Из мэра Элисты сделали "жертвенного барашка"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::08.05.2008, u-f.ru

Из мэра Элисты сделали "жертвенного барашка"

Опасаясь потерять власть, Илюмжинов "топит" своего бывшего соратника Радия Бурулова

Андрей Крамолин

Converted 26694.jpg

Мэр Элисты Радий Бурулов

Новости из Калмыкии, как сухие сводки с фронтов: жесткое, а порой и жестокое противостояние главы РК Кирсана Илюмжинова и градоначальника местной столицы Радия Бурулова, явно вышло за рамки, очерченные административными границами субъекта РФ, став достоянием всей российской общественности. Центральные электронные и печатные СМИ постепенно затягивает интерес к борьбе двух ведущих калмыцких политиков.

Неужели в Калмыкии назревает еще одна «горячая точка»? В чем же причина такого мощного противостояния в калмыцких верхах? Все, как везде, ничего нового мы для себя не узнаем. Разве в Москве кого-нибудь удивит известие о том, что во многих властных структурах буйным цветом цветет коррупция? Что касается Калмыкии, которой последние 15 лет бессменно руководит Кирсан Илюмжинов, то в республике проще найти зеленый баобаб посреди голой, иссушенной степи, чем учреждение или ведомство с кристально честным руководителем, не замешанным, так или иначе, в коррупционном скандале или в финансовых махинациях.

И немудрено: дотации федерального центра на содержание республики исчисляются миллиардами, денежные потоки текут рекой, а летом температура в тени порой достигает 50 градусов. На солнце, стало быть, будет еще жарче. Может, потому и руки у местных чиновников всегда потные, а к влажным ладоням, ясное дело, больше прилипает…

Обвинение, выдвинутое против мэра Элисты, звучит весьма серьезно: превышение должностных полномочий. В современной России и за меньшие грехи чиновников «казнят» по полной программе, невзирая на чины и звания. Любого градоначальника любой столицы можно с закрытыми глазами отдать под суд, и только лет через десять отпустить на свободу с относительно чистой совестью.

Очень часто виной тому являются действующие законы, не поспевающие за бурными переменами в нашей жизни. Сохранились еще и такие законодательные акты, не имеющие к современным реалиям и вовсе никакого отношения. Представим ситуацию: деньги в бюджете города, скажем, есть, а для решения конкретной задачи (перечисление задач может занять не одну страницу) их использовать никак нельзя, потому что они расписаны по другой статье расходов.

В одном из городов в центре России однажды использовали казенные средства на закупку остро необходимого региону медицинского оборудования, а деньги на это взяли из статьи бюджета, предусмотренной на иные цели. «Нарушение» быстро раскрыли, разразился ужасный скандал, и хотя местные власти до копейки обосновали «незаконные» траты, «виновные» были строго наказаны. Вывод: может, не следует торопиться с выводами, когда речь идет о работе глав муниципальных администраций?

В случае с мэром Элисты Радием Буруловым настораживает вот какая деталь: слишком уж много компромата, практически в одночасье, вывалили на элистинского градоначальника следственные органы. И что особо примечательно, претензии, предъявленные к отстраненному от должности мэру калмыцкой столицы, сильно отдают нафталином. В возбужденном против Бурулова деле фигурирует 2006 год. Возникает вполне закономерный вопрос: где были раньше уважаемые надзиратели за соблюдением законности и порядка?

Прокурор РК грозится провести проверку финансовой документации, связанной с пресловутым «ямочным ремонтом» дорог в 2005 году. А в Элисте такие ремонты проводятся ежегодно, и ни о каких нарушениях до последнего момента никто и не слышал. Чем же объяснить тот факт, что в 2008 году, будто очнувшись от многолетней спячки, следственные органы проявили рьяный интерес к событиям трехлетней давности?

Или взять другой эпизод, тоже инкриминируемый опальному мэру. История многократно описана, информационная кость, будто случайно кем-то подброшенная, обглодана до основания, так что не станем углубляться в детали. Там и говорить-то особо не о чем. В декабре 2006 г. мэрия Элисты провела открытый конкурс на поставку горюче-смазочных материалов. В конкурсе приняли участие две компании – ООО «Меридиан» и его учредитель ООО «Баррель», которое и было признано победителем тендера.

А теперь внимание: «По данным прокуратуры, ООО «Баррель» было учреждено отцом и супругой Радия Бурулова, поэтому мэр «в силу родственных связей мог оказывать влияние на деятельность обоих обществ». Объем контракта составил 16 млн. руб., причем указанные в нем цены превышали среднерыночные. Всего же, по мнению прокуратуры, городскому бюджету был нанесен ущерб в размере около 700.000 тыс. руб.». (Заметим, автор так старался, что чудовищно переврал цифры – вместо 700 тысяч написал 700 миллионов!).

