ.

Сейчас в военной прокуратуре расследуется уголовное дело № 33/03/0111-10. По делу проходят трое сотрудников ФСБ (опер столичного УФСБ, сотрудник ЦОС ФСБ и полковник из управления собственной безопасности), двое милиционеров (один служит в департаменте собственной безопасности МВД) и старший следователь по особо важным делам УВД ЦАО. По версии следствия, сначала чекисты и их сообщники попытались отжать бизнес у коммерсанта, а затем вымогали у его гражданской супруги иномарку. История получила громкую огласку благодаря смелости москвички Олеси Н.

— Мне многие говорили, не связывайся с фээсбэшниками и отдай им все, — вспоминает девушка. — Но я сказала себе: «Почему я должна бояться эту шпану с ксивами?»

История такова. Гражданский муж Олеси — Алексей В. решил заняться ресторанным бизнесом. Вскоре нашлось подходящее помещение, но в процессе оформления выяснилось, что прежний хозяин задолжал арендную плату. Алексей обратился за помощью к своему близкому приятелю — чекисту Андрею Маталину, у которого были связи в правительстве Москвы. Через пару месяцев Алексей поинтересовался результатом. В ответ Маталин предложил ввести в состав учредителей своего брата-бизнесмена. Алексей отказался и потребовал вернуть документы на ресторан.

И у Алексея начались неприятности: милиционеры из УВД ЦАО завели на него уголовное дело и объявили в федеральный розыск. Узнав об этом, Маталин подключил своего сослуживца — 24-летнего сотрудника ЦОС ФСБ Владислава Котюкова. Они назначили бизнесмену встречу в районе станции метро «Новослободская», где якобы хотели решить проблемы с рестораном. Правда, о предстоящем рандеву заранее сообщили оперативникам УВД ЦАО. Как только беглец появился, его тут же арестовали.

Читать показания Маталина и Котюкова — одно «удовольствие»:

Маталин: «…Я и Котюков руководствовались стремлением оказать содействие органам милиции в задержании преступника. О предполагаемой встрече я проинформировал Крылова и еще одного сотрудника уголовного розыска, который был вместе с ним. Мы сразу попросили Крылова, чтобы он произвел задержание не в нашем присутствии и не информировал о том, что мы с Котюковым оказали ему содействие. Крылову мы также сказали, что у В. с собой всегда имеется травматический пистолет…»

Котюков: «…Оставшись с Маталиным вдвоем в кафе после задержания В., мы поняли, что тот сразу поймет, что мы причастны к этому, но нам этого не хотелось. В дальнейшем, чтобы отвести от себя подозрения в причастности к задержанию, мы решили после работы заехать к следователю Быкову в УВД ЦАО г. Москвы и продемонстрировать В. участие в его судьбе. Для этого мы купили для него минеральную воду и сигареты…»

Но Маталин и Котюков решили не останавливаться на благотворительности. Они заявили гражданской супруге, что за определенную плату могут освободить Алексея, и в качестве гонорара потребовали ее автомобиль «Ниссан Мурано». Олеся согласилась.

Через неделю девушка стала интересоваться, почему супруг по-прежнему под арестом? На что чекисты заявили: с освобождением пока не получается, однако они якобы договорились, чтобы Алексея поместили в хорошую камеру, где его не «опустят» уголовники. Олесе хватило сообразительности — все разговоры она записала на диктофон:

— Тут же вернули «Ниссан», правда, весь разбитый, и стали умолять забрать заявление. Оказались очень милыми и вежливыми людьми, — улыбается Олеся.

В деле имеется еще одна подробность, которая красноречиво показывает, как от безнаказанности молодые чекисты теряют элементарное чувство самосохранения. Как вы думаете, на кого Котюков оформил «Ниссан»? На дальнего родственника, знакомого, соседа? Как бы не так: на свою супругу!

В свою очередь, адвокаты чекистов собираются доказать в суде, что никакого вымогательства не было и Олеся сама спровоцировала ситуацию.

Разводилы

Следующим персонажам конторы мохнатая рука ни к чему. Темные делишки этих персонажей процветают благодаря застарелому страху россиян перед ВЧК-КГБ-ФСБ, когда достаточно сверкнуть ксивой — и все вытягиваются по струнке. На самом деле разводилы живого шпиона ни разу не видели, поскольку служат мелкими оперками, технарями или перебирают бумажки. Их удел — разводить лохов. Спецоперация делится на несколько этапов:

а) выбор жертвы;

б) создание нервозной обстановки;

в) закошмаривание;

г) доверительная беседа;

д) получение денег или других преференций.

Вот как описал свою ситуацию бизнесмен из Подмосковья Роман М. На какой-то вечеринке ему представили якобы куратора района по линии ФСБ — некоего Михаила Анатольевича (в дальнейшем оказался сотрудником технического отдела).

— Слышал, слышал про вас, — пожимая руку, сказал Михаил Анатольевич. — Уже решили свои проблемы?

— У меня нет проблем, — удивленно ответил коммерсант.

— Странно, а мои хлопцы по вам работают…

Весь последующий месяц Роман был как на иголках. Ему казалось, что за ним следят, а телефоны прослушиваются. При этом в офис звонили какие-то люди и интересовались, в какую налоговую инспекцию он сдает декларации. Наконец, Роман не выдержал и связался с Михаилом Анатольевичем.

— Когда он показал мне какую-то справку за 2003 год, где я якобы не уплатил налоги в полном объеме, то понял, что меня разводят. Я напрямую спросил, что ему нужно? В ответ Михаил Анатольевич попросил ввести в состав учредителей своего брата.

— И что было дальше? — полюбопытствовал я.

— Сошлись на том, что я оплачиваю обеды его брату в соседнем кафе.

Работяги

Работяги — это бойцы спецназа ФСБ и оперативники, которые часто бывают в командировках в горячих точках и спасают заложников. Эти фейсы гибнут в первую очередь и прекрасно знают, что их ожидает, попади они в плен к боевикам. Отсюда чрезмерная жестокость во время спецопераций, «отмороженность» и наплевательское отношение к чужим жизням. Да и перспектив впереди — никаких. Уйдя со службы, лишь немногие устроятся охранниками к богатым бизнесменам или бандитам. Остальные рассеются по ЧОПам и будут до конца жизни открывать-закрывать ворота.

Давно подмечено: когда начинаешь говорить о коррупции в ФСБ, больше всех возмущаются не работяги, а их начальники в служебных иномарках с мигалками.

  • Фейсы — сотрудники ФСБ (жарг.).

Продолжение следуетСергей Канев

криминальный репортер

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::25.08.10