Икра по-крупному

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Одно из самых доходных направлений — браконьерское — экс-глава астраханского УБОП Салехов передал природоохранному прокурору области Валерию Кузьменко

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::30.06.2010, Фото: "Новая газета"

Икра по-крупному

Евгений Титов

Compromat.Ru

Ринат Салехов

Недавно Астрахань отметилась двумя громкими событиями, связанными с милицией. Во-первых, бывший начальник областного Управления по борьбе с оргпреступностью Ринат Салехов приговорен к пожизненному заключению. Во-вторых, подал в отставку глава областной ГИБДД Александр Гордеев — скорее всего, в результате скандала с девятнадцатью инспекторами ДПС, находящимися под следствием по подозрению во взятках.

Последние новости: задержан личный водитель заместителя начальника УВД области. Ему инкриминируют изнасилование, угрозу убийством и грабеж с применением насилия. Также возбуждены уголовные дела против шести милиционеров, которые в отделении милиции Кировского района избивали мужчину, заставляя сознаться в грабеже… Но это — только то, что всплыло на поверхность. Борьба же за передел главного бизнеса местных силовиков — нелегальных поставок черной икры — кругов по воде дает мало: слишком скользкая и опасная тема. В ней замешаны не только сотрудники милиции.

Всех этих людей в погонах постоянно судят и сажают, отстраняют и допрашивают, но существенных подвижек это не приносит. И не всегда понятно: кто прав, кто виноват, кого посадили за дело, а кого — чтобы делу не мешал.

Не на лапу, а на принтер

Иду по мосту через Волгу, наблюдаю за инспекторами у поста ДПС. Удивительно: они представляются водителям и на беседу в служебную машину никого не приглашают. Очевидно, чтобы работа ГИБДД стала образцовой, понадобилось всего-навсего задержать со взятками роту инспекторов. Было это пятого февраля — сразу на трех постах, где дежурила рота № 1 первого батальона ДПС Астраханской области. Чекисты следили за ними еще с прошлого сентября, а потом взяли с поличным. Управление собственной безопасности областного МВД об операции не знало. С жалобой на взяточников к ним обращались еще два года назад, но проверка тогда ничего не обнаружила.

Захожу на пост. В одном углу висят портреты Медведева и Путина, в противоположном — иконы Христа и Богородицы. В помещение набивается с десяток милиционеров. «Вы про зарплаты наши напишите», — вырывается у кого-то из них. И на меня обрушивается водопад жалоб. Один рассказывает, что при общем стаже в девять лет получает зарплату 10 с половиной тысяч, другой — что жезлы по 450 рублей они покупают за свои деньги. Говорят и о том, что на дежурную смену выдают всего 10 литров бензина, поэтому следующая смена заправляет автомобили ДПС за собственные деньги. «Видите тот принтер? Рота, которую сейчас арестовали, купила его на свои средства. Зато начальство на «Лексусах» ездит», — подытоживает один из инспекторов.

Как бы там ни было, в отношении арестованных инспекторов возбуждены уголовные дела по части 4 статьи 290, «групповое вымогательство взяток по предварительному сговору». Был задержан командир роты Аркадий Кирсанов, получавший от взяток, по данным следствия, не менее 150 тысяч рублей в месяц.

То есть на этом фронте войны с коррупцией можно констатировать некоторые успехи. Очевидно, потому что 150 тысяч в месяц по местным меркам — не деньги.

Сети на прокурора

А деньги там, где черная икра… И там другой фронт — партизанский.

Есть в Астрахани человек по имени Андрей Дегтерев — бывший начальник отдела по расследованию преступлений в сфере экономики и коррупции при УВД Астраханской области. Должность по областным меркам — весьма серьезная и даже в чем-то ключевая, на которую абы кого не ставят. Подобную оговорку я делаю специально, поскольку противники Дегтярева теперь пытаются представить следователя малообразованным и чуть ли не душевнобольным.

— Однажды на заброшенной даче мы обнаружили 300 килограммов бесхозной черной икры, — рассказывает Андрей Дегтерев. — Потом икра исчезла. Я выяснил, что ее переработали в фирме «Каспрыба», легализовали и отправили в Москву. Было возбуждено уголовное дело, свидетелем по которому проходил работник «Каспрыбы» Игорь Пестриков.

