Из тени в тень перелетая. Гуцериев, Касьянов, Юсуфов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В день, когда министр энергетики Игорь Юсуфов представлял коллективу нефтегазовой компании «Славнефть» свеженазначенного президента Юрия Суханова, последний получил пренеприятнейшее известие. Оно выразилось в повестке, которая предписывает г-ну Суханову явится на допрос в главное следственное управление при ГУВД Москвы. Повестку увенчанный лаврами руководитель российско-белорусской нефтянки, естественно, проигнорировал под благовидным предлогом, мол, занят. Но факт остается фактом: впервые в России подследственный назначается на столь высокую и к тому же стратегически важную должность.

«Ну, вот я и в «Славнефти»

Здесь нет оговорки. Конечно, в открытых акционерных обществах, к каковым относится и «Славнефть», президентов избирают голосованием акционеров. Но Суханов именно назначен на должность лично премьер-министром Михаилом Касьяновым, который даже подписал специальное распоряжение правительства РФ с беспрецедентной формулировкой: «обеспечить избрание».
Что ж, государство в лице Минимущества и Российского Фонда федерального имущества, является главным акционером «Славнефти». Касьянов обеим этим организациям - начальник, и, стало быть, имеет право действовать так, как считает полезным. Однако, не похоже, чтобы премьерское понимание пользы отвечало реальным интересам России как акционера «Славнефти». Потому что «Славнефть» обманывает своего главного акционера с гораздо большей интенсивностью, нежели платит ему дивиденды. И Юрий Суханов несет ответственность, по крайней мере, за одну из «обманных» схем. Он ведь в «Славнефти» человек не новый, успел поработать вице-президентом, отвечающим за экспорт, при Михаиле Гуцериеве. И именно подпись Суханова стоит под 16 скандальными контрактами, которые легли в основу его уголовного дела.
Министр энергетики Юсуфов отмахнулся от обвинений, предъявляемых Юрию Суханову Счетной палатой, прессой, а теперь и следственными органами. Дескать, «наш человек, работал у нас», а значит, классный профессионал и вообще безупречен. Остается, впрочем, загадкой, что вкладывает министр в слова «наш», «у нас»? Если министерство, то г-н Суханов проработал там недолго. Его переход на государеву службу явно был «мягкой прокладкой» между длительной работой в «Сибнефти» г-на Абрамовича и вице-президентским постом в «Славнефти». Да и сам министр в должности пока что менее года.
Игорь Юсуфов гораздо более известен как скандальный руководитель Российского агентства по государственным резервам (Росрезерв). Расследование комиссии по борьбе с коррупцией Госдумы показало, что после перехода г-на Юсуфова в министры Росрезерв существенно опустел. Резервы распродавались направо и налево. Причем действительно ценные так называемые «материалы первой группы» уходили в кредит посредникам, которые и по сей день в лучшем случае платят смешные проценты, как например фирма «Геолинк». Зато какая-нибудь просроченная тушенка продавалась Министерству обороны вдвое дороже, чем в обычном магазине. А вот сделок по возобновлению резервов было куда как меньше. И некоторые - весьма и весьма странные. В частности, Росрезерв заплатил в конце 1999 года в порядке предоплаты почти 1,5 миллиарда рублей за нефтепродукты и их транспортировку. Но и по сей день поставлено не более половины оплаченных объемов. Деньги получила все та же «Сибнефть». По-видимому, не зря аналитики считают назначение г-на Юсуфова министром энергетики одной из кадровых уступок Путина «семье». Но, похоже, уступка оказалась более значительной, чем обычное изменение расклада сил в правительстве. И так, Юсуфов продавливает назначение Суханова руководителем «Славнефти». (К слову, сказать, на представлении Суханова коллективу компании присутствовал вездесущий руководитель администрации Александр Волошин). Суханов в первый же день на новом посту вводит не предусмотренную ни уставом, ни здравым смыслом должность исполнительного директора, которую отдает Олегу Щеголеву, бывшему начальнику управления добычи и переработки «Сибнефти». И «Славнефть» благополучно переходит под контроль г-на Абрамовича.
Между прочим, вопреки заявлениям вице-президента «Славнефти» Андрея Шторха, г-н Щеголев на самом деле ни дня не проработал в Минтопэнерго. Как рассказал источник в самом министерстве, месяц назад к Юсуфову приходили посланцы «Сибнефти», после чего министр дал команду сделать запись в трудовой книжке Щеголева, что тот является заместителем руководителя департамента Минтопа. Сам же Щеголев и адрес министерства знает нетвердо, зато в хороших отношениях с подручным Березовского, скандально известным майором ФСБ Литвиненко. Последние годы тот занимался исключительно тем, что в угоду Борису Абрамовичу поливал грязью свое бывшее ведомство, а после серии разоблачений его неприглядных дел бежал в Англию, поближе к хозяину и кормильцу.