Здесь процитирована одна из «разгромных» статей, опубликованная на днях. Согласитесь, забавно: в мае 2008 года бдительная калмыцкая прокуратура проснулась и, не протерев заспанных глаз, «выяснила», что в декабре 2006 года в открытом конкурсе на поставку муниципалитету ГСМ принимала участие фирма, учрежденная ближайшими родственниками мэра.

Потрясающая расторопность! Но где, интересно, в законе написано, что родственники чиновника любого ранга не имеют права учреждать частные предприятия, создавать фирмы и заниматься предпринимательской деятельностью? Нет такого закона. Тогда на каком основании можно запретить фирме, учрежденной пусть даже и родственниками мэра, участвовать в открытом муниципальном конкурсе на поставку товаров или оказание услуг? И такого запрета ни в одном законе не предусмотрено.

В чем же тогда суть претензий к мэру Элисты? В том, что он «по мнению прокуратуры» мог оказывать влияние на деятельность «обеих фирм»? Смешно! Любой градоначальник в силу занимаемого положения, имеет в распоряжении четыреста, если не больше, «относительно законных способов» для оказания влияния на деятельность любой бизнес-структуры, действующий на подведомственной ему территории.

Разве в том проблема, что фирмой, выигравшей муниципальный конкурс, руководит жена мэра или его отец? Проблема в другом. Есть ли данные, что другие фирмы были незаконно отстранены от участия в борьбе за муниципальный заказ? Судя по всему, таких данных нет ни у прокуратуры, ни у тех, кто кропотливо описывает это «преступление», явно выполняя чей-то заказ. А если данных о нарушениях действующего законодательства нет, о чем тогда вообще разговор? Об ущербе, «по мнению следствия», нанесенном городскому бюджету? Семьсот тысяч, почти миллион – сумма, конечно, изрядная. Но все обвинение выстроено на уровне догадок и «смутных сомнений», терзающих чей-то воспаленный мозг.

Кстати говоря, если мы ничего не путаем, тайну следствия пока тоже никто не отменял. Однако почему «мнение прокуратуры» на этапе предварительного следствия, которое должно оставаться тайной за семью печатями, стало достоянием широкой общественности? Может, материалы расследования выкрали из сейфа неизвестные злоумышленники? Тогда надо бить во все колокола, а потом как следует вздрючить прокурорских чинов, ответственных за сохранность документов строгой отчетности. Или мы все-таки имеем дело с умышленной утечкой служебной информации? Тоже нехорошо. Виновные в должностном преступлении должны быть строго наказаны.

Вообще, здесь чувствуется рука кукловода, собравшего, как «с бору по сосенке», некондиционных марионеток в самодеятельный оркестр, чтобы сыграть Радию Бурулову похоронный марш. В ход пошло даже якобы «порно» (на самом деле банальная обнаженка без присутствия мэра), показанное недавно в эфире Калмыцкого телевидения. На Бурулова, как на пугало, вешают все: и расцвет проституции под непосредственным руководством градоначальника, и даже трагический случай с девочкой, по несчастию укушенной больной (но не бешеной!) крысой, цепляют туда же. Где правда, где ложь – организаторов явной политической травли совсем не волнует. У них другая задача: лить грязи погуще и побольше, чтобы бы отвлечь внимание от истинного виновника многих бед и невзгод Калмыкии.

Случай с крысой, конечно, печальный. В детском саду проводили дератизацию, проще говоря, травили крыс и мышей. Полудохлая тварь, наглотавшись яду, выбралась умирать из подвала на свет и поползла прочь от детсада. На дорожке замерла, будто мертвая. Мимо шла маленькая девочка, у которой дома жили морская свинка, хомячок и еще какая-то хвостатая живность. Девочка их совсем не боялась, наоборот – она с этими зверушками игралась, как с куклами. Потому и крысу пожалела, взяла на руки, стала гладить. Тварь очнулась и цапнула девочку за пальчик. Вот и вся история, описанная со слов элистинских врачей.

Хотелось бы услышать: в этом конкретном случае в чем, собственно, можно обвинить мэра Элисты Радия Бурулова? В принципе, можно обвинить во всем. Ибо он, как градоначальник, отвечает за всё происходящее в вверенном ему городе. И, кстати, согласно Степному Уложению, как калмык, несет полную ответственность за все происходящее на Земле. За ураган в Мьянме, например. Но тогда все те же претензии мы вправе предъявить и самому главе Калмыкии – Кирсану Илюмжинову. А почему нет?

В перечне буруловских грехов, описанных для домашнего чтения, есть и такие строки: «муниципальные предприятия ЖКХ хронически не выполняют обязанности по надлежащему содержанию жилого фонда, инженерных сетей, проведению текущего и капитального ремонта». Тут, как говорится, не убавить, не прибавить – с содержанием жилья в Элисте напряженно, еще хуже с реформой ЖКХ. К сказанному можно добавить только одно замечание: надо быть либо наивным ребенком, либо человеком, упавшим с луны, чтобы все коммунальные грехи валить на муниципальную власть, минуя руководство субъекта Федерации.

