Имидж Хиллари Клинтон пострадал из-за брошенного кота

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Это домашнее животное много лет эксплуатировалось как универсальное подтверждение хорошей репутации"

Оригинал этого материала
© The Times, Великобритания, Перевод: Инопресса.Ру, origindate::22.10.2007

Какой конфуз! Имидж Хиллари Клинтон пострадал из-за брошенного кота

Сара Бакстер

Converted 25437.jpg

В эпоху Клинтонов в США имелись "первая леди", "первая дочь" и "первый кот" нации по имени