Илья Пономарев получил от фонда "Сколково" "смешные" 22 млн руб

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Илья Пономарев получил от фонда "Сколково" "смешные" 22 млн руб.

"Не с улицы пришел, в канаве не валялся", но задекларировал депутат не все

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::17.04.2013, "Сколково" заплатило депутату Пономареву более 22 млн рублей, Фото: ИТАР-ТАСС

Анастасия Кашеварова, Алена Сивкова

Compromat.Ru

Илья Пономарев

С конца 2010 года депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев получал от фонда «Сколково» ежеквартально $150 тыс. В общей сложности с ноября 2010 года по декабрь 2011-го он получил $750 тыс., или 22 млн рублей. Однако данный заработок не полностью был отражен депутатом в его декларациях как за 2010-й, так и за 2011 годы.

В распоряжении «Известий» имеются договоры, заключенные между «Сколково» в лице вице-президента Алексея Бельтюкова и депутатом Госдумы Ильей Пономаревым. Согласно документам, Пономарев обязуется до конца 2011 года выполнить работу по теме «Коммерциализация технологий и международное продвижение российских инновационных компаний». Работа была сдана в срок, за нее Пономарев получил 13 млн рублей.

В 2011 году Пономарев, согласно еще одному договору между депутатом и инноградом, провел курс лекций. Стоимость работ составила $300 тыс. В оплату указанного договора «Сколково» 15 февраля 2012 года, за две недели до выборов президента, перевел на счет Пономарева 9 млн рублей.

Однако, судя по всему, выплаты от «Сколково» не в полной мере отражены в декларациях депутата. Так, за 2010 год доход Ильи Пономарева составил 1,9 млн рублей, в 2011 году — 9,828 млн рублей, а в 2012-м — 9,852 млн рублей.

Исходя из простой арифметики, зарплата депутата составляет в год примерно 2–2,5 млн рублей, соответственно, за два года плюс к зарплате Пономарев получал 7 млн рублей. Если предположить, что эти 7 млн в 2011 и 2012 годах и являются выплатами от фонда, то остается неизвестным, где еще 8 млн рублей.

Вице-президент фонда «Сколково» Олег Алексеев сообщил «Известиям», что в иннограде довольны деятельностью Ильи Пономарева.

— Он не с улицы пришел, в канаве не валялся. Он пришел к нам, будучи депутатом ГД и официальным лицом, — пояснил Алексеев. — Он не обогатился за счет фонда, но я не бухгалтер, поэтому не знаю, что он получил. Качество его работы было высокое, он компетентный человек в инновациях. Наверное, за какую-то работу, возможно, ему что-то там выплачивали, но я не знаю что. Я к этому не имел отношения.

При этом вице-президент иннограда назвал выплаченную сумму в размере 22 млн рублей смешным фактом.

Ранее Владимир Жириновский обратился в комиссию по доходам с просьбой проверить факт получения Пономаревым 7 млн рублей от фонда «Сколково», либерал-демократ обвинил «эсера» в получении финансов из-за рубежа во время лекций в США и в совмещении депутатской деятельности с предпринимательской, каковой он счел сотрудничество депутата с инноградом.

Следом за лидером ЛДПР единоросс Борис Резник заявил, что комиссия также намерена выяснить, имеет ли он отношение к коррупционным скандалам в «Сколково».

— Каждый депутат должен любой доход свой отражать в декларациях, это естественно. У Пономарева указан доход от «Сколково», он получил 7 млн, если там сумма больше, то надо у него спрашивать, почему он незадекларировал доход свой, — заявил «Известиям» Резник.

Свое исследование для «Сколково» Илья Пономарев готовил, еще не имея высшего образования. Российский государственный социальный университет парламентарий окончил в 2011 году.

Политолог Евгений Минченко убежден, что отсутствие высшего образования не помешало Пономареву выполнять бизнес-проекты.

— Илья — человек достаточно продвинутый. Я с ним знаком еще с прошлого тысячелетия. И уже тогда он был активным бизнесменом, интересовался политикой. Поэтому безотносительно к тому, было у него высшее образование или нет, опыт Пономарева позволял ему эту работу выполнять, — говорит он.

