Из сената — на нары. Вавилов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Этого дня я ждал много лет: не было во всей новейшей истории России человека более неуязвимого, чем Андрей Вавилов — бывший первый зам министра финансов, а ныне скромный член Совета Федерации.
Много раз Вавилова пытались упечь за решетку, но высокие покровители неизменно оберегали его покой: уголовные дела разваливались, под суд отдавали одних только стрелочников.
И все-таки это случилось: вчера Верховный суд удовлетворил прошение генпрокурора Юрия Чайки и официально подтвердил то, что было понятно еще много лет назад — действия Вавилова носят состав преступления. Отныне у прокуратуры нет больше никаких препон: в ближайшее время она может обратиться в Совет Федерации за снятием с Вавилова неприкосновенности.
О подвигах Андрея Вавилова я пишу уже много лет. Кажется, не было в ельцинскую эпоху коррупционного скандала, к которому не приложил бы он руку; недаром называли его профессором Мориарти.
Вот и о деле, которое реанимировала сейчас Генпрокуратура, мне приходилось рассказывать многократно. Речь идет о хищении $231 миллиона, выделенного правительством под реализацию индийского контракта на поставки истребителей “МиГ”. Контракта, добавлю, несуществующего: к тому моменту, когда миллионы были выданы из бюджета, срок межправительственного соглашения уже истек.
Но даже это еще было полбеды. До завода-изготовителя деньги просто не дошли. Их отправили в коммерческий банк “МФК”, откуда они плавно исчезли.
Короткая цитата из вердикта Верховного суда: “По указаниям Вавилова перечисленные из Минфина 112 835 000 долл. США были переведены по подложным документам на счет №№, принадлежащий фирме Cintra Management LTD, и счет №№, принадлежащий фирме Cedar Management LTD (обе фирмы зарегистрированы в офшорной зоне на Багамских островах в 1996 г. на подставных лиц), и впоследствии похищены”.
А через месяц Вавилов уволился с госслужбы и оказался в кресле… президента “МФК”. Отныне он был уже легальным миллионером и добропорядочным предпринимателем.
Дело о пропавших миллионах расследовалось в прокуратуре битых десять лет; его то возбуждали, то прекращали. Время от времени следователи даже отправляли кого-то за решетку — кого угодно, только не Вавилова.
Так продолжалось до последнего времени, пока в прокуратуре не поменялась власть. В конце прошлого года постановление о прекращении против Вавилова уголовного преследования было отменено. В январе Верховный суд вынес вердикт о наличии в его действиях состава преступления: таков порядок для сенаторов и депутатов.
Это шокирующее известие Вавилов встретил, отдыхая за рубежом. Многие считали, что домой он уже не вернется, однако досточтимый сенатор слишком привык к своей магической неприкосновенности. Вавилов демонстративно появился на первом же заседании Совета Федерации. А одновременно сразу в нескольких PR-агентствах были размещены “заказы” на автора этих строк. (Тексты этих “заданий” есть в моем распоряжении: ничего нового — “агент КГБ”, “идеолог репрессий”, “сливной бачок”.)
Он по-прежнему рассчитывал на помощь своих высоких друзей; для того и направил в Верховный суд кассацию. Но любое волшебство тоже имеет срок действия: всякая карета рано или поздно превращается в тыкву, а лакеи — в крыс.
Конечно, следующий шаг за Советом Федерации, куда обязана обратиться Генпрокуратура, дабы снять с Вавилова неприкосновенность. Но сомневаюсь, чтобы Миронов встал на защиту столь одиозной персоны: в разгар региональных и в канун думских выборов ему это точно ни к чему.
Я очень надеюсь, что Генпрокуратура не ограничится одной только индийской историей: в ее архивах давно уже пылятся другие уголовные дела на Вавилова. (Об одном из них мы подробно рассказывали вчера: вместо Вавилова под суд был отдан начальник финуправления Минобороны генерал Олейник.)
Дабы облегчить работу “государева ока”, мы специально публикуем краткий перечень таких дел: своего рода этапы большого пути г-на Вавилова.
