Ильюшенко Алексей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Профиль, origindate::20.01.97

Кто нашептал пpезиденту

Бывший генеральный прокурор Алексей Ильюшенко

То, что чиновники берут взятки, давно уже никого не удивляет. И даже не всегда интересует. Другое дело, сколько они берут. И как.

При этом чем серьезнее должность чиновника, тем сильнее любопытство. И меньше достоверных подробностей.

В этом отношении уголовное дело, возбужденное против бывшего и.о.генерального прокурора Алексея Ильюшенко, славившегося своей борьбой со "мздоимством и взяточничеством", в буквальном смысле побило все рекорды. И по заоблачности должности, и по завесе таинственности вокруг дела.

Почти год длится следствие по делу Алексея Ильюшенко. И похоже, оно близится к завершению - во всяком случае бывший генпрокурор получил возможность ознакомиться с обвинительным заключением.

Познакомимся же и мы с некоторыми подробностями этого уголовного дела. Они интересны еще и тем, что вряд ли дойдут до суда.

Отчеты о проделанной работе

Разумеется, арест бывшего и.о.генерального прокурора Алексея Ильюшенко был скандалом. Особенно возбуждала любопытство мотивация "За финансовые нарушения и использование служебного положения". Под которой, само собой, подразумевались взятки. Однако какие именно, никто не пояснял.Первоначально просочилась информация, что вроде бы родственники Ильюшенко - родная сестра и брат жены - купили по дешевке у приятеля бывшего и.о. пару джипов и пару "девяток". Но объяснялся данный факт - адвокатами, разумеется, - тем, что вроде бы как сам Ильюшенко об этом ничего не знал. А цена машин, заниженная по сравнению с рыночной, - дело торгующей фирмы. И вообще, Ильюшенко и Янчев (генеральный директор СП "Балкар-трейдинг"), у которого родственники первого купили машины, дружили.
Иных же подробностей долгое время выяснить никак не удавалось.
И вот, что называется, наконец.
Озаботившись выяснением обстоятельств возбужденного уголовного дела, мы наконец достигли желанной цели. И выяснили - быть может, правда, не в полном объеме, не во всеобъемлющем, так сказать, - что именно и как брал Ильюшенко.
Итак.
Нам удалось раздобыть фонограмму телефонных разговоров бывшего и.о.генерального прокурора Алексея Ильюшенко с его другом Петром Янчевым. И многое стало понятным.
Прежде всего о джипах.

Без даты.

ЯНЧЕВ: Грузовой должен быть не раньше четверга, потому что у них рейс уходит завтра. Вот тот, который нам нужен. Где-то в четверг мы будем отправлять.
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, они уже у тебя?
ЯНЧЕВ: Все. Стоят.
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, они какие там?
ЯНЧЕВ: Темные.
ИЛЬЮШЕНКО: Ага. А внутри как?
ЯНЧЕВ: Ну, нормальные. Только... там модификации разненькие. Один такой вот, как ты видел.
ИЛЬЮШЕНКО: А вот что касается второго... ты говоришь...
ЯНЧЕВ: Ну, как они... ну, салоны немножко разные. Дело в том, что с разных же мест брали-то...
ИЛЬЮШЕНКО: В чем разница?
ЯНЧЕВ: Ну, у одного кожаный салон, у другого... как это...
ИЛЬЮШЕНКО: (неразборчиво).
ЯНЧЕВ: Ну да, типа таких вот вещей...
ИЛЬЮШЕНКО: Понятно. А коробка?
ЯНЧЕВ: Все та же. У обоих. Выберешь время на следующей неделе?
ИЛЬЮШЕНКО: Со следующей недели я в понедельник уезжаю. На три дня. В четверг только буду.
ЯНЧЕВ: А я-то планирую...
ИЛЬЮШЕНКО: Если только завтра...
ЯНЧЕВ: Ну, созвонимся тогда.
ИЛЬЮШЕНКО: Ладно. Позвоним. Ну, так ничего они? То есть там приемник, все это есть?
ЯНЧЕВ: Алексей Николаич...
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, ясно. Я понял тебя.
По сути, Янчев докладывает - и практически в каждом разговоре - "о проделанной работе". В данном случае о том, что джипы куплены и готовятся к отправке.
Эти машины действительно были переправлены в Красноярск родственникам Ильюшенко на военно-транспортном самолете. Покупку и доставку организовывал, разумеется, Янчев.
Последний вообще решал все "автомобильные" проблемы Ильюшенко.