Замдиректора Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов считает, что подобная связь Пономарева со «Сколково» — это своего рода продолжение истории противостояния Кремля и правительства.

— «Сколково» — это детище премьера Дмитрия Медведева. Президент иннограда Виктор Вексельберг — человек Медведева. Это не говорит о том, что поддержка оппозиции через разные источники финансирования задумана самим главой правительства. Скорее всего, это игра его команды. Команда правительства против команды Кремля, интерес у всех один, подходы разные, — говорит Абзалов.

При этом эксперт подчеркнул: Илья Пономарев своими действиями пятнает свою репутацию тем, что при любом случае он кричал «сдай мандат», если какого-то коллегу поймали на недостоверных сведениях о доходах, а сам, в свою очередь, не против брать деньги у «Сколково».

— Этот выборочный подход к коррупционный модели негативно отразится на cамом Пономареве, — говорит Дмитрий Абзалов.

Комиссия Госдумы по доходам заинтересовалась Пономаревым еще в начале марта, после того как он опубликовал информацию о плагиате в диссертации Жириновского. Затем «эсер» объявил, что в знак протеста против исключения из партии Геннадия и Дмитрия Гудковых «приостанавливает» и свою партийную деятельность. Это вызвало гнев руководства, которое решило исключить его из партии. Председатель партии Николай Левичев сказал, что, как «честному человеку», Пономареву стоит покинуть Думу. Лишением мандата ему пригрозил и Жириновский.


***

Илья — внук того самого Пономарева
(Борис Пономарев, секретарь ЦК КПСС — "обидчик Жириновского")

Оригинал этого материала
© "МК", origindate::22.03.2013, По ком звонит Пономарев: Дума проверит миллионы "Cколково"

Марина Озерова

[...] Заявление на г-на Пономарева написал лидер фракции ЛДПР. Владимир Жириновский на заседании комиссии объявил, что не стал бы «никуда лезть», если бы г-н Пономарев не «начал вдруг сомневаться в том, получил ли я (то есть он, г-н Жириновский — «МК») честно докторскую диссертацию». Повод же дал сам г-н Пономарев, который в одной из передач на НТВ рассказал, что одним из источников его доходов являлась деятельность в фонде «Сколково».

Лидер ЛДПР с ходу выдвинул интересную версию, объясняющую нездоровое внимание справоросса к его научным трудам: «Этот Пономарев — внук того самого Пономарева! (Борис, секретарь ЦК КПСС — «МК».) Тот меня выдавил с должности в свое время, я Брежневу на него жаловался, так старший Пономарев затаил на меня злобу, и его внук живет этим чувством!»

По мнению г-на Жириновского, 7 млн. рублей справоросс получил не за научную или педагогическую деятельность, допустимую для депутата, а за «организационную», то есть «коммерческую». А за это полагается лишение мандата.

Г-н Пономарев объяснил, что контракт о научной и преподавательской деятельности между ним и «Сколково» был подписан в 2010 году и истек в декабре года 2011-го, то есть до начала работы депутатов этого созыва. «На этом можно было бы и закончить»,— сказал депутат: комиссия не вправе рассматривать дела, относящиеся к прошлым созывам. «Когда фонд образовывался, я был одним из авторов проекта и тесно работал с президентской стороной, — тем не менее продолжил он, — и горд, что нам удалось привлечь к сотрудничеству с фондом Массачусетский технологический институт!»

Г-н Пономарев сказал, что «ни о какой коммерческой деятельности в рамках «Сколково» речи идти не может». Он был советником президента фонда на общественных началах. «Договор был неоднократно проверен юристами фонда и аппаратом правительства, в начале 2012 года «Сколково» проверяли аудиторы Счетной палаты, нарушений не нашли»,— добавил он.

Копию договора, впрочем, он комиссии не представил: «Есть соглашение о конфиденциальности». Но по запросу Госдумы, мол, в фонде обещали документ прислать.