В распоряжении «Новой газеты» имеется аудиозапись, на которой Дегтерев беседует с этим Пестриковым. Речь идет о продаже той самой нелегальной икры, которая, согласно записи, стоила 11 миллионов 250 тысяч рублей.

«Дегтерев: А продавал Кузя?

Пестриков: Кузя участвовал там. <…> С икры имел деньги Кузя».

Для справки. Во-первых, добыча и продажа черной икры запрещены. Во-вторых, Кузей в правоохранительных органах области называют природоохранного прокурора области Валерия Кузьменко. Мы не можем ничего утверждать в этой связи. А вот оперативник Дегтерев не посчитал подобное совпадением и, наподобие новороссийского майора Дымовского, пошел против системы. Правда, к премьеру Путину Дегтерев обратился не через интернет, а письменно.

«Организованная преступность характеризуется четким разделением криминального «труда», жесткой дисциплиной и наличием коррупционных связей в правоохранительных органах <…>. Астраханская оргпреступность повторила эти признаки в гипертрофированном виде», — писал Дегтерев не только как следователь с 18-летним стажем, но и как кандидат юридических наук. Из его обращения к Путину следует, что «межрайонный природоохранный прокурор области Валерий Кузьменко помог своему товарищу Сергею Шияну устроиться начальником госучреждения по рыболовству «Севкаспрыбвод». Впоследствии за причинение государству ущерба в 16,5 миллиона рублей Шиян был осужден на четыре с половиной года условно. Но, как утверждал Дегтерев, пока Шиян работал, «природоохранный прокурор Кузьменко устроил к нему двоих своих племянников», Анатолия и Владислава. В другом документе сказано, что прокурор поставил племянников «руководить браконьерскими точками в Икрянинском районе Астраханской области».

А вот этот документ — уже официальный: протокол допроса Андрея Дегтерева по уголовному делу в отношении Сергея Селезнева, бывшего следователя областной природоохранной прокуратуры и бывшего зама астраханского транспортного прокурора, ныне осужденного за злоупотребление должностными полномочиями.

Из протокола следует, что в 2007 году в Астраханской области осудили целую группу инспекторов областного Россельхознадзора, работавших в Зеленгинском отделе Володарского района области. Задача инспекторов — находить и уничтожать браконьерские снасти, установленные в каналах, ведущих к Каспийскому морю. Кстати, мне удалось разыскать одного из осужденных, Алексея Гусева, который рассказал:

«Я лично знаю, что в районе «двенадцатой огневки» браконьерская бригада работала на прокурора Кузьменко. В течение месяца мы там что-нибудь постоянно тралили (тралить — поднимать снасть из воды на поверхность. — Е. Т.). В журнале регистрации протоколов все это указано. Приезжали люди, предупреждали, что хватит тралить, будут проблемы с природоохранной прокуратурой».

25 апреля 2007 года инспекторы в очередной раз подняли из воды браконьерские снасти, срезали их и составили административные протоколы о незаконной добыче осетровых. А вскоре инспекторов вызвали в природоохранную прокуратуру, где надели наручники. Помимо Алексея Гусева задержали еще шестерых, включая Дмитрия Петрашева, Михаила Киселева, Олега Лапина. Оказалось, что процесс подъема снастей из воды снят на видеокамеру.

«Они сняли, как мы тралили, но из видеозаписи вырезаны куски, где мы снасти убираем, срезаем. Сказали, что батарейка в камере садилась, поэтому камера выключалась. То есть нашу борьбу с браконьерством выдали за браконьерство», — говорит Гусев.

Инспекторы просидели в СИЗО почти полтора года. Понятой, который присутствовал при составлении инспекторами административных протоколов, по непонятным причинам ото всего отказался. В итоге судья Володарского райсуда Полузина приговорила всех к реальным срокам заключения по статьям «незаконная добыча биоресурсов», «злоупотребление служебными полномочиями» и «служебный подлог». Алексей Гусев, который уже вышел на свободу, рассказал «Новой» немало важных деталей о том, как проходило следствие, включая подделку подписей, противоречия в документации и т. п. О фальсификации этого дела не раз писал тот же Андрей Дегтерев — и президенту, и в Волжскую межрегиональную природоохранную прокуратуру. Но правоохранительные органы постоянно отвечают, что все в рамках закона.