Хочется верить, что по этапу он пойдет раньше, чем этот газетный номер пожелтеет от старости…
ГЕНПРОКУРАТУРЕ НА ЗАМЕТКУ:
Прекращенные дела с участием А.Вавилова
1. Дело НФС. В 1994—1995 гг. Вавилов под мизерные проценты выделил банку “Национальный кредит”, находящемуся в предбанкротном состоянии, $132 млн. и передал в управление облигации внутреннего валютного займа номиналом $125 млн. В апреле 1995 г. он облагодетельствовал банк кредитом еще на $45 млн. В дальнейшем кредит с согласия Вавилова был переуступлен банком Национальному фонду спорта и исчез: его зачли якобы как компенсацию от отмены таможенных льгот.
2. Дело НРБ. В 1995 г. Вавилов необоснованно перечислил свыше $600 млн. Национальному резервному банку. Отчеты об использовании средств банком не представлялись. Благодаря Вавилову в 1995 г. “Газпром” был освобожден от налогов почти на 1,5 триллиона неденоминированных рублей, деньги стали собственностью “Газпрома” и НРБ.
3. Выборы-96. Для “стимуляции” банкиров, спонсировавших выборы Ельцина, Минфин реализовал чисто криминальную схему. Государство передавало банкам свои ценные бумаги за 30% от номинала, а затем покупало их обратно, но уже за полную стоимость. Ущерб, причиненный бюджету, не поддается никакому учету.
4. Дело об индийском кредите . Под несуществующий контракт на поставку Индии самолетов “МиГ” Вавилов перечислил ВПК “МАПО” (изготовителю) $231 миллион. Деньги, однако, до производителя не дошли, были похищены и выведены коммерческими банками в офшоры.
5. Дело фонда СНГ. В 1996—1997 годах Вавилов заключил 14 противоречащих закону соглашений о переводе долговых обязательств ряда нефтедобывающих предприятий некоему Международному фонду содействия СНГ. Ущерб государству составил примерно $30 млн.
6. Дело об арабских долгах. В 1997 г. Вавилов отписал банку “МФК” долги Ирака и Ливии более чем на $8 млрд. Еще одним подарком стал выпуск государственного нерыночного займа в размере 573,1 млрд. рублей, который на безальтернативной основе был продан “МФК”. В мае 1997-го, сразу после отставки, Вавилов стал президентом “МФК”.
7. Дело о квартире. В 1993 г. по подложным документам Вавилов получил 4-комнатную квартиру в Москве. Было возбуждено уголовное дело, но Генпрокуратура прекратила его “за отсутствием состава преступления”.
8. “Дело Олейника”. В 1996—1997 гг. была организована схема “газовых” взаимозачетов между Россией и Украиной, в которой приняли участие семь структур, включая Минобороны, Минфин и Госналогслужбу. Предполагалось, что военные получат стройматериалы на $450 млн. (в счет долга государства перед Минобороны), однако $327 млн. — ни деньгами, ни досками — так и не дошли до получателя. Следствие установило, что организатором и разработчиком этой схемы был Вавилов, ему предъявили обвинение, однако руководство Генпрокуратуры запретило трогать Вавилова; дело против него было прекращено, а единственным виновным признан начальник финуправления Минобороны генерал Олейник.
9. Деревянное дело. Благодаря усердию Вавилова и председателя РФФИ Соколова банк “Менатеп” заполучил крупнейшее в России предприятие — экспортер целлюлозы — Усть-Илимский лесопромышленный комплекс. На чековом аукционе и инвестиционном конкурсе структуры “Менатепа” взяли под контроль 74% акций ЛПК, но для абсолютной власти им не хватало одного процента. Тогда Вавилов и Соколов передали “Менатепу” 1,13% акций холдинга в обмен на акции самого банка, что являлось грубейшим нарушением закона. В дальнейшем предприятие было обанкрочено.
10. Нефтяное дело. При приватизации Вавиловым госкомпании “Северная нефть” по заниженной стоимости были выведены активы ее соучредителя — госкомпании “Зарубежнефть”. При номинальной цене в $5 млн. доля “Зарубежнефти” (10%) была выкуплена за $400 тыс. Впоследствии Вавилов продал “Северную нефть” за $400 млн.

АНЕКДОТ ДНЯ
Просторный кабинет, золотая ручка, кожаное кресло... Что еще может пожелать себе чиновник?
Тесная камера, стальные наручники, прикрученный к полу стул... Что еще можем пожелать ему мы?"