«7 миллионов — за что? Продолжите расследование, затребуйте договоры!» — настаивал г-н Жириновский.

«Вы сами считаете, какой занимались деятельностью — научной или педагогической? В декларации у вас эти доходы стоят в графе «педагогическая деятельность,» — спросил Борис Резник («ЕР»).

«Было и то, и то», — ответил г-н Пономарев. Но больше, по его словам, было «преподавательской»: конференции, проведение семинаров, чтение лекций в России и за рубежом, разъяснение сути проекта, потому и деньги по совету думских юристов оказались в соответствующей графе. Было 4 этапа работ, деньги поступали по мере их завершения, переводились безналичным расчетом, на карточку, налоги уплачены...

«Последний платеж пришел в январе 2012 года, а это уже нынешний созыв, значит, мы можем проверять»,— сказал Владимир Поневежский («ЕР»). «Договор был закрыт в декабре 2011 года, просто платеж пришел в январе»,— сказал ответчик. [...]

["Известия", origindate::08.04.2013, "Счетная палата засекретила проверку "Сколково": Трехстороннее соглашение между Фондом «Сколково», Массачусетским технологическим институтом (Massachusetts Institute of Technology, MIT) и автономной некоммерческой организацией «Сколковский институт науки и технологий» (СИНТ, Сколтех) было заключено с нарушениями российского законодательства. К таким выводам пришли аудиторы Счетной палаты, которые минувшей осенью проверяли деятельность Фонда «Сколково». Кроме того, правительство вместо финансирования отечественного инновационного кластера поручило выделить 1,6 млрд рублей в виде грантов Массачусетскому институту технологий. [...]
— Отчет аудиторов по «Сколково» был засекречен и не попал в публичный доступ, — заявил источник в Счетной палате. По его словам, на аудиторов было оказано давление: «правительство надавило на СП и сделало всё, чтобы отчет не был опубликован и не стало известно, что бюджетные деньги, выделенные на «Сколково», идут в США в виде грантового финансирования Массачусетского института». [...]
«Известиям» удалось раздобыть полный отчет проверки «Сколково», включая «секретную» часть. По данным аудиторов, по условиям соглашения, заключенного в сентябре 2010 года между «Сколково» и MIT, американская сторона взяла на себя обязанности разработать концепцию международного исследовательского института и создание соответствующей «дорожной карты», а российская сторона обязалась компенсировать расходы MIT. В итоге, по данным аудиторов, MIT за эту работу получил $7,5 млн. Из этой суммы более $5,5 млн — погашение издержек американских партнеров, а $2 млн — вознаграждение MIT. «В первоначальной редакции соглашения речь шла о $2,5 млн, которые MIT должен был получить, но затем сумма была увеличена в три раза путем допсоглашения, заключенного в марте 2011 года», — сообщается в отчете СП.
— Возможность контроля расходов американского института была фактически исключена, — заявляют аудиторы.
В октябре 2011 года было заключено новое соглашение между MIT, «Сколково» и СИНТ, где фигурировали уже другие суммы, но контроль за расходами американской стороны по-прежнему не был прописан.
По этому договору российский фонд должен обеспечить американской стороне финансирование в размере $302,5 млн — прямо или через третьих лиц. Большая часть суммы, $152 млн, должна была пойти на увеличение мощностей MIT, и лишь $150,5 млн — на создание Сколковского института науки и технологий. При этом первую часть суммы, которая шла в виде грантовой поддержки, MIT вправе была использовать по своему усмотрению — в том числе на цели, не связанные с сотрудничеством со «Сколково». Вторая часть суммы тоже должна быть переведена MIT в качестве грантов. По данным аудиторов, российская сторона не потребовала от MIT даже финансового участия в проекте. Были ли выделены все $300 млн, аудиторы в отчете не уточняли.
Общая сумма выделенных «Сколково» средств, которые в итоге могут пойти на финансирование американской науки, по их данным, может существенно увеличиться. Как отмечается в засекреченном отчете, в 2011 году президент России Дмитрий Медведев поручил Минфину обеспечить «Сколково» предоставление в 2011–2013 годах средств в размере до 9 млрд рублей. А допсоглашение, датированное октябрем 2011 года, между Минфином и «Сколково», предусматривало выделение MIT «в рамках совместной деятельности» 1,6 млрд рублей.
Более того, представители Счетной палаты отмечали, что трехстороннее соглашение (между MIT, Сколково и СИНТ), которое было утверждено Дмитрием Медведевым (на тот момент — президентом страны), противоречило российскому законодательству. «Соглашение было заключено только на английском языке, а перевод данного документа в фонде отсутствовал, что противоречит нормам российского права», — отмечали аудиторы. — Врезка К.ру]