Наверное, все слухи вокруг прокурора Кузьменко связаны с тем, что у него много родственников. Вообще-то подобному обстоятельству надо радоваться, но, судя по всему, не тогда, когда занимаешь подобную должность… Например, «засветился» племянник прокурора Кузьменко, Анатолий — тот самый, который был взят на должность инспектора в «Севкаспрыбвод». В его отношении следственный комитет по Икрянинскому району области возбудил уголовное дело по статьям «служебный подлог», «групповое вымогательство взятки» и «заведомо ложные показания». Суть в том, что Анатолий Кузьменко и его подельник вымогали взятку с человека, который якобы занимался браконьерством в контролируемой ими зоне. Второй эпизод дела — составление недостоверных административных протоколов. Третий связан с показаниями в рамках уголовных дел, по которым проходили дядя Анатолия и некто Андрей Зеренинов (о нем — чуть позже). Подельник Анатолия Кузьменко уже осужден, а прокурорский племянник объявлен в федеральный розыск.

Андрей Дегтерев в ходе все того же процитированного допроса сообщал, что прокурор Валерий Кузьменко «укрывал разыскиваемого у себя в домовладении, а в последующем лично вывез его за пределы региона».

Действительно, много родственников — много печалей. Взять того же Дегтярева: он так хорошо осведомлен в семейных связях прокурора, потому что сам ему родственник — был женат на племяннице Кузьменко, Жанне. Когда он взял прокурора в оперативную разработку, пришлось развестись.

А в июне 2006 года, практически сразу после развода, Андрея задержали работники ФСБ — по официальному поручению прокуратуры. Дело касалось весьма древнего конфликта: в 1999 году прокурора Кузьменко во дворе его дома неизвестный ранил в плечо и грудь. Стрелявшего не нашли, но в отношении Андрея Дегтерева тогда возбуждали уголовное дело по статье «угроза убийством». Правда, через месяц, 22 декабря 1999 года, оно было прекращено за отсутствием состава преступления. И вот спустя 7 лет Валерий Кузьменко заявил, что Андрей Дегтерев угрожает ему опять. Дело возобновили, добавив к обвинению статью «убийство по найму».

22 июня 2006 года, когда Андрей сидел в СИЗО, следователи прокуратуры Каширский и Пучков провели обыск в его гараже. Пришлось привлекать спасателей, которые вели собственную видеосъемку. Ничего интересного найдено не было. Но через два часа после обыска якобы поступила оперативная информация о том, что в гараже Дегтярева находится взрывное устройство. Оперативники УБОП провели там «осмотр места происшествия» и обнаружили тротиловую шашку с электросхемой. В отношении Дегтерева возникло еще одно уголовное дело — по статье «незаконное хранение взрывчатых веществ». Но обвинять бывшего начальника отдела областного отдела УВД непросто: он доказал, что устройство в гараже не хранилось, а его подкинули. Для этого Андрей предоставил видеозапись спасателей, кроме того, на окружающих предметах в гараже обнаружились частицы пыли, которые отсутствовали на взрывном устройстве.

Не нашлось улик и по обвинению в покушении, поэтому дело по подготовке к убийству опять прекратили. Просидев в СИЗО четыре месяца, Дегтерев вышел на свободу. А следователь Каширский, который вел дело, был уволен из прокуратуры. Андрей написал около десятка заявлений в следственный комитет области и прокуратуру с просьбой возбудить в отношении прокурора Кузьменко уголовное дело за распространение заведомо ложных сведений. Не возбудили.

А 25 января 2007-го на Дегтярева совершили покушение. Из шести выпущенных пуль две попали в цель, прострелив спину и руку. Через несколько часов после покушения работники уголовного розыска Советского района Астрахани, которым Дегтерев описал приметы нападавших, задержали некоего Павла Кудеярова и… племянника все того же прокурора Кузьменко, Анатолия. Позже был задержан и Андрей Зеренинов (мы его упоминали чуть раньше, в связи с другим многоэпизодным делом, заведенным все на того же Анатолия).