«Славнефть» - отличная компания. От других.

Г-н Абрамович оказался достойным учеником Бориса Березовского. Последнему принадлежит ноу-хау «сравнительно бесплатного» захвата компаний - от «Аэрофлота» до ОРТ. Березовский всегда был лишь мелким акционером предприятий, которые общественное мнение считало составными частями бизнес-империи этого олигарха. Причем даже первоначальные инвестиции Березовский норовил произвести из заемных средств, а займы гасил, по преимуществу, «ресурсом влияния». Зато на контроль над топ-менеджментом Борис Абрамович никогда денег не жалел и был прав. Контроль над менеджментом обеспечивал контроль над бизнесом куда лучше, чем владение крупными пакетами акций. Чукотский губернатор, по-видимому, готов пойти дальше своего учителя. В принципе ему уже и не нужно покупать пресловутые 19,68% «Славнефти». Суханова и Щеголева на ключевых постах вполне достаточно для извлечения прибыли, поскольку «Славнефть» сама по себе является отлаженным механизмом по откачке денег акционеров в произвольном направлении.
Ведь что такое, по сути, ОАО «НГК Славнефть» - нефтегазовый монстр? Бурильщики, геологи, работники НПЗ и АЗС? Вовсе нет - это «белые воротнички» в московском офисе. Потому что «Славнефть» - управляющая компания, искусственная надстройка над буровыми и нефтеперерабатывающими заводами. Практически - расширенная бухгалтерия. И это, заметим, бухгалтерия, которая ни разу не представила даже себе самой точной консолидированной отчетности по всем своим предприятиям. Немудрено. Ведь в состав «Славнефти» входят 27 дочерних обществ, в том числе восемь основных (одно геологоразведочное, одно нефтегазодобывающее, три нефтеперерабатывающих и три общества нефтепродуктообеспечения), а также 19 прочих ЗАО, занимающихся посреднической деятельностью. И эти «дочки» и «внучки», образованные со стопроцентным участием «Славнефти», не очень-то жалуют «родительскую компанию». Дивиденды в ее пользу распределяют всего три-четыре фирмы. Причем, на эти цели направляется от 0,03 до 3,5% нераспределенной прибыли. И не более. То есть управляющая компания наплодила таких же «беловоротничковых» фирм, в которых оседает прибыль, обеспеченная функционированием добывающих и перерабатывающих предприятий. Вот как выглядят, например, некоторые финансовые показатели некоего ЗАО «Лидер», осуществляющего в структуре «Славнефти» оптовую торговлю нефтепродуктами. Численность работающих - семь человек. Стоимость основных средств - 1,3 миллиона рублей (офисная мебель, оргтехника и пара подержанных автомобилей, надо полагать). А нераспределенная прибыль «Лидера» за 1999 год - почти 3,15 миллиарда рублей! Или 100 миллионов долларов!