21 января 1995 года, 13.35.
ИЛЬЮШЕНКО: Добрый день, Петр Викторыч!
ЯНЧЕВ: Добрый день!
ИЛЬЮШЕНКО: Это Ильюшенко.
ЯНЧЕВ: Здравствуй, Алексей Николаич!
ИЛЬЮШЕНКО: Ты на работе?
ЯНЧЕВ: Да-а. Сижу вот с утра здесь.
ИЛЬЮШЕНКО: Хорошо. Значит, я что попрошу тебя. Мне бы сегодня машину надо бы.
ЯНЧЕВ: Ну, пожалуйста.
ИЛЬЮШЕНКО: Как бы ее если бы... мне ее пригнали?
ЯНЧЕВ: Ну, проблем нет! А куда?
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, домой.
ЯНЧЕВ: Во сколько?
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, давай часам... к четырем...
ЯНЧЕВ: К четырем? Ладно.
ИЛЬЮШЕНКО: Только я что попрошу. Ты на обе документы мне положи в разные конверты.
ЯНЧЕВ: Ага. На обе.
ИЛЬЮШЕНКО: А нужна будет...
ЯНЧЕВ: Нет, там ведь... как будет... Надо же большую вот эту пригнать...
ИЛЬЮШЕНКО: Нет.
ЯНЧЕВ: А какую?
ИЛЬЮШЕНКО: Маленькую.
ЯНЧЕВ: Это "девять-девять"?
ИЛЬЮШЕНКО: Да.
ЯНЧЕВ: А документы на большую с ключами передать?
ИЛЬЮШЕНКО: Нет, зачем с ключами... Ключи ведь там должны быть. Она ж стоит.
ЯНЧЕВ: Ну, тогда документы только.
ИЛЬЮШЕНКО: Документы на ту и на другую, а...
ЯНЧЕВ: Ладно.
ИЛЬЮШЕНКО: А то мне надо поехать...
ЯНЧЕВ: Ладно-ладно. А вы где - на работе щас?v ИЛЬЮШЕНКО: На работе.
ЯНЧЕВ: Ладно, я тогда определюсь, когда он будет выезжать... Это через часик где-то... Я звоночек сделаю, что он поехал.
ИЛЬЮШЕНКО: Хорошо. Я или здесь или, если меня здесь нет, тогда дома.
ЯНЧЕВ: Ладно, Николаич.
ИЛЬЮШЕНКО: Хорошо. До свидания.
ЯНЧЕВ: До свидания.

"Леш, ну давай я вместо
фурнитуры буду, б...!"
Но джипы, как уже было сказано, подробность известная.
А что еще?
По некоторым сведениям, имущество, конфискованное в квартире Ильюшенко, было оценено в 300 миллионов рублей. Тогда как заработал он на генпрокурорской должности где-то порядка тридцати.
Настаивать на цифрах мы не будем, равно как и опровергать их. Более интересны подробности приобретения имущества.

24 декабря 1994 года, 13.01.