***

Илья — сын того самого Пономарева
(Владимир Пономарев, член совета директоров "Инфраинжиниринг" — "подрядчик Малофеева")

Оригинал этого материала
© idiot.fm, origindate::14.11.2012, Фото: "Ведомости", Иллюстрация: via idiot.fm

Почему Илья Пономарев голосовал за реестр запрещенных сайтов

Compromat.Ru

Илья Пономарев

Когда принимали новый закон об интернете, то он оказался очень сырым, но необходимым, потому что еще до его принятия в отсутствие какой-либо процедуры в ряде регионов России начались блокировки целиком таких ресурсов, как ЖЖ или Youtube, не говоря уже о многочисленных региональных сайтах.
Илья Пономарев

А вот мне кажется, что этот закон показался Илье Владимировичу необходимым не потому,
А вот почему.

Там, в общем-то, раскрывается секрет Полишинеля. О том, что инициатором создания закона о реестре сайтов была Лига безопасного интернета, придуманная Константином Малофеевым — человеком, сложным и довольно мутным образом получившим в собственность 10 процентов Ростелекома (он владеет ими через фонд Marshall Capital). Вообще-то «сложный и мутный образ» деликатно говорю я, другие говорят — «профессиональный рейдер». Однако я не возьму на себя смелость утверждать именно это, тем более, что однажды Константин Малофеев подвез меня на своем «Мерседесе» до метро ггг.

Да и не о нем речь. Речь вот об этом интересном абзаце:

Топорность текущих методов блокировки у провайдеров рано или поздно заставить общественность заговорить о DPI — Deep Packet Inspection. Это система глубокого анализа трафика, которая анализирует, куда и зачем ходит каждый пользователь. С одной стороны, с помощью нее можно заблокировать доступ к конкретной странице, а не ко всему сайту. С другой — это фактически полная прослушка трафика пользователя и автоматизированный анализ всей его деятельности в сети.

Ростелекому выгодно банить сайты, чтобы для этого покупать оборудование DPI, которое стоит огого каких денег. Оборудование, скорее всего, покупается самим у себя, ну а дальше все очевидно.
Отсюда

Допустим, что это верная мысль. Просто допустим! Константин Малофеев, являясь одним из собственников Ростелекома, инициирует через Лигу безопасного интернета закон о создании реестра, который сам по себе не работает и вызывает скандалы (что было очевидно с самого начала всем, кроме самых тупых депутатов государственной думы(тм)), а через эти скандалы «Ростелеком» получит карт-бланш на построение специальной дорогостоящей инфраструктуры, чтобы скандалов больше не было. Вполне себе вероятная для нашей страны схема.

А кто будет строить эту инфраструктуру? Ну то есть «Ростелеком» ее закажет — а кто будет строить? Понятно, кто — крупнейший подрядчик «Ростелекома», компания «Инфра-инжиниринг».

Совершенно случайно созданная бывшим управляющим директором Marshall Capital. И теснейшим образом связанная с «Ростелекомом».

А причем тут Илья Пономарев? — спросите вы.

А вот причем:

Членом совета директоров «Инфра-инжиниринг» (опять же, совершенно случайно!) является… папа Ильи Владимировича Пономарева, Владимир Николаевич Пономарев.

Но Алексей Навальный, конечно, об этом никогда не напишет.

Ггг.