«Мы сидим, а денежки идут»

Достигается это просто. Элементарный пример. ОАО «Мегионнефтегаз» добывает нефть и продает ее ОАО «Славнефть-Мегион» по 600 рублей за тонну. «Славнефть-Мегион» продает ее собственно «Славнефти» и «Славнефть-Трейд» по 2100 и 2000 рублей за тонну соответственно. А через договор комиссии НГК «Славнефть» реализует мегионскую нефть уже по 3220. Таким образом, добытчики из «Мегионнефтегаза» получили менее пятой части того, что реально стоит их товар. Зато головная компания снизила налогооблагаемую базу и различные сборы за недропользование. Или более творческий вариант. Та же мегионская нефть поступает на НПЗ «Ярославнефтеоргсинтез», также принадлежащий «Славнефти». По дороге она успевает сменить нескольких формальных хозяев из числа 100% дочек «Славнефти». В конце цепочки нефть продается некоему ЗАО «Роза Мира Процессинг», которое уже не имеет непосредственного отношения к «Славнефти» зато зарегистрировано в оффшорной Ингушетии. «Ярославнефтеоргсинтез» перерабатывает мегионскую нефть уже не как корпоративную собственность, а как давальческое сырье. Продукты переработки принадлежат «Розе Мира». Такие же схемы работают и при экспорте нефтепродуктов. «Славнефть» продает их своим зарубежным «дочкам» с необоснованно высокими скидками (Суханов, например, предоставлял 25%), а те реализуют продукцию по мировым ценам. Разница остается в Бельгии (так отметили аудиты Счетной палаты РФ). Собственно говоря, ни один литр нефти, бензина, дизельного топлива, ни один килограмм мазута, имеющий отношение к «Славнефти», не был продан без каких-нибудь фокусов с «корпоративными ценами», «скидками», «серым экспортом». В конце концов, «белые воротнички» из «Славнефти» настолько запутались в собственных махинациях и настолько обнаглели, что перестали даже для видимости сводить концы с концами. Так в 1999 году «Славнефть» показывает выручку от продажи нефти на экспорт в размере более $410 млн. А в соответствии с «Славнефтью» же оформленными таможенными декларациями вывезено нефти на $438,5 млн.
В следующем году все уже наоборот: по декларациям экспортировано нефти на 290 миллионов, а «Славнефть» «показывает» 306! Это каков же размах у «управляющей компании»: 30 миллионов долларов туда, 15 сюда - от них не убудет. Убудет исключительно у акционеров - в первую очередь, у российского государства, - которые регулярно недополучают законные дивиденды. Ведь «дочки» и «внучки» «Славнефти» не платят. Соответственно, и «Славнефть» не платит акционерам. Достаточно сказать, что дивиденды на долю участия НГК «Славнефть» в уставном капитале ЗАО «Славнефть-Трейд» за 2000 год составляют больше, чем все дивиденды, начисленные самой «Славнефтью» своим акционерам. Во как!
Здесь у «Славнефти» есть одно замечательное ноу-хау. Ее уставные документы наделяют правом распоряжаться имуществом ОАО в части распределения прибыли 100% «дочек» и «внучек» не собственника в лице общего собрания акционеров и Совета директоров, а наемного управляющего в лице президента ОАО «НГК Славнефть». То есть иметь «своего человека» в этой должности означает полностью контроль за налаженным процессом отчуждения у государства нефти, нефтепродуктов и денег. Г-н Абрамович такого человека получил, и никакие пакеты акций уже не имеют значения. Впрочем, нет сомнения, что для приличия «Сибнефть» постарается приобрести выставляемые на тендер 19,68% «Славнефти». Но поскольку владение акциями превращается практически в формальность, то цену собьют до минимально возможных пределов. Аукцион состоится не раньше, чем государство, мечтающее о $350 мол за пятую часть «Славнефти», сочтет за счастье получить хотя бы миллионов 50.

«Я не халявщик, я - партнер!»