Бывший генеральный директор СП Балкар-Трейдинг Петр Янчев

ЯНЧЕВ: Добрый день, Тань.
ТАТЬЯНА ИЛЬЮШЕНКО: А, здравствуй, Петь. Петь, короче говоря, такая ситуация. Пришли тут ребята, чтобы, ну, в общем, делать все это, - нет фурнитуры.
ЯНЧЕВ: Ну а я-то при чем тут, Тань?
ТАТЬЯНА: А это где?..
ЯНЧЕВ: Ну, Тань, ну... фурнитуры-то нет... ну, это, наверное, не ко мне вопрос-то...
ТАТЬЯНА: А к кому?
ЯНЧЕВ: Ну, к ним...
ТАТЬЯНА: Может, на складе она у тебя осталась?
ЯНЧЕВ: Тань, ну я ж не знаю, ну...
ТАТЬЯНА: Ну куда мне?.. Самой ехать на склад искать?
ЯНЧЕВ: Ну, во-первых, сегодня суббота, сегодня никто не работает...
ТАТЬЯНА: Я понимаю. Ну? Так что делать? Когда искать? Ну, давай в понедельник будем искать.
ЯНЧЕВ: Ну, наверное, они это загружают-то, елки-палки...
ТАТЬЯНА: Так чего ты предлагаешь? Оставить ее в разобранном виде, все это?
ЯНЧЕВ: Тань, ну что я должен сделать?..
ТАТЬЯНА: Сейчас...
ИЛЬЮШЕНКО: Алло! Петр Викторыч, добрый день!
ЯНЧЕВ: Добрый день!
ИЛЬЮШЕНКО: Петр Викторыч!
ЯНЧЕВ: Да!
ИЛЬЮШЕНКО: Ты что, издеваешься?
ЯНЧЕВ: Я?
ИЛЬЮШЕНКО: Ты!
ЯНЧЕВ: В каком смысле?
ИЛЬЮШЕНКО: В прямом!
(Пауза - долгая.)
ИЛЬЮШЕНКО: Ты откуда звонишь?
ЯНЧЕВ: Нет, во-первых, как это я издеваюсь? Почему я должен издеваться?
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Значит, Петя! Гм... Ты мне посоветовал этих людей или не ты?
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Я тебя спрашиваю?!
(Пауза.)
ЯНЧЕВ: Можно спокойно разговаривать, а?
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Петр Викторыч, я говорю, ты мне посоветовал людей этих или нет?
(Пауза.)
ЯНЧЕВ: Так... я... мы...
ИЛЬЮШЕНКО: Я спрашиваю тебя! Ты или нет?!
ЯНЧЕВ: Мы посоветовали. Так, дальше.
ИЛЬЮШЕНКО: Ты посоветовал! Значит, тогда так. Либо ты отсюда забери все это. И желательно сегодня. Либо ты дай мне фурнитуру. (Пауза.) Если ты мне посоветовал.
(Долгая пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Это понятно?
ЯНЧЕВ: Значит, я не поставлял, наверно... Так? И...
ИЛЬЮШЕНКО: Петя, тогда забери ее. И на этом наш разговор закончится. Чтоб долго нам не говорить. Понимаешь? (Пауза.) Я не собираюсь полгода ждать, понимаешь, чтобы мне постоянно полгода лапшу на уши вешали. Я так не привык работать. И после этого привозили что попало, значит. И чтоб еще к этому не привозили фурнитуру.
ЯНЧЕВ: Ну, во-первых... во-первых...
ИЛЬЮШЕНКО: И объясняли всякие разные причины.
ЯНЧЕВ: Во-первых, во-первых, Алексей Николаич, значит, а... Претензии по поводу того, что что-то привезли то, а что-то не привезли не то, значит, так, надо, наверно, говорить, когда есть что-то собранное. Первое. Во-вторых, из тех тринадцати позиций, которые были заказаны...
ИЛЬЮШЕНКО: Так.
ЯНЧЕВ: ...компания поставила. И все тринадцать позиций. Все тринадцать позиций. Теперь говорить о том, что это то или не то, значит, заказано было согласно... а... тех пожеланий, которые бы-бы-были изложены...
ИЛЬЮШЕНКО: Не понял. Подожди минуточку.
ЯНЧЕВ: Так вы, пожалуйста...
ИЛЬЮШЕНКО (громко): Подожди минутку!
ЯНЧЕВ: Вы, пожалуйста, разберитесь, так? Значит, так. В-третьих, значит, если я посоветовал эту компанию...
ИЛЬЮШЕНКО (громко): Минуточку- минуточку- минуточку- минуточку! (В сторону.) Так что? Нам шкаф привезли? Он говорит, что все поставили...
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО (по-прежнему в сторону - видимо, жене): Нам шкаф книжный привезли? Так, не привезли. Еще что не привезли?
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Шкаф в прихожую не привезли. Так, я вот просто спрашиваю... Две тумбочки. Еще что? (Пауза.) Два стульчика, кресло в Колину комнату. Так. (Янчеву.) Пожалуйста, я вот до вашего сведения довожу, что не привезли: два шкафа...
ЯНЧЕВ: Нет, но...
ИЛЬЮШЕНКО (громко): Два кресла!
ЯНЧЕВ: Минуточку! Я... я...
ИЛЬЮШЕНКО (громко): Две тумбочки!
ЯНЧЕВ: Минуточку! Я что, руковожу этой компанией, что ли? Я руковожу этой компанией? Ну вы же... на самом деле... Ну, два дня... значит, так...
ИЛЬЮШЕНКО: Петр Викторыч, ты сегодня у кого в Белом доме был?
ЯНЧЕВ: Я был у Зверева.
ИЛЬЮШЕНКО (посвистывая): У тебя, видимо, пропуск есть туда?
ЯНЧЕВ: Куда?
ИЛЬЮШЕНКО: В Белый дом.
(Пауза.)
ЯНЧЕВ: Звоню, и заказывают.
ИЛЬЮШЕНКО: И заказывают, да?.. Ладно... хорошо. (Пауза.) В общем, так. Ты меня... кхм... Знаешь что, я в последнее время... в последнее время... Я больше просто не хочу говорить на эти темы. (Пауза.) Понимаешь, у меня пропадает желание говорить на любые темы. (После паузы громко.) То ты забываешь. (Еще громче.) То ты не соизволишь сделать. То ты мне говоришь о том, что... ЯНЧЕВ (одновременно с Ильюшенко): Подожди, Леш... во-первых...
ИЛЬЮШЕНКО (громко): Подожди минуточку...
ЯНЧЕВ: Во-первых... во первых... что я не соизволил сделать?..
ИЛЬЮШЕНКО (очень громко): Ты мне... ты мне эту компанию посоветовал? Значит, ты за все отвечаешь! Если ты посоветовал. У нас так делается. (Пауза.) Понимаешь, в нашей команде так делается!
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: И за все это... полгода я уже здесь слушаю. Полгода! Благодаря вам!
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Так вот, я хотел бы все-таки узнать. По поводу того, заберут это завтра или... Или ты привезешь фурнитуру. Я хочу просто знать. Ты мне скажи, чтобы я...
ЯНЧЕВ (громко): Во-первых, я не привожу фурнитуру, Алексей Николаевич, понимаете! Значит так... не изготавливаю...
ИЛЬЮШЕНКО: Так.
ЯНЧЕВ: Во-первых, я ее не привожу.
ИЛЬЮШЕНКО: Так.
ЯНЧЕВ: Во-вторых, значит, ее привозит тот, кто поставляет это хозяйство.
ИЛЬЮШЕНКО: Так.
ЯНЧЕВ: И то, что, значит, она была принята на склад, это не говорит о том, что я ее поставил. Это разные совершенно вопросы.
ИЛЬЮШЕНКО: Так. (Пауза.) И что дальше?
ЯНЧЕВ: А дальше то, что... суббота. Сегодня. Искать фурнитуру, значит, так... при за-а-а...
ИЛЬЮШЕНКО: Петр Викторыч, значит, давай так. Если ты этот вопрос не решишь, на этом все закончится. Все твои посещения Белого дома, меня лично и всех остальных. Вот это я тебе гарантирую! Так нельзя мне нервы портить! (Вешает трубку.)

