Именем Игоря Сечина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Роман Троценко. Фото Московские Новости

Бизнес-биография Романа Троценко

Арбитражный суд Москвы признал банкротом [1], лишившийся лицензии в декабре прошлого года. В ходе судебного заседания представитель временной администрации ЦБ заявил, что дыра в капитале банка составляет 44,5 млрд. рублей, и данная цифра при дальнейших подсчетах может увеличиться. Эта сумма ущерба – абсолютный рекорд среди всех разорившихся банков за все время существования новой России. Появилась гигантская дыра не сразу, ее делали столь огромной поочередно все владельцы банка в последние 10-12 лет. Таковыми последовательно были: структуры и лица, аффилированные с Романом Троценко, потом его близкие друзья отец и сын[2], затем Сергей Менделеев и под конец существования банка - Сергей Мастюгин. Вероятно, задел разорению Инвеста положили именно люди Троценко и Антоновы. Если этой связкой вплотную займутся правоохранительные органы, то обнаружат немало для себя интересного и подпадающего под целый ряд статей УК РФ.

Три банкира с украинскими фамилиями – мастера хитрых схем Историю [3] нужно описывать примерно с 2001 года. Тогда этой структурой заинтересовался столичный девелопер Сергей Грищенко. Ранее он занимался только строительным бизнесом в московском регионе, а его фирмы [4]развивавались исключительно за счет кредитов, полученных в Банке проектного финансирования (БПФ), владельцем которого являлся Роман Троценко. Роман Викторович в недавнем прошлом – советник Игоря Сечина и президент Объединенной судостроительной корпорации , а ныне – глава компании Rosneft Overseas при «Роснефти» и параллельно - руководитель частных корпораций Aeon и Potok (бывшая Mirax Group[5]). Председателем правления БПФ был Александр Плющенко. Грищенко дружил и с Троценко, и с Плющенко, все они отмечали данный факт в своих интервью. Неожиданно внимание строительного предпринимателя Грищенко привлек совсем непрофильный для него актив - Инвестбанк, расположенный в Калининградской области. Единственным достоинством этого маленького регионального банка к тому времени являлось то, что он был крупным кредитором ГУАП "Калининградавиа", владевшего авиапарком и аэропортовым комплексом. А вот для Троценко эти активы были самыми что ни на есть профильными. 

Он активно занимался банковским бизнесом (до БПФ владел Платинум-банком), и как раз в 2001 году Троценко начинал создавать свою бизнес-империю аэропортов «Новапорт». Так что, абсолютно понятно, по чьей просьбе (или приказу) Грищенко отправился покорять калининградские просторы. Ведь вскоре после покупки им Инвестбанка была инициирована процедура банкроства «Калининградавиа». С легкой руки конкурсного управляющего Михаила Трушко (ныне главы ОАО «Особые экономические зоны»), все основные активы ГУАП, то есть, самолеты и аэропортовый комплекс отошли кредитору пятой очереди — то есть, тому же «Инвестбанку». На основе этих активов в 2002 году было создано [6], позже переименованное в «КД-авиа», формальным владельцем которого стал Сергей Грищенко. Почему формальным? И в структуре «КД-авиа» и в «Инвестбанке» основными владельцами являлись фирмы «АМТ финанс» и «Компания Мартис», сразу ставшие на бумаге набирать гигантские кредиты у БПФ Романа Троценко. В результате уже в 2003-2004 годах лицо настоящего владельца авиакомпании и банка можно было почти не скрывать. Например, из семи членов совета директоров Инвестбанка большинство составляли люди, аффилированные с Троценко. Так, в него стали входить все тот же Александр Плющенко (он в разное время являлся членом совета директоров большинства структур Троценко, в том числе Московского речного пароходства) и член совета директоров БПФ Александр Николаев.

Кстати, в 2005 году на должность вице-президента Инвестбанка совет директоров назначил все того же Михаила Трушко. Как «Александр Плющенко» сел на брюхо», а Сергей Грищенко едва не сел К 2006-2008 годам калининградские структуры Грищенко умудрились набрать такое количество кредитов, отдать которые было невозможно. Причем, распределялись эти деньги весьма своеобразно. Основным донором «КД-Авиа» являлся [7], чьи средства в первую очередь и шли на строительство нового аэропортового комплекса и покупку самолетов. Примечательно, что в 2006 году Грищенко решил одному из приобретенных лайнеров даже присвоить имя своего друга предправления БПФ - «Александр Плющенко». Впрочем, у самолета постоянно происходили какие-то поломки, не выпускались шасси и т. д. Из-за этого он часто упоминался на страницах газет. Довольно забавно было читать заголовки, типа: «Александр Плющенко» сел на брюхо».