Выгоды «Сибнефти» и Абрамовича очевидны. Однако всего этого невозможно было бы добиться без активной поддержки государства в лице премьер-министра и министра энергетики. Последние являются представителями главного акционера «Славнефти», государства, но действуют явно не в его интересах. Государство - вообще весьма странный акционер. Во всяком случае, применительно к «Славнефти». Ведь само акционирование этой компании под пристальным государевым оком началось с классического размывания пакета. Государство «кинули», как последнего простачка, его доля искусственно снизилась почти на 10%. И ничего. Контролирующие органы просто утерлись. Теперь «Славнефти» требуется срочно модернизировать свои ярославские нефтеперерабатывающие мощности. Государство тут же начинает играть роль ответственного акционера: гарантирует международные кредиты. Один из них предполагает поставки японского оборудования на $200 млн. Заметим, что «Славнефть» даже со всеми хитроумными операциями все равно показывает выручку только от экспорта нефти примерно по $1 млрд каждые полтора года. Куда деваются эти деньги, если дивидендов НГК не платит, и в модернизацию производства тоже не вкладывается? По-моему, ответ очевиден. Однако, даже добившись госкредита, топ-менеджеры «Славнефти» норовят схимичить. Аудиторы Счетной палаты РФ показали на конкретных цифрах, что стоимость японского оборудования могла бы быть снижена аж на $42 млн. А с учетом снижения затрат на обслуживание кредита, таможенные пошлины и НДС экономия может и вовсе достигнуть $80 млн. НО такую информацию государство почему-то игнорирует. Поставки оборудования идут. При этом ТЭО проекта предполагает повышение глубины переработки нефти лишь до 70%. Тогда как госпрограмма «Топливо и энергия» предусматривает, как минимум, 73. Тем не менее, в лице министра Минэнерго Юсуфова, государство подмахивает ТЭО, не соответствующее его собственным требованиям, да еще и дает деньги на исполнение заведомо ненадлежащего проекта. Воистину левая рука не знает, что делает правая.
Еще очаровательный пример. Правительство настаивает на повышении нефискальных поступлений в бюджет. Нефискальные поступления - это не в последнюю очередь дивиденды от госкомпаний типа «Славнефти». Но «Славнефть» преспокойно оставляет эти самые дивиденды в своих дочерних предприятиях. Большая часть этих фирм образована «Славнефтью» с грубыми нарушениями действующего законодательства - от ведомственных инструкций до Гражданского кодекса. Любой суд в течение 10 минут признает учредительные договоры юридически ничтожными. Но представители акционера-государства ни в какой суд не подают. Вместо этого они назначают президентом «Славнефти» гражданина, который имеет самое непосредственное отношение к тому, что государственная нефтегазовая компания превратилась в инструмент обмана государства. Мало того, этот гражданин еще и сам находится под следствием. Правоохранительные органы сформулировали обвинение Юрию Суханову более, чем деликатно: злоупотребление служебным положением. На практике же речь идет о заключении сделок, которые заведомо наносили ущерб и НГК «Славнефть», и ее акционерам. Даже теоретически невозможно представить себе ситуацию, при которой подобные «экспортные схемы» могли бы быть оправданы интересами компании.
Следовательно, речь идет о корыстном интересе высшего менеджмента. Трудно представить себе акционера какой бы то ни было компании, который упорно продвигал бы в ее руководители менеджера, заподозренного в воровстве. В нашем случае, речь идет о гораздо большем, нежели просто о подозрении. Подобного рода «странности» управления «Славнефтью» сведены в настолько убедительный отчет аудиторов Счетной палаты РФ, что следователям практически уже и делать нечего. И если им «не мешать», а сигналы о таких попытках есть, то дело они доведут до логического конца. Однако правительство РФ в лице господ Касьянова и Юсуфова ведет себя в точности, как некогда акционеры МММ, которые одно время любили одновременно орать: «Мавроди, верни наши деньги!» и «Руки прочь от Сергея Пантелеевича». Вот уж, действительно, с чего бы это. "