24 декабря 1994 года, 13.30.
ТАТЬЯНА: Да!
ЯНЧЕВ: Алексей Николаичa!
ТАТЬЯНА: Петр, ты чего так ведешь себя?.. Он моется сейчас в ванной. (Пауза.) В конце концов, надо это дело добить до конца.
ЯНЧЕВ: Ну, милая моя... если сегодня склады закрыты...
ТАТЬЯНА: Тебе никто не предлагает сегодня ехать и рыться на складах. Надо было сказать, что в понедельник посмотрим. Чего друг другу нервы мотаете? Из-за ерунды.
ЯНЧЕВ: Тань, ну, елки, если склады закрыты, во-первых...
ТАТЬЯНА: Он что, тебе предлагал сегодня ехать и самому... это самое... искать там? (Пауза.) Ты пойми, он и так психует из-за этой Чечни. Что вы... что... это самое... друг другу... я не могу понять. Дело не стоит выеденного яйца. Вы... я не знаю... (Пауза.) Скажи, что в понедельник... все пусть посмотрят там... Она должна быть, эта-то фурнитура...
ЯНЧЕВ: Она, фурнитура, может быть в этих... в ящиках...
ТАТЬЯНА: В каких ящиках?
ЯНЧЕВ: Вы распаковали? Нет?
ТАТЬЯНА: Все распаковали. Все, понимаешь. Все они распаковали с утра здесь. Все просмотрели - нету. Пусть тогда Валентина (Неразборчиво.) Григорьевна свяжется с Дэном с этим и задаст ему вопрос, где фурнитура? Либо она на складе, либо ее вообще не прислали. Если вообще не прислали, пусть они ищут ее...
ЯНЧЕВ: Да не прислать они ее не могли. Значит, они ее здесь где-то оставили.
ТАТЬЯНА: Значит, пусть найдут где-то Знаешь, не стоит из-за этого нервы мотать...
ЯНЧЕВ: Тань, милая моя... ну... так ведь тоже нельзя. Значит, давай... он щас пошел, посмотрел... давай, я щас взломаю эти склады, а толку-то от этого... где я их возьму?..
ТАТЬЯНА: Тебе предлагал кто-нибудь сегодня ломать эти склады?
ЯНЧЕВ: Ну, где же... он сказал: давай сегодня фурнитуру! Ну, где?.. Если бы я... привозил сам, я бы тебе сказал: вот, значит, она у меня здесь осталась.
ТАТЬЯНА: Вот я тебе говорю: давай в понедельник все будем искать. Ну, закрыто - закрыто. Нужно объяснить, что закрыто сегодня - давай в понедельник будем искать. Что вы... я не знаю, прям! Слов у меня просто нет. Все на мне это отражается, что интересно. (Пауза.) Я уже должна всех успокаивать ходить. Потому что я вообще крайняя...
(Пауза.)
ТАТЬЯНА: Так. Давать тебе трубку?
ЯНЧЕВ: Конечно.
ТАТЬЯНА: Щас дам.
(Очень долгая пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: Слушаю.
ЯНЧЕВ: Алексей Николаич!
ИЛЬЮШЕНКО: Да!
ЯНЧЕВ: Ну, успокойся только, а?
ИЛЬЮШЕНКО: Слушай, я... ты вот ответь на один вопрос. Я тебе что-нибудь плохое сделал?
ЯНЧЕВ: Милый мой, а я тебе сделал что-нибудь плохое? Ну че ты... че ты меня...
ИЛЬЮШЕНКО: Ты мне полгода треплешь нервы. Полгода! Я не знаю кто... Ты мне посоветовал этих людей. Ты!
ЯНЧЕВ: Леш, ну давай я вместо фурнитуры буду, б...! Ну я вот стану щас вместо фурнитуры... Ну мне, что, б..., мне что, удовольствие... выяснять эту х..., когда...
ИЛЬЮШЕНКО (резко): А мне что, удовольствие?
ЯНЧЕВ: Нет, не удовольствие. Я тебя что, не понимаю, что ли?...
ИЛЬЮШЕНКО: Я, извините меня, четыре года... полгода... на стульях сижу... Ну что мне... я... я... просто не понимаю! В чем вопрос-то?
ЯНЧЕВ (спокойно): Леш, я щас приеду к тебе.
(Пауза.)
ИЛЬЮШЕНКО: У меня уже просто... я не знаю! Ни в стране не можете ни хрена делать, ни в делах, ни в чем!