Но прокурорского племянника астраханская прокуратура отпустила через несколько часов, а Павла Кудеярова через четыре месяца: у них якобы было алиби. Это очень странно, поскольку на смывах с лица и ушных раковин, а также на одежде всех троих были найдены одинаковые следы пороховых газов, пороховой пыли и медной стружки. В рамках уголовного дела показания о причастности этих трех человек к покушению дали шесть свидетелей. Но в итоге осужден только Андрей Зеренинов, которого 24 марта 2008 года Советский райсуд Астрахани по статье 105, «покушение на убийство», приговорил к пяти с половиной годам колонии строгого режима. Возмущение Андрея Дегтерева вызвал не только маленький срок, но и то, что статья 222, «приобретение, хранение, ношение оружия», Зеренинову вообще не вменялась. То есть Зеренинов по логике суда стрелял из пальца.

Андрей Дегтерев написал немало заявлений в прокуратуру Астраханской области, требуя привлечь к ответу всех исполнителей покушения. Заявления остались без ответа.

Зато в отношении самого Дегтерева возбудили новое уголовное дело — по статье 111, «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». С этим делом — вообще какой-то детективный сериал получился. Во время следствия по факту покушения на Дегтерева подозреваемый стрелок Андрей Зеренинов чудесным образом вышел из-под стражи и оказался в больнице. Там он рассказал, что днем на улице Дегтерев проткнул ему почку.

Врачей «скорой помощи», которые по идее должны были доставлять Зеренинова в больницу, милиция не опросила. Свидетели, которые днем должны были видеть преступление, в деле тоже нет. Зато 16 июня 2007 года в рамках возбужденного дела у Дегтерева дома провели обыск.

И тут — Агата Кристи отдыхает. Во время обыска у опера Кировского РОВД Астрахани Артура Утепкалиева был шприц с кровью «потерпевшего» Зеренинова. Задачей опера было облить из этого шприца «подозреваемого» Дегтерева, чтобы сфальсифицировать улики. Но Андрей Дегтерев заметил все вовремя и скрытно записал откровенный разговор с опером на диктофон. Запись имеется в распоряжении «Новой». Согласно записи, задание облить Дегтерева кровью якобы давал в своем кабинете начальник Кировского ОВД Астрахани Надыр Сафаралиев:

«Дегтерев: И конкретно тебя Сафаралиев вызвал?

Утепкалиев: Дежурного, да.

Дегтерев: А ты был дежурным. <…> Сам Зеренинов тебе привез этот шприц с кровью?

Утепкалиев: Тебя я знаю, а того нет.

Дегтерев: С чего ты взял, что это Зеренинов был?

Утепкалиев: По ходу».

После обращения Андрея Дегтерева в следственный комитет и к министру МВД Рашиду Нургалиеву в отношении начальника Кировского РОВД Надыра Сафаралиева и оперуполномоченного Артура Утепкалиева возбудили уголовное дело по статьям «злоупотребление должностными полномочиями» и «фальсификация доказательств». Последний своего соучастия в фальсификации не отрицал, и дело прекратили «за деятельным раскаянием». А вот начальника Кировского РОВД Сафаралиева всего-навсего допросили. С тех пор дело застряло на непонятной стадии, срок давности по нему истек в апреле, а самого Сафаралиева поставили на должность начальника криминальной милиции Астрахани. Недавно он получил Орден мужества от президента, подал рапорт об отставке и по новому контракту стал первым замом Шалинского РОВД в Чечне.

Интересная деталь: на аудиозаписи разговора между оперуполномоченным Утепкалиевым и Андреем Дегтеревым несколько раз упоминается, что в кабинете Сафаралиева, который якобы давал задание облить Дегтерева кровью, находился заместитель природоохранного прокурора Валерия Кузьменко, Валерий Сегизеков. И еще. Дело в отношении Андрея Дегтерева возбуждала дежурный следователь Кировского РОВД Астрахани Елена Косинова. В распоряжении «Новой» есть аудиозапись, на которой Дегтерев беседует с Косиновой.

«Косинова: Я там стала ругаться, мол, я не буду заниматься эти делом странным, что хотите, то и…

Дегтерев: А кто тебя заставлял этим делом заниматься?

Косинова: Прокуратура природоохранная.

Дегтерев: А причем тут природоохранная прокуратура?

Косинова: Они взаимодействуют с руководством РОВД».

Все это позволило Дегтереву говорить на ранее процитированном допросе, что «организатором этого преступления является Кузьменко».

Но есть и еще одна занятная фигура в этой мыльной опере о ментовских войнах — бывший начальник областного УБОП Ринат Салехов. В свое время он фактически возглавил местную оргпреступность, поделив различные сферы бизнеса между бандитскими группировками. Обо всем этом не раз говорил на своих пресс-конференциях руководитель областного следственного комитета Сергей Бобров. Сейчас Ринат Салехов приговорен к пожизненному заключению за пять убийств и другие преступления, но самое главное обвинение — создание банды и руководство ею с использованием должностного положения. Вместе с Салеховым привлечены к ответственности и отстранены от службы 16 сотрудников УБОП, а также арестованы 38 активных участников организованных преступных группировок.

В упомянутом обращении к Путину Андрей Дегтерев сообщал: «Одно из самых доходных направлений — браконьерское — Салеховым по праву было передано <…> Астраханскому природоохранному прокурору Кузьменко В.Г.» Если это правда, то почему прокурор Кузьменко до сих пор на свободе? Если неправда, то почему на Дегтерева не подали в суд за клевету?

Вот такая «Санта-Барбара», позволяющая себе примерно представить, как функционирует правоохранительная система типичного региона России: семейные связи, племянники: стрельба на дачном участке, крутой мент во главе братков, инспекторы рыбоохраны, снявшие не те сети, ФСБ и взрывное устройство в гараже… Если во всем этом копаться — никакого департамента собственной безопасности не хватит. Наверное, поэтому особо и не копаются?

А достоянием общественности, как бы отводящими удар от «штабов», становится либо мелочовка, либо уж совсем беспредел — как в случае с Салеховым, который то ли перешел границы всех неписаных понятий, то ли был просто съеден конкурентами.

Официально

Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура на запрос «Новой газеты» сообщила следующее:

«В рамках расследования Главным следственным управлением СК при прокуратуре РФ уголовного дела по обвинению бывшего начальника УБОП УВД по Астраханской области Салехова Р.Ф. <…> какая-либо преступная связь последнего с Кузьменко В.Г. не установлена. <…> Также вступившим в силу приговором суда опровергается довод Дегтерева А.А. о фальсификации Кузьменко В.Г. доказательств по уголовному делу в отношении Гусева, Петрашева и др. <…> Не нашел своего подтверждения довод Дегтерева А.А. о незаконном устройстве Кузьменко В.Г. на работу на предприятие «Севкаспрыбвод» своих дальних родственников — Кузьменко А.А. и Кузьменко В.А. Прием указанных лиц на работу осуществлялся на общих основаниях. Кроме того, в 2009 году <…> возбуждено уголовное дело <…> в отношении Кузьменко А.А., работавшего в должности инспектора рыбохраны. В ходе расследования данного уголовного дела подозреваемый объявлен в розыск. <…> Преступная связь должностных лиц природоохранной прокуратуры с Сафаралиевым Н.Т. и Утепкалиевым А.И. не установлена. <…> Таким образом, все предположения Дегтерева А.А. о причастности Кузьменко В.Г. к совершению каких-либо преступлений являются беспочвенными».

Следственное управление при прокуратуре РФ по Астраханской области:

«Дегтерев А.А. неоднократно обращался в следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по области с заявлениями о противоправных действиях Астраханского природоохранного прокурора Кузьменко В.Г., по которым были инициированы процессуальные проверки, по результатам рассмотрения которых часть материалов направлена в Волжское межрегиональное природоохранное следственное управление, по остальным материалам приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела».

Неофициально

Прокурор Валерий Кузьменко, узнав о нашем запросе его заместителю, сам перезвонил в редакцию. Он порекомендовал отправить письма не в его ведомство, а в вышестоящие инстанции и любезно предоставил все телефоны, что мы и сделали (результат — см. выше). А еще Валерий Кузьменко в телефонном разговоре посетовал на то, что Дегтерев ему не дает покоя и постоянно на него клевещет, высказав предположение, что причиной тому либо семейная склока, либо душевное нездоровье.