Из школьного класса — в правящий

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Из школьного класса — в правящий

"Невиданное пришествие во власть выходцев из северной столицы уже стало притчей во языцех. Сами чиновники на вопросы журналистов по этому поводу либо отшучиваются, либо говорят, что дело совсем не в землячестве, а в профессиональных качествах.

     Однако “МК” нашел конкретные доказательства того, что помимо прописки в Санкт-Петербурге некоторых нынешних государственных мужей с самого детства связывают личные узы. Так, нам стало известно, что министр внутренних дел Борис Грызлов и директор ФСБ Николай Патрушев не только учились в одной школе, но даже сидели за одной партой.
     — У нас много именитых выпускников, — обрадовалась нашему визиту директор 211-й школы Санкт-Петербурга Тамара Георгиевна Новикова. И принялась загибать пальцы. — Полпред президента по Центральному федеральному округу Георгий Полтавченко — раз! Министр связи Леонид Рейман — два! Народный артист Владислав Стржельчик — три! Кинорежиссер Юрий Мамин — четыре!..
     Узнав, что нас интересуют исключительно министр МВД Грызлов и директор ФСБ Патрушев, Тамара Георгиевна немного расстроилась:
     — С Патрушевым я никогда лично не встречалась, а с Грызловым познакомилась года полтора назад в Мариинском театре на “Лебедином озере”. Я подкараулила Бориса Вячеславовича около ложи и попросила подарить нам компьютерный класс, а взамен мы бы повесили на первом этаже доску с его именем. Грызлову идея понравилась, он обещал подумать, как это организовать. Так до сих пор и думает. Но я не в обиде. Общее впечатление произвел приятное — милый такой, общительный, улыбчивый человек.
     Тамара Георгиевна по нашей просьбе подняла в школьном архиве журнал 10-го класса, в котором учились будущие борцы со шпионами и террористами. Оказалось, Борис Грызлов был круглым отличником, окончил школу с золотой медалью. А вот Николай Патрушев тянул только на твердого хорошиста.
     — В те времена это была профильная школа с уклоном в радиоэлектронику, — отметила Тамара Георгиевна, — сюда принимали только самых талантливых восьмиклассников со всего города. А сейчас мы единственная в России школа с углубленным изучением французского языка имени Пьера де Кубертена.
     — Остались учителя, которые помнят Грызлова и Патрушева?
     — Только классная руководительница, но она живет в США. Остальные все умерли...
     Директриса, к счастью, ошиблась. Репортеру “МК” удалось разыскать Евгению Алексеевну Павлову.
     — Конечно, я помню этих мальчиков! — воскликнула пожилая учительница химии. — Патрушев с большим трудом учился. Никогда не забуду, как он вытягивал шею и хлопал глазками, пытаясь разобраться, что за формула написана на доске. Грызлов, наоборот, щелкал задачи как семечки. Он был постоянным победителем олимпиад по химии, математике и физике. На уроки всегда приходил одетый с иголочки: в отглаженной форме, белой рубашке и непременно при маленьком черном галстучке!
     — Наверное, девчонки от него с ума сходили…
     — Знаете, если б я была молодой и красивой, ни Грызлов, ни Патрушев не стали бы героями моего романа. Слишком уж они были правильные. Всегда пропускали вперед старших, никогда не хамили. Конечно, без баловства типа беготни по школьным коридорам и битвы портфелями не обходилось. Но злостных нарушений за ними не числилось: из рогаток не стреляли, окна не били, кнопки на стулья учителям не подкладывали.
     — Неужели они даже с уроков не сбегали?
     — Никогда. Только однажды серьезно нарушили дисциплину. В городе случилось сильное наводнение, и прямо во время занятий по школьному радио нас попросили отпустить учащихся домой. Так Борис и Николай подбили одноклассников отправиться на Неву смотреть потоп. Потом ремня получили от родителей...
     Из менее серьезных шалостей Бори и Коли Евгения Алексеевна вспомнила только то, что весной, когда уже было тепло и сухо, они притаскивали из дома мяч и на перемене гоняли футбол во дворе, а это не поощрялось...
     — Какие у них были отношения?
     — Они очень крепко дружили, сидели за одной партой. Сначала облюбовали переднюю, но потом перебрались на “камчатку”, поскольку своими мощными фигурами перекрывали обзор товарищам сзади.
     На прощание Евгения Алексеевна подсказала нам, с кем в классе у Бориса и Николая были наилучшие отношения.
     — Они полные противоположности, — сообщила нам одноклассница друзей Лидия Леонидовна Вольская. — Грызлов был очень энергичный, открытый, а Патрушев всегда оставался неприметным и замкнутым. Пожалуй, общим у них было только страстное увлечение спортом.
     — Но крутиться на перекладине тренер разрешал лишь Борису, — вклинился в разговор Вениамин Иосифович Медведев. — Грызлов был такой педант! Все мальчишки, например, надевали физкультурную форму под брюки и рубашку, а Борис складывал майку и шорты в специальный полиэтиленовый мешочек. Кстати, у них с Патрушевым были одинаковые спортивные сумки.
     — А чем-нибудь еще, кроме спорта, они увлекались?
     — Иногда участвовали в школьной самодеятельности. Грызлов легко мог исполнить “Отряд не заметил потери бойца” на концерте, посвященном памяти погибших солдат. А Патрушев стеснялся выступать перед большой аудиторией, спеть и станцевать мог только в узком кругу. Правда, однажды на вечере поэзии Есенина с выражением прочитал “Шаганэ ты моя, Шаганэ”.
