Из тейпа президентов. Алханов, Кадыров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чечне, похоже, началась многоходовая операция по переводу первого вице-премьера Рамзана Кадырова в статус первого лица республики. Вот уже больше недели он де-факто возглавляет Чечню. «На хозяйстве» Кадыров остался после того, как президент республики Алу Алханов, несмотря на тяжелое положение дел (не случайно правоохранительные органы Чечни переведены в режим особого несения службы) ушел в отпуск, а глава кабинета министров Сергей Абрамов отправился с «Поездом дружбы» в многодневный круиз по российским городам и весям.

Заметим, что срок полномочий действующего президента Чечни Алу Алханова истекает только через три года. Правда, в нынешней российской практике и досрочные отставки уже были. Сменщика Алханова будет утверждать новоизбранный парламент республики. У того, под чьим контролем он будет находиться, наилучшие шансы стать главой Чечни.

«С конкретной датой выборов пока нет определенности, – сообщил «НГ» заместитель председателя избиркома Чечни Бувайсари Арсаханов. – Но вообще-то планируем на конец ноября. В этом случае уже во второй декаде августа должен быть соответствующий указ президента России».

Рамзан уже ведет себя по-хозяйски. И эту неделю использовал, как говорится, по полной программе. Сначала он объявил о планах строительства в Грозном самой большой в Европе мечети, рассчитанной на 10 тысяч верующих. Причем эта мечеть будет лишь частью крупного исламского комплекса с учебным центром, гостиницей, библиотекой и зоной отдыха.

Потом Рамзан распорядился закрыть в Чечне все игровые заведения. Причины, по которым началась борьба с «однорукими бандитами», и.о. премьер-министра объяснил так: «Эти установки нарушают нормы шариата – правила поведения мусульман, предписанные Кораном».

Любопытно, что сразу же после всех этих заявлений Кадырова муфтий Чечни Султан Мирзоев объявил джихад ваххабизму. О начале священной войны было объявлено в родовом селении Кадыровых Центорое в присутствии Рамзана и командиров силовых подразделений. Как согласуется понятие «джихад» с термином «наведение конституционного порядка», никто пока не пояснил. Между тем независимые наблюдатели в Чечне полагают, что к борьбе за чистоту веры все эти действия никакого отношения не имеют. Просто Кадыров, сам любящий устраивать собачьи бои и часами не отходящий от бильярдного стола (кстати, мусульманские богословы утверждают, что больше трех игр подряд играть нельзя), начал борьбу за электорат накануне предстоящих осенью выборов в парламент Чечни.

Борьба предстоит, надо полагать, жестокая. Причем партии, которых в Чечне неимоверное множество, будут всего лишь «крышей» для тех или иных персонажей, имеющих три центра притяжения.

Это, во-первых, Рамзан Кадыров. У него под контролем силовые структуры, мощный административный ресурс (не случайно все главы районных администраций мгновенно и дружно поддержали решение о закрытии игорных заведений), а также созданное по инициативе еще Ахмада Кадырова общественное движение «Народная инициатива», в которое вошло немало чеченских чиновников и их родственников. Заметим, что возглавивший республику после гибели Ахмада Кадырова Алу Алханов так и не привел к руководству республикой своих людей – основные посты во всех ветвях власти остались у так называемой «команды Кадырова».

Во-вторых, это клан братьев Ямадаевых – депутата Госдумы Руслана (принявшего после хаджа имя Хамзат) и командира батальона «Восток» Сулима. Оба являются активными лидерами регионального отделения «Единой России», а бойцы батальона «Восток», как правило, возглавляют районные ячейки партии. Правда, позиции братьев сильно подорвала история с Бороздиновской.

Наконец, в-третьих, речь идет о бывшем мэре Грозного Бислане Гантамирове, который имеет немало вооруженных сторонников, кроме того, его избирательную кампанию может финансировать известный бизнесмен Малик Сайдуллаев. В качестве политической «крыши» Гантамиров использует партию «Родина», в ряды которой он недавно вступил.

«Понятно, что Кадыров использует это «окно возможностей», чтобы как-то зафиксировать свой брэнд в мозгах избирателей, – заявил «НГ» руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин. – Но так как выборы в Чечне – вещь полностью управляемая, здесь встает вопрос не столько о его персональной влиятельности, сколько о способности договориться с федеральным Центром. Похоже, сейчас идет интенсивный обмен мнениями между центрами принятия решений в Москве и ЮФО (команда Козака, силовики и т.д.). Так что речь идет о решении не между Кадыровым и чеченским населением, а о решении между главными игроками на поле элиты».

«Если бы вопрос о назначении Кадырова президентом стоял сегодня, – полагает член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, – думаю, это было бы возможно. Но ситуация достаточно мобильная, и Кадырову нужно еще оправдать свое возможное назначение. И не на словах, а на деле, в первую очередь решением проблемы с боевиками и налаживанием хоть какого-то благополучия в социальной сфере. А то ведь, по словам главы Госсовета Чечни Тауса Джабраилова, как было в республике 80% безработных полтора года назад, так и осталось. Во-вторых, ему нужно наладить консенсус элиты в самой Чечне. Есть ведь силы, которые, мягко говоря, относятся к нему сдержанно. Не случайно Москва держит в запасе такого «старого барса», как Гантамиров. Я уже не говорю о том, что у Кадырова в Чечне немало кровников. Все это наводит на мысль, что это назначение ему нужно сначала заслужить, а потом еще и дожить до него».

«Алу Алханов – неплохой президент, и ему пока нет альтернативы, – заявил «НГ» пресс-секретарь полпреда президента в ЮФО Федор Щербаков. – Вопрос о том, кто в ближайшее время может стать президентом Чечни, не стоит. Об этом не может быть и разговора».
"