Всю городскую администрацию можно положить на дорогу и пару раз переехать асфальтовым катком – дело с ремонтом жилья от этого не сдвинется ни на йоту. Чтобы муниципальное жилье, значительная часть которого находится в аварийном или в крайне ветхом состоянии еще с советских времен, надлежащим образом содержать и качественно ремонтировать, нужны огромные средства. Имеются ли эти средства в бюджете муниципалитета? В том и беда, что нет! Иначе проблема ЖКХ не превратилась бы в общегосударственную.

Так почему же именно элистинский мэр оказался крайним, а тот, кто лично контролирует потоки федеральных дотаций, субсидий и прочих финансовых вливаний в республику, вроде как ни при чем? Конечно, если Радий Бурулов виноват, пусть отвечает за содеянное в суде. Но нельзя же человека до того, как суд примет решение, и оно вступит в законную силу, называть мошенником, растратчиком, вором!

Сегодня многие понимают, что Кирсан Илюмжинов в борьбе с мэром Элисты поставил на карту практически всё, включая свою политическую репутацию. Вот где следует искать корни той спешки, с которой ангажированные журналисты с подачи, возможно, и правоохранительных органов Калмыкии навесили на Радия Бурулова всех «собак».

Положение, безусловно, серьезное. Поступок мэра Элисты, посмевшего не покориться воле «хана Кирсана», даст в будущем много пищи для размышлений политологам и аналитикам. Им еще предстоит осмыслить и дать оценку происходящему, поскольку ничего подобного в условиях предельно авторитарного режима правления никогда не случалось.

Многие говорят, что «трон» бессменного главы РК зашатался. Не так давно депутаты Элистинского городского собрания – высшего законодательного органа столицы республики – подавляющим большинством голосов выразили недоверие президенту РК Кирсану Илюмжинову. И пусть это решение не имеет никакой законодательной силы, но оно свидетельствует о том, что впервые против авторитарного режима Илюмжинова восстала уже не «горстка оголтелой оппозиции», а народные избранники, за каждым из которых – сотни и тысячи избирателей.

К тому же, нелепо сводить общественно-политическую ситуацию в Калмыкии к успевшему «приесться» противостоянию мэра и главы региона. Как это обычно бывает, здесь все проще и одновременно сложнее. Калмыкия – в глубоком кризисе, и занимает предпоследнее место в общероссийском рейтинге по основным социально-экономическим показателям. Людям живется так тяжело, что Кирсану Илюмжинову не остается ничего другого: либо уходить самому, либо найти крайнего, на кого бы свалить значительную часть собственных ошибок.

Почти половина жителей республики живет в Элисте. И сегодня элистинцы просто не видят никакого просвета «в конце тоннеля» – именно благодаря республиканским властям. Напомним: на общегородском митинге, состоявшемся в середине апреля, Радий Бурулов не присутствовал. Да и речь там шла вовсе не о нем. Все выступавшие говорили о главе республики, и о том, что доверия к нему у них больше нет, а терпение и вовсе иссякло.

Что же делать человеку, облеченному высшей в республике властью, если сегодня в Калмыкии ему не доверяет практически никто? Возможно, советники Кирсана Илюмжинова, проанализировав ситуацию, посчитали, что Радий Бурулов, не так давно входивший в число самых приближенных к главе региона людей, вполне сгодится на роль «жертвенного барашка». Да, соратник, почти друг, но ради всеобщего блага, мол, нам ничего и никого не жалко – «нате, дорогие элистинцы, грызите его, кушайте на здоровье, только от меня отстаньте!».

Есть, правда, и другой вариант разгадки невероятных событий: причина конфликта – муниципальная собственность, которую Радий Бурулов отказался отдавать фирмам, подконтрольным главе РК. Нечто подобное озвучил недавно собкор из Волгограда А.Серенко. Еще он предполагал какие-то коммерческие интересы, связанные с выделением Москвой целевых денег на празднование 400-летия вхождения калмыцкого народа в состав России. Но сколько людей, столько мнений.

«Денежная» версия, конечно, правдоподобная, она даже высказана вслух нынешним премьер-министром республики Владимиром Сенглеевым. «Я кладу в карман три миллиона, а город кладет пять!», – именно так, с нескрываемой завистью (проплывает кусок мимо рта…) премьер публично объяснил мотивы, лежащие в основе претензий к мэру Элисты.

Трудно сказать, чем завершится конфликт, не на шутку разгоревшийся в столице Калмыкии. Ясно одно: это не конфликт мэра и республиканского главы. Здесь, скорее, надо говорить о явном противоречии жизненных интересов жителей республики с теми целями, которые преследует на протяжении всех пятнадцати лет своего «ханского» правления Кирсан Илюмжинов.