     — Борис и Николай имели успех у одноклассниц?
     — Наверное, кому-то они нравились, но слишком явно ни к тому, ни к другому никто нежных чувств не проявлял. В выпускном классе на 23 февраля девчонки подарили всем конверт с сердечком, вложив туда свои фотографии. Но это был общий успех, один на всех.
     — Сами-то Борис и Николай наверняка не теряли времени даром?
     — Что вы, такие страсти кипели! Им нравилась одна и та же девочка. Счастливицу звали Лариса Ильина, она была самой красивой в школе. И хотя шансы Грызлова и Патрушева равнялись нулю, Лариса на них и не смотрела, они едва не рассорились из-за нее.
     — Как еще они расходовали лишнюю энергию? Не пробовали заниматься общественно полезной работой?
     — Трудились на субботниках да за четверых вкалывали на сельхозработах. Однажды ездили на уборку урожая в Ленинградскую область. Целых сорок дней жили в спортивном зале сельской школы. Работали много, без выходных дней. А Грызлов еще и вставал раньше всех — к трем часам утра был уже на ногах. Помогали сдавать в эксплуатацию станцию метро “Гостиный двор”. Отмывали мрамор от побелки.
     — А еще мы часто всем классом выбирались в походы и на экскурсии, — вспоминает Лидия Леонидовна. — И во все путешествия непременно брали кинокамеру. Так вот, сохранилась пленка с записью, как в Одессе сразу после дождя мы взбирались на гору. Там ничего не видно, только десятки ног, старательно месящие грязь. Недавно на встрече выпускников прокручивали пленку, пытались определить, где там ноги Грызлова и Патрушева, но так и не удалось их идентифицировать.
     В Одессе, надо сказать, путешественники из северной столицы не только наследили на горе, но и едва не оставили город без фруктов. Там абрикосы и алыча растут прямо вдоль дорог. Разбег, толчок... А ведь за рубль можно было ведро купить!
     — В Риге опоздали на рейс, – хохочет Лидия Леонидовна. – Бежали по полосе с криками “Остановите самолет!”. Билетов не было, нас отправляли по 1—2 человека. Грызлов и Патрушев улетали последними.
     — А помнишь летний отдых в Крыму? — перебивает Вениамин Иосифович. — Борис и Николай предложили заночевать за стеной Бахчисарайского дворца! Раскинули палатки, развели костер, кто-то достал гитару… Кстати, Грызлов и Патрушев во время таких вылазок всегда жили вместе. Палатки помогали девочкам ставить.
     — Сухой закон нарушали?
     — В Судаке, на день рождения Патрушева, скинулись и купили целое ведро сухого вина. Что тут началось! Только что до поросячьего визга не наклюкались.
     Выписав из журнала старые адреса нынешних силовых министров, мы отправились на поиски давно минувших лет.
     — С журналистами не общаемся, — заявили нам из-за металлической двери бывшей квартиры Грызлова. — Забудьте этот адрес навсегда!
     Опешив от столь холодного приема, пошли по соседям.
     — Как же, знаю Бориса, — призналась старожилка с первого этажа. — Но он давно здесь не появлялся. В той квартире, куда вас не пустили, живет его родная сестра с мужем. Они тоже какие-то шишки. Живут неплохо, детей нет, часто гостей принимают. Квартира хорошая, четырехкомнатная, единственная в доме с пластиковыми окнами.
     Патрушевы, по воспоминаниям соседей, жили скромно, но небедно. Лишнего в квартире не было — только самые необходимые вещи. Из роскошеств можно назвать только магнитофон “Астра” — редкое по тем временам удовольствие.
     — Пацаны во дворе часто гоняли футбол, — рассказала Нина Ивановна Антонова из 28-й квартиры, — на воротах всегда стоял Патрушев. Летом лазили за зелеными яблоками. Потом животами маялись. Отец Николая был военным моряком, а мать преподавала кройку и шитье. Борьбой они со старшим братом Мишкой увлекались. Только и слышались тупые удары по потолку. Колька был симпатичным мальчиком. Признаться, он мне очень нравился. Однажды мы с ним даже целовались в кустах. Может, и он был ко мне неравнодушен, сейчас трудно сказать. Когда я уже замуж вышла, дочку родила, всегда помогал коляску с ребенком поднять на второй этаж. Мебель у меня дома собирал. Как-то лампочка перегорела, а мужа не было, так я Кольку позвала, чтоб ввернул... 
     — А потом?
     — А что потом? Женился! На свадьбу меня не позвал — наверное, невеста не захотела. Но мы с ней подружились. У меня как-то дочка заболела, Николай и предложил: “Давай моя уколы ей поделает, все-таки медик”. Почти две недели его супруга приходила в шесть утра делать дочке уколы. Каждый день, даже в выходные.
     — Сейчас не общаетесь?
     — Колька резко отсюда уехал. Даже не попрощался ни с кем. Просто однажды, возвратившись с работы, я увидела, что квартира освободилась. Сюда он больше никогда не приезжал. А когда я увидела его по телевизору, просто обалдела: надо же, как вознесся! Но, знаете, он, похоже, каким был, таким и остался.
Школьных снимков Грызлова осталось совсем мало, а маленький Патрушев фотографироваться вообще отказывался — что значит будущий директор ФСБ! Кстати, представить себе, как выглядел молодой Грызлов, может каждый, достаточно посмотреть культовый по тем временам фильм “Земля Санникова”. Грызлов, тогда студент пятого курса института, снимался там в эпизоде. Помните в самом начале фильма сцену, где в кафе сидят за столиками два молодых человека? Один из них — будущий глава МВД. На съемки его позвал товарищ. Не из-за провидческих способностей, просто по дружбе."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации