Илим Палп продается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Внешторгбанк оплачивает следующего Президента?

1095918051-0.jpg Скандально известная компания Ilim Pulp Enterprise наконец-то уходит с рынка. Она продается. По данным из компетентных источников, покупателем выступает государственный Внешторгбанк, а посредником в сделке — владелец питерского Промстройбанка Владимир Коган, политическоре прикрытие обеспечивает Алексей Кудрин

Что ж: продажа государственному банку дело хорошее. Теперь, наверное, контролирующему Ilim Pulp Enterprise альянсу в составе Захара Смушкина и братьев Михаила и Борис Зингаревичей удастся выпутаться из сложной ситуации, связанной с рядом неурегулированных вопросов вокруг предприятий компании, да еще получить за них хорошие деньги, завершив долгую череду злоключений.

Но когда стала известна сумма будущей сделки — 1,1 — 1,3 млрд. долларов, то она повергла экспертов в шок. Потому что это очень странная цена. Она не просто завышена. Она, похоже, завышена в несколько раз!

Давно известно, что результаты приватизации основных активов Ilim Pulp неоднократно ставились под сомнение органами исполнительной и судебной власти РФ. И только настойчивая поддержка влиятельных чиновников, близких, по слухам, к «главному юристу» России Дмитрию Козаку, позволила Смушкину и Зингаревичам удержать эти активы под своим контролем. Наряду с Котласским ЦБК и Братским ЛПК, истинный собственник которых до сих пор доподлинно неизвестен, компании Илим Палп подконтрольны еще Усть-Илимский лесопромышленный комплекс да Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат. Правда, есть еще 42 лесозаготовительных предприятия. Но, несмотря на впечатляющую цифру, эти активы не особо ценны, именно четыре комбината составляют основу компании. И двух из них (включая жемчужину коллекции Котласский ЦБК) Илим Палп мог бы со временем лишиться если бы дело о законности приватизации дошло до логического конца. Кроме того, в последние 3 года компании пришлось занимать значительные средства. По мнению аналитиков, активы и имущество компании (в том числе и оборудование предприятий) могли быть уже заложены, причем неоднократно. Например, через аффилированные с Илим Палп оффшорные фирмы, что можно сделать вполне кулуарно, без привлечения внимания широкой публики.

Есть и совсем открытая информация. Так, в мае 2004 года Илим Палпу удалось привлечь через Moscow Narodny Bank и Commerzbank AG 50 млн. долларов сроком на 3 года. А ранее, в 2003 году на ММВБ размещено 1,5 млн. облигаций компании номиналом в 1 000 руб. Так что, 18 марта 2006 года (срок погашения облигаций) компании придется выплачивать еще около 50 млн. долларов, не считая процентов.

Неудивительно, что в ситуации, когда долги компании лишь нарастают, а активы остаются спорными, получить новые кредиты становится все сложнее и сложнее. О западных инвесторах в такой ситуации не стоит и мечтать, а размещение бумаг на иностранных фондовых биржах (о котором компания говорила, обосновывая переход на единую акцию) откладывается. К тому же пресловутый переход на единую акцию сопровождается многочисленными арбитражными осложнениями, а активный интерес госструктур, проверяющих законность приватизации Котласского ЦБК, не добавляет активам Илим Палп привлекательности.

Так сколько же на самом деле стоит Ilim Pulp Enterprise? Когда в 2001 году компания пыталась продать 25% своих акций компании ЕСН, эксперты оценивали стоимость сделки примерно в $100 млн. В середине 2002 года при попытке продаже тех же 25% альянсу Доверительного и инвестиционного банка (ДИБ) и Credit Suisse First Boston (CSFB) называлась цена от в $150 млн. до $200 млн. А ведь в то время у Ilim Pulp Enterprise было куда не столь удручающее финансовое положение, не было и дополнительных долгов (по меньшей мере, в 100 млн. долларов). Поэтому, реальная цена 100% акций Илим Палп никак не может превышать 450 — 500 млн. долларов — и это без учета политических рисков. А учитывать их необходимо. И кому как не президенту и председателю правления Внешторгбанка Андрею Костину, опытному высокопрофессиональному банкиру, знать и понимать, что активы компании должны оцениваться с дисконтом в связи с политическими, аппаратными, юридическими и иными рисками, связанными, в первую очередь, с нарушениями при приватизации предприятий Ilim Pulp. Учитывая этот дисконт, обычно оцениваемый на уровне 35-40% от общей стоимости активов, реальная стоимость активов Ilim Pulp Enterprise не превышает сегодня 250-300 млн. долларов.

И тут возникает самый интересный вопрос. Зачем же Внешторгбанку переплачивать от 850 млн. до 1 млрд. долларов за весьма и весьма проблемные активы Илим Палпа ? Ведь банк является отнюдь не частной лавочкой, с готовностью ввязывающейся в рискованные операции. Напротив, акции Внешторгбанка находятся в собственности правительства Российской Федерации, и его от его самочувствия во многом зависит стабильность финансовой системы страны. А это обязывает руководство банка к принятию особо ответственных и взвешенных решений в области инвестиций.

Так куда же уйдут государственные средства, примерно равные годовым расходам федерального бюджета Российской Федерации на нужды здравоохранения?! На этот счет существуют две версии.

Первая — вполне соответствующая классическим реалиям нашего недавнего прошлого. Лишний миллиард долларов просто выводится из государственного банка с вполне очевидной целью и, возможно, будет поделен между группой физических лиц. Кто войдет в группу, неизвестно, но можно предположить, что в ней окажутся и ответственное должностное лицо Внешторгбанка, и уполномоченный представитель посредника (напомним, в этой роли выступает банкир Владимир Коган) и, не исключено, нынешние совладельцы Илим Палпа, которым хочется «докушать» лесную отрасль.

Однако есть и другая, альтернативная версия. Для осуществления сделки, в результате которых государство переплачивает частному продавцу почти миллиард долларов, необходимо весомое политическое прикрытие. Без такого прикрытия все участники сделки, и в первую очередь руководство банка-покупателя, очень скоро могло бы составить компанию М. Ходорковскому в следственном изоляторе.

Наивно полагать, что опытный и мудрый А. Костин пошел на сделку без такого прикрытия. А прикрытие нынешнего менеджмента Внешторгбанка хорошо известно. Это Алексей Кудрин, Министр финансов России и по совместительству председатель Наблюдательного Совета Внешторгбанка. Алексей Леонидович Кудрин. Человек, открыто гордящийся своей близкой личной дружбой с самим Президентом страны.

По странному стечению обстоятельств, как раз накануне сделки между Внешторгбанком и Ilim Pulp Enterprise в околокремлевских средах стал обсуждаться вопрос о том, что Алексей Кудрин идеальный преемник Владимира Путина. Все при нем: и экономические познания, и ум, и авторитет, и бесконечная лояльность действующему Президенту.

Правда, как мы знаем из нашей недавней истории, стать Президентом дело капиталоемкое. И заботиться о привлечении средств на президентскую кампанию надо заранее. Не потому ли так поспешно и так дорого Внешторгбанк покупает у сомнительных бизнесменов очень сомнительные активы?

Семен Коровин