Впрочем, по назначению шли далеко не все кредиты ВЭБ. Для освоения заемных средств госбанка у Грищенко и его кукловодов существовала офшорная фирма «Джи-Эс Корпорейшн» - в ней Грищенко числится генеральным директором, - которая и занималась строительством аэропортового комплекса ЗАО "Международный аэропорт Калининград" (МАК), стоимостью 6,2 млрд рублей. Как позже выяснили следователи, по договору с «Джи-Эс Корпорейшн» заказчиком («КД-Авиа») был выплачен аванс за строительство в размере 1,13 млрд рублей, который был похищен. А всего через эту фирму было разворовано не менее 2 млрд рублей средств ВЭБ. Другими основными кредиторами «КД-авиа» стали БПФ и [8], принадлежавший к этому времени приятелям Троценко Александру и Владимиру Антоновым. Были ли эти кредиты реальными или существовали только на бумаге, большой вопрос. Например, следователи, занимавшиеся расследованием преднамеренного банкротства «КД-авиа», подозревали, что кредиты от БПФ и Snoras были «дутыми». Отследить это довольно сложно. Так, БПФ давал кредиты не напрямую «КД-авиа», а в адр с «АМТ-финанс». Поручителем и залогодателям по этим кредитам являлось «КД-авиа».

К тому же большинство счетов «КД-авиа» и связанных с ним фирм были открыты все в том же «Инвестбанке», подконтрольным Грищенко и представителям БПФ, то есть - Роману Троценко. В 2006-2008 годах кукловоды начали дележ «пирога», захваченного руками Грищенко. По соглашению сторон, Антоновым перешел все тот же Инвестбанк - крайне важный для них тогда актив. К этому времени ЦБ не пускал в Систему страхования вкладов (ССВ) ни один из банков, подконтрольных Антоновым. А Инвестбанк уже являлся участником ССВ. В результате отец и сын присоединили к нему около десяти других своих банков. Осенью 2008 года БПФ выдал «АМТ-финанс» очередной «бумажный» кредит на 100 млн рублей, а «КД-авиа» в качестве залога передало банку Троценко в залог здание аэровокзала (международный сектор), общей площадью 1098,1 кв. м. Уже через несколько месяцев после этого кредита, «КД-авиа» перестало продавать билеты на рейсы и фактически объявило о своем крахе. И тут же БПФ купил у «КД-авиа» 25 % ЗАО «МАК» вместе с тем же зданием аэровокзала, построенными на средства ВЭБ.

Сделка была безденежной, в качестве оплаты с «КД-авиа» был списан долг, сделанный «АМТ-финанс». Акции «МАК» сразу были переданы БПФ структуре Троценко - «Новапорту». Через несколько месяцев после этой сделки (в декабре 2009 года), Сергей Грищенко был арестован по обвинению в преднамеренном банкротстве «КД-авиа». Впрочем, рассказать следователям о том, кто реально стоял за его деятельностью и разорением авиакомпании, он не успел. Уже в апреле 2010 года Грищенко неожиданно отпустили из-под стражи, а само дело благополучно развалили. С чьей помощью это было сделано, можно и не сомневаться – таким влиянием в правоохранительных органах пользовался тогда советник Игоря Сечина и президент Объединенной судостроительной корпорации Роман Троценко. Именно в 2003-2006 годах, когда Инвестбанк активно участвовал в аферах с «КД-авиа», а им руководили Грищенко и представители Троценко, и было положено начало появлению в этом кредитном учреждении финансовой дыры. Потом ее активно расширяли Антоновы и их преемники - другие хозяева банка. Роман Троценко постигал азы банковского бизнеса в СИЗО Свой путь в большой бизнес Роман Троценко начинал с «Платинум-банка», который набирал краткосрочные кредиты и пускал их на нужды акционеров. Подобная деятельность банка быстро привлекла внимание правоохранительных органов — 21 октября 1996 года Троценко был задержан по подозрению в мошенничестве и 30 дней провел в СИЗО.

Впрочем, это уголовное дело ему тогда тоже удалось развалить. И даже остались деньги для реализации других проектов. Выйдя на свободу, Троценко купил [9], а также банк «Восход», который вскоре был переименован в «Банк проектного финансирования». Появление БПФ как раз совпало с периодом, когда оказались крайне востребованы сделки по незаконному обналичиванию средств, на которых можно было быстро сколотить целые состояния. «Королями обнала» на тот момент являлись Антоновы и их банки, на почве этого бизнеса Троценко и сблизился с отцом и сыном. Как вспоминают сотрудники МВД РФ, в один момент на рынке «обнальных услуг» образовалась группировка дружественных банков, в которую входили БПФ, Мастер-банк, Банк «Смоленский» и банки Антоновых (вначале Академхимбанк, потом Конверсбанк-Москва, затем Инвестбанк). Примечательно, что и лицензии у всех этих банков ЦБ отозвал почти одновременно - в ноябре 2013 года у «Мастер-банка», а 12 декабря 2013 году у «Инвестбанка», банка «Смоленский» и БПФ. Кстати, в феврале 2014 года временная администрация БПФ обратилась в правоохранительные органы в связи с исчезновением электронной базы данных банка, всей информации с серверов и т. д. Так что все следы незаконной деятельности владельцев этого банка, принадлежащего Роману Троценко, оказались зачищены. Если возвращаться к воспоминаниям сотрудников МВД РФ, расследовавших масштабные дела об обнале, то эта четверка банков действовала на поприще данного нелегального бизнеса весьма дружно. Топ-менеджеры, занимавшиеся «обналом», постоянно переходили из одного банка этой четверки в другой. Впрочем, было и неважно, где они официально числятся - канал-то обналичивания один. «Фирмы-однодневки», задействованные в незаконных операциях, непременно имели счета в этой же финансовой четверке и т. д. Впрочем, для российских силовиков эти банки были недоступны, учитывая связи их владельцев. Зато на их деятельность обратили внимание американские власти.

Так, в 2005 году в США в рамках[10] было принято решение закрыть все корреспондентские счета БПФ в этой стране.   Обнальный бизнес Троценко закрыли больно, но аккуратно А спустя два года и российским следователям был дан «зеленый свет» на ранее неприкасаемую четверку. Правда, в пределах разумного. В 2007 году ГУ МВД по ЦФО возбудило уголовное дело о незаконном обналичивании миллиардов рублей через БПФ и [11]. В этих банках были проведены обыски, а под стражу взяли главного специалиста департамента развития БПФ Татьяну Горбачеву и руководителя дополнительного офиса "Перово" ОАО "Мастер-банк" Дмитрия Андросюка, который ранее работал все в том же БПФ. Впрочем, на этих персонах уровень расследования и ограничился. «Копать выше» следователям не дали. В результате Горбачева и Андросюк получили по три года лишения свободы. Впрочем, «зуб» на БПФ у оперативников из ГУ МВД по ЦФО все равно остался. Менее чем через год, в 2008 году, они вновь пожаловали в помещения банка Троценко с обысками. На этот раз в связи с расследованием о деятельности ряда выходцев из Азербайджана, создавших свою систему платежей для обслуживания нелегалов и просто торговцев (в первую очередь, работавших на [12]), которые не желают показывать истинные доходы. Она оказалось подобной системе, известной в арабском мире под названием «хавала».

А один из лидеров российской «хавалы» Полад Бабаев (был арестован) являлся менеджером отдела неторговых операций БПФ. Причем, деньги от клиентов принимались в обменных пунктах, принадлежавших банку Троценко. Впрочем, и в этот раз, БПФ только вскользь упоминался в уголовном деле, никаких серьезных претензий к руководству и владельцам банка, по вышеназванным причинам «неприкасаемости», следователи предъявить тогда не смогли. Ресторан «Золотой» и свинцовые аргументы По словам сотрудников МВД РФ, банки Антоновых и БПФ Троценко кооперировались друг с другом на обнальном рынке с конца 1990-х годов. Более того, такая дружба банков и их владельцев была оформлена официально. В августе 2003 года «Академхимбанк» подписал с БПФ «Соглашения о сотрудничестве на внутреннем денежном рынке в российских рублях и иностранной валюте». Одновременно «Академхимбанк» подписал подобные соглашения с несколькими другими банками, которые абсолютно все позже стали фигурантами крупных расследований об «обнале»: банками «Фалькон» и «Холдинг-Кредитом», а также с банком «Фьючер». Особенно насыщенными на события у Троценко и Антоновых выдался 2009 год. Хроника событий выглядит следующим образом. В конце 2008 года Роман Троценко начинает операцию по получению 25% акций МАК, а Антоновы продают свой Столичный торговый банк (СТБ) партнерам по обнальному бизнесу [13]. В этом банке находился депозит лиц, тесно связанных с железными дорогами, почти на $1 млрд. Неожиданно хозяева потребовали их возврата. Антоновы участвовать в выплате отказались, и тогда Чувилин и Горбунцов обратились за помощью к названному брату Рамзана Кадырова депутату Госдумы Адаму Делимханову.

26 января 2009 года в ресторане "Золотой" на Кутузовском проспекте состоялась встреча, на которой присутствовали Александр Антонов, Чувилин, Горбунцов и[14]. Последний сразу перешел к угрозам и потребовал от Антонова-старшего немедленно выплатить $100 млн. Тот отказался. Тогда было решено, что его сын Владимир после смерти отца станет более сговорчивым. В марте 2009 года чеченские киллеры открыли в Москве огонь по Александру Антонову, он получил тяжелые ранения, но выжил. В ходе расследования этого убийства в поле зрения следователей и оперативников попал и Роман Троценко, который в материалах сыщиков значится как «близкая связь Антонова». Оказалось, что перепуганный Антонов-старший с января по март 2009 года постоянно звонил и встречался с Троценко. Почему отец и сын решили привлечь Троценко к выплате долга Чувилину, Горбунцову и Делимханову, история умалчивает. Однако, сразу после выздоровления Александра Антонова после покушения, неожиданно появилась информация, что крупный телекоммуникационный концерн [15] перешел от Романа Троценко к «Конверс-групп» семейства Антоновых.

А еще незадолго до сделки представители Троценко заявляли, что к 2011 году намерены увеличить капитализацию «Связьстроя» в четыре раза, до $1,2 млрд, и выйти на IPO. Но неожиданно Троценко решил расстаться с этим своим активом и отдать его отцу и сыну, на которых «висел» долг, за который Антонов-старший чуть было не заплатил жизнью. После покушения Антоновы перебрались жить в Лондон, где и решались все нюансы сделки по коммуникационному активу. Там же обсуждалась и другая сомнительная сделка, участие в которой принимал Роман Троценко. «Роман» Троценко и Полонского затеян ради вывода в офшоры денег обманутых кредиторов и дольщиков В 2010 году Роман Троценко, несмотря на занимаемую должность президента государственной «Объединенной судострчоительной корпорации», активно взялся за [16] - компании Mirax Group (позже переименованного в Nazvanie.Net, а затем - в «Поток»). Причем, поначалу делал это с полного согласия Полонского, который видел в Троценко спасителя своего бизнеса и спасителя от неминуемой посадки в тюрьму за мошенничество с деньгами обманутых Полонским [17]. Это уже позже их пути разошлись. И как раз в этот же период времени у Антоновых начались проблемы с литовским банком Snoras, в котором обнаружилась огромная финансовая дыра. Тут-то Роман Троценко и решает провернуть масштабную сделку, которая с одной стороны уведет активы Mirax Group от правоохранительных органов, а с другой - заткнет дыру в Snoras. По ней, фиктивные залоги в банке Snoras были заменены на зарегистрированные права собственности Mirax Group на крупные объекты в Москве («Дубровская слобода», [18], «Миракс-парк» и высотный комплекс «Федерация» в деловом центре «Москва-сити»).

Для этого структуры Полонского, заключили договора обеспечения залога на третьих лиц - те самые «однодневки». Фактически, они отдали свои объекты в залог под уже выведенные из Snoras деньги. «Для прикрытия этой аферы заключался целый ряд различных договоров, некоторые из них оформлялись задним числом - рассказали наши источники в следственном департаменте МВД России. - Обычно в таких случаях банки Антонова еще подписывают договор о совместной деятельности. По нему одна сторона, в нашем случае – это Mirax Group или Nazvanie.Net, обязуется предоставить залоги под кредиты третьим лицам, а другие стороны – банки Антонова – обязуются инвестировать средства в развитие Mirax. Причем последние обязательства обычно специально делают крайне размытыми. Насколько мы знаем, чтобы прикрыть Полонского, какая-то легенда о том, будто Mirax Group в определенное время получал от Snoras деньги, была на бумаге создана. В реальности никаких выплат не было. Вся эта афера преследовала другие цели – вывод денег Полонского за границу».

Таким образом, финансовая дыра в Snoras в размере $75 млн была временно закрыта деньгами обманутых дольщиков и кредиторов Полонского, хотя это не спасло банк от банкротства, а его руководителя Владимира Антонова от международного уголовного преследования в Лондоне. В обеспечении у банка оказались не обязательства технических фирм, а реальные и ликвидные, хотя и недостроенные объекты в Москве. Впрочем, выиграл от этих сделок, как и во всех ранее рассказанных случаях, только Роман Троценко. Именно ему и досталась часть активов Mirax Group. Владимир Антонов сейчас ожидает экстрадиции в Англии за хищение средств Snoras. А разорившейся Сергей Полонский объявлен МВД РФ вмеждународный розыск, и вынужден прятаться в Камбодже, ожидая своей экстрадиции. Сергей Петров

Ссылки

Источник публикации