Из питерских, но "младшенький"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Предъявлял в бухгалтерию счета за дорогие гостиницы, куда они с женой не забывали включать стоимость услуг прачечной и ресторана"

"Неформальный предатель своего цеха"

Оригинал этого материала
© "Русский курьер", origindate::15.10.2004, Фото: "НГ", "Советник при Чингисхане"

Из питерских, но "младшенький"

Норман Илумс

Converted 17629.jpg[...] Карьера будущего экономиста Андрея Илларионова в городе на Неве началась на почте, где наш герой по молодости лет разносил корреспонденцию по ящикам «для писем и газет». Потом «Дюша» нашел престижный экономический вуз, не покидая родных пенат. А дальше все стремительно, как у всех птенцов "питерской школы", в выводке которых Илларионов проходил как "младшенький. Финансово-экономический вуз в Санкт-Петербурге выпустил своего сперва студента, потом аспиранта, наконец, молодого преподавателя и ученого сразу в советники вице-премьера правительства России на Москве в 1992 году. Этому, конечно, предшествовала стажировка в Великобритании и Австрии, где убежденный либерал на практике знакомился с тем, как «эта штука реально работает», но в общем и целом в гайдаровский кабинет Илларионов пришел как типичный «завлаб», бесконечно далекий от реалий отечественного производства.

Вторым столь же юным человеком среди «чикагских мальчиков» российского замеса был… Сергей Глазьев, того же 1961 года рождения. У недавнего лидера «Родины», однако, школа экономфака МГУ и аспирантура у академика Станислава Шаталина породила скорее социал-демократический уклад мозгов – и он стал «дирижистом», сторонником сильного госрегулирования. В радикализме же следования своим (как видите, весьма абстрактным) отвлеченным принципам оба друг друга стоят. Это-то и страшно!

За «базар» ответишь!

Сотрудник Рабочего центра экономических реформ при правительстве РФ, куда Илларионов пришел сразу на должность первого заместителя начальника (своего шефа еще в Питере Сергея Васильева), рассказывает об Андрее Николаевиче как о человеке несистемном, абсолютно не способном к командной работе. Он с головой ушел в написание докладных записок, чья идеология была… абсолютно перпендикулярной курсу кабинета министров Егора Гайдара-Анатолия Чубайса, который тот исправно критиковал за «социалистичность» проводимой ими политики. Единственное, чем запомнился зам как последовательный бюрократ, было исправное предъявление к оплате в бухгалтерию РЦЭР счетов за дорогую гостиницу в центре Москвы, куда они с женой не забывали включать стоимость услуг прачечной и чуть ли не ресторана. Скряжность собственной натуры всегда умело сочеталась в этом питерце с необычайной широтой его общественных взглядов.

Естественно, такого отрешенного от быта Либерал Либералыча всей душой полюбили журналисты тогдашних отделов экономики в новых качественных газетах, которые, не зная ничего лучшего, требовали от министров-капиталистов побыстрее сделать у нас все, как в Польше у Лешека Бальцеровича. «Шоковая терапия» по-русски, как мы все помним, не вполне удалась, потому что «шок» в обществе Гайдар со товарищи произвести успели, а «терапию» президент Ельцин поручил делать уже другому премьеру – Виктору Черномырдину. А тот, будучи прирожденным крепким хозяйственником, начал карьеру с заявления, что он за рынок, но против базара в стране. Отвечать за этот «базар» пришлось раскручиванием маховика гиперинфляции и отказом от либерализации цен на топливо.

Вместо невидимой руки рынка, что рано или поздно привело бы к естественному равновесию цен на товары и услуги, государство взялось само регулярно повышать стоимость продукции естественных монополистов до уровня, продиктованного лоббистами «Газпрома», РАО «ЕЭС России», МПС и «Транснефти», а к ним централизованно подтягивалось и все остальное. Лично Илларионова как критика Егора Тимуровича «справа» матерый бюрократ ЧВС в пику всем остальным гайдаровцам, пережившим катаклизм со сменой премьера и оставшимся на правительственной службе, выделил из толпы и, нарушив субординацию, сделал своим советником. На правах «буржуазного спеца» при «красном директоре» Андрей Николаевич был вынужден вернуться к преподавательской работе: он учил Виктора Степановича азам капитализма – и вскоре Черномырдин сам заговорил, как убежденный либерал и сторонник линии МВФ.

Заговорил – да, но реализовывать продолжал «левые» схемы типа взаимозачетов и беспроцентных кредитов для избранных. На языке «молодых реформаторов» это означало корпоративные привилегии и поощрение коррупции в управленческом аппарате, однако вскоре и эти романтики-камикадзе научились извлекать коммерческую выгоду из своего положения в пространстве около власти. А Андрей Илларионов по первой пожал горькую славу «советника при Чингисхане» и… неформального предателя своего цеха.

«Алюминевые огурцы на брезентовом поле»?

[...] Если искать компромат на Андрея Илларионова в И-нете, вы его найдете (и то косвенный) на страницах, посвященных скупке 20-процентного (с претензией на блокирующий) пакета акций РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса … компанией «Русский алюминий» Олега Дерипаски. Не на шутку схлестнувшиеся между собой бывшие совладельцы «олигархического» канала ТВС не жалели пропагандистких патронов в битве за контроль над отечественной энергетикой как раз тогда, когда решалась судьба их общего – светлого или темного – политического будущего в этой стране.