Так что же стоит в туалетной комнате?
Янчев вообще был при Ильюшенко чем-то вроде мелкого завхоза. И порой был даже вполне успешен в своих заботах.
Без даты.
ИЛЬЮШЕНКО: Вот, слушай! Там вот что я хотел спросить. Мне вчера говорили... Там вот, помнишь, ты мне как-то говорил о пылесосе?
ЯНЧЕВ (бодро): Все на месте!
ИЛЬЮШЕНКО: А вот ты мне объясни, что он может?
ЯНЧЕВ: Все может.(Ильюшенко смеется.) Он вот может... э-э-э... даже... э-э-э... прочищать унитазы! Настолько у него там этих насадок...
ИЛЬЮШЕНКО: То есть вот это все он может делать?
ЯНЧЕВ: И окна моет...
ИЛЬЮШЕНКО: А, вот-вот... все-все, тот же самый...
ЯНЧЕВ: И окна моет. И вот ты его включил, да? Он поработал, и всю пыль в квартире, которая у тебя есть, он ее втянул в себя - воздухом.
ИЛЬЮШЕНКО: Он что, стоит в квартире и втягивает?
ЯНЧЕВ: Да, стоит на месте и... Вот ты его поставил, пять минут, десять минут он поработал. В воздухе пыль летает, он ее всю втянул, через себя протащил. Перетащил во вторую комнату, поставил. То же самое.
ИЛЬЮШЕНКО: Ага...
ЯНЧЕВ: Очень хорошая штука. Просто великолепная.
ИЛЬЮШЕНКО: Меня Татьяна спрашивала, а я говорю, он, вроде, стоит там...
ЯНЧЕВ: Все нормально. Если надо, то... это...
ИЛЬЮШЕНКО: Нет, нет, нет. Пока пусть стоит.
ЯНЧЕВ: То, что стоит в туалетной комнате, - оно стоит. Ты помнишь, да?
ИЛЬЮШЕНКО: Помню, да.
ЯНЧЕВ: То, что лежит на складе... да, вот на складике... Оно лежит.
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, на складике лежит этот...
ЯНЧЕВ: Пылесосик.
ИЛЬЮШЕНКО: Да, пылесос. (Янчев смеется.) Просто вчера мне Татьяна задала вопрос. Говорит: предлагают, да. И она...
ЯНЧЕВ: Не надо, не надо - он уже есть. Ну, ты что!
Вообще же, если бы речь не шла о взятках, брал которые к тому же еще и и.о.генерального прокурора, то историю взаимоотношений этих двух людей можно было бы назвать даже отчасти романтической. Они ссорились и мирились, говорили приятные вещи и вполне искренне радовались хорошему настроению друг друга.

7 июля 1994 года, 16.09.
ЯНЧЕВ: Алексей Николаич! Разрешите доложить!
ИЛЬЮШЕНКО: Не понял.
ЯНЧЕВ: Разрешите доложить?
ИЛЬЮШЕНКО: Да, давай.
ЯНЧЕВ: Значит, появился у меня этот друг. И говорит: я сижу с утра и жду команды. Я ему вчера вечером звонил - никто трубку не брал. С утра я, значит, улетел же в полшестого в Завидово. Ну, думаю, он сообразит и поедет. А он говорит: я сижу, жду, когда вы дадите команду, потому что, значит, вроде, мы договорились по дополнительному это самому... Я немножко здесь недоработал.
ИЛЬЮШЕНКО: Понятно.
ЯНЧЕВ: Значит, он щас готов.
ИЛЬЮШЕНКО: Петь, щас это не пойдет.
ЯНЧЕВ: Тогда вот щас ты говори тогда, чего и как.
ИЛЬЮШЕНКО: Давай завтра в 10 утра туда же.
ЯНЧЕВ: Туда же. Я ему прям щас говорю. Николаич, значит, ну я вот... в два там у нас так бурно проходило акционирование - в Завидово. Все удачно протащили. Устав, все прочее. И я физически просто уже не смог проехать через Москву. Как мне тогда быть?
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, давай завтра встретимся.
ЯНЧЕВ: А ты на работе?
ИЛЬЮШЕНКО: Я буду с одиннадцати часов.
ЯНЧЕВ: А до?
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, я думаю, если мы бы часа в три бы встретились - не раньше... Я здесь закончу, а, скажем, в три на Старой площади.
ЯНЧЕВ: В три часа, да? Тогда давай мы сделаем так, да. С одиннадцати до трех мы выходим на связь, потому что, может, ты раньше освободишься.
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, давай.
ЯНЧЕВ: Чего-то еще... Что-то хорошее хотел сказать - и забыл.