Вы спросите, при чем здесь наш герой? Да при том, что, будучи честным экономистом (и уже три года как советником другого Чингисхана, президента Путина) публично назвал цифры падения капитализации на мировых рынках корпорации во главе с «самым выдающимся менеджером всех времен и народов». Выставленный голым, Чубайс всеми доступными ему средствами массовой информации обвинил Илларионова в игре на стороне алюминиевого концерна. Но тогда в связях с «Семьей» Ельцина, надо было обвинять и состоявшего на тот момент в штате «РусАла» экс-советника президента по экономике Лившица, и растиражировавшего ту же цифирь лидера «Яблока» Явлинского, но кто ж в это поверит? Получается, что это были давние счеты между вчерашними соратниками?

Ведь если так рассуждать дальше, то и в принципиальном противостоянии Андрея Николаевича ратификации РФ Киотского протокола, как известно, налагающего на страну добровольные ограничения на выброс вредных веществ в атмосферу, следует увидеть руку «северного стального короля России» Александра Мордашова, мало заботящегося о реконструкции производства на экологически более безопасное. Между тем, либерал Илларионов давно известен просто как фанатик опережающего экономического роста и противник любых искусственных барьеров на этом пути – будь то торговля «квотами» с Западом и Китаем или приватизация менеджментом РАО ЕЭС только генерирующих мощностей в энергетике с последующим сбросом нерентабельных сетей распространения электричества на местные бюджеты. Фанатик и противник. Что лучше?

Это чтоб вы понимали, за что идут корпоративные войны в государстве силовиков, и как в них опасно позиционироваться на стороне того или иного клана.

Шерпа, cher ami...

Почему ЧВС выкинул Андрея Илларионова из своих советников (1994) и почему его на аналогичный пост позвал ВВП (2000), несмотря на разнесенность в шесть лет по времени, одна и та же история. Максималисты нужны во власти ровно тогда, когда правитель со всех сторон обложен чужаками и ему нужна хоть одна душа, говорящая ему правду о происходящем на самом деле. В «Графине де Монсоро» у Александра Дюма-отца при дворе Генриха III Валуа эту роль исполняет королевский шут Шико – и хотя миссия именно этого человека в делах управления государством нарочито карикатурно преувеличена – любому читателю ясно: сторонний взгляд для качества принимаемых решений жизненно необходим.

Говорят, что Владимир Владимирович обратил внимание на директора Института экономического анализа Андрея Николаевича, когда тот за полгода до августа 1998 года предсказал неизбежность девальвации рубля, а столкнувшись с ним, директором ФСБ, где-то в коридорах власти за несколько недель до дефолта, вдруг услышал точный прогноз последнего решения правительства Сергея Кириенко. Прогноз, сделанный с вздохом сожаления, но полностью оправдавшийся. Ясновидец Илларионов покорил душу будущего премьера Путина, еще мало сведующего в макроэкономике, но обратите внимание: в команду тот позвал спеца, только когда получил в свои руки все рычаги власти в стране – ни днем раньше. Мораль?По-хорошему неангажированный аналитик нужен только при резком развороте курса.

Вскоре даже выяснилось, зачем. ВВП был нужен опытный проводник в «большую восьмерку» лидеров ведущих экономических держав мира, а его – с КГБшным прошлым – в приличное буржуазное общество – могли и не пустить. Ультра-либерал «шерпа» решал задачу резкой смены имиджа с «силовика» на «предсказуемого партнера» Запада самым блестящим образом. И, кстати, именно он пролоббировал у главы государства «ночные посиделки», закончившиеся плоской шкалой налогообложения и созданием в бюджете стабилизационного фонда из нефтяных денег, что «расшило» экономику из ступора.

Проблема, однако, в другом – убедив хозяина Кремля заявить амбициозную задачу удвоения ВВП к 2010 году, его советник по экономике так и не стал хотя бы визирем при азиатском по стилю правителе. Все решения в стране по-прежнему принимает сам «Чингисхан», причем, похоже, по-прежнему доверяющий наушничеству своей гвардии конников больше, чем какому-то ученому мужу. Чужаку за царским столом . Дажа смена правительства в марте, пропагандистски обставленная как либеральная и западническая мера по преодолению инерции и отставания в развитии, так и не привела в Белый дом ни одного единомышленника Андрея Илларионова, не говоря уже про него самого. Так пугающая «буржуазного спеца» атмосфера страха, порожденная в деловом сообществе делом ЮКОСа, и впрямь «ящик Пандоры», но открытый сознательно и целеустремленно.

Вольно же ему было связываться в работе с профессионалами из чужого цеха!

***

Из досье

Илларионов Андрей Николаевич родился 16 сентября 1961 года в Ленинграде. Окончил экономический факультет Ленинградского государственного университета в 1983 году и аспирантуру ЛГУ в 1987 году. Кандидат экономических наук. Трудовой путь начал в 1978 году. Работал в отделении связи Сестрорецка. По окончании университета — в 1983-1984 годах и после завершения обучения в аспирантуре — в 1988-1990 годах- на преподавательской работе на кафедре международных экономических отношений Ленинградского государственного университета

В 1990-1992 годах -старший научный сотрудник лаборатории университета экономики и финансов.

В 1992 году- внештатный экономический советник заместителя председателя правительства Российской Федерации.

В 1992-1993 годах -первый заместитель руководителя Рабочего центра экономических реформ при правительстве Российской Федерации.

В 1993-1994 годах- руководитель Группы анализа и планирования при председателе Совета Министров — правительства Российской Федерации.

В 1994 году - директор Московского отделения — вице-президент Международного центра социально-экономических исследований «Леонтьевский центр».

В 1994-2000 годах- директор Института экономического анализа.

С 2000 года — советник президента РФ.