Не вспомнил.

Псевдоним Татьяны Ильюшенко
И разумеется, Янчев обеспечивал Ильюшенко не только "пылесосиками" и мебелью без фурнитуры.

15 декабря 1994 года, 19.47.
ЯНЧЕВ: Алексей Николаич! (...) Я разговаривал. Там они работают...
ИЛЬЮШЕНКО: А мне звонила Татьяна. Все в порядке.
ЯНЧЕВ: Она у нас там под именем Зина проходит...
ИЛЬЮШЕНКО: Почему?
ЯНЧЕВ: Как? Потому! Зина Зверева.
ИЛЬЮШЕНКО (недоуменно): Не понял?!
ЯНЧЕВ: Ну, как! (Смеется.) Ну, для всех! Ну, она же не может быть... вот такой-то такой-то!

ИЛЬЮШЕНКО: Интересно...
ЯНЧЕВ: Чего интересно!.. (Смеется.)
ИЛЬЮШЕНКО: В документах тоже?
ЯНЧЕВ: Не, ну ты что! (Ильюшенко смеется.) Ну ты что, е... твою мать... (Очень спокойно.) О чем ты говоришь? Там ее этот друг представляет - говорит: вот это Зина Зверева.
ИЛЬЮШЕНКО: Кому?
ЯНЧЕВ: Ну кто... Ну, есть же там много друзей, которые, значит... с России приезжают... Они там законспирировались... (Смеется.)
ИЛЬЮШЕНКО: Это еще с прошлого раза, что ли?
ЯНЧЕВ: Ну да. (Смеется.) Я ему сегодня звоню, а он мне говорит: а вот мы тут работаем. Я говорю: с кем, с кем? Он говорит: ну елки-палки, я же тебе забыл сказать - я представил там одному, второму... Они ж ходят там вместе. Я говорю: ну молодцы...
ИЛЬЮШЕНКО: Ну, ну...
ЯНЧЕВ: Ну ладно - полдевятого у тебя.
ИЛЬЮШЕНКО: Договорились.

Это действительно значительно более серьезный "совместный" проект.
В Швейцарии Янчев открыл филиал своего СП "Балкар-трейдинг". Официально значилось, что Татьяна Ильюшенко работает в филиале, но зарплату не получает. Во всяком случае (насколько нам известно), бухгалтерских документов, свидетельствующих о том, что она получала зарплату, так и не было найдено.
Однако известно, что на ее имя в одном из швейцарских банков был открыт счет. Сколько там?
Никто не знает.
Судя по всему, немало. "На булавки" в Женеве явно хватало, потому как услуги Ильюшенко воистину были бесценными. Он открывал для Янчева двери любых кабинетов, вплоть до кремлевских.
Но это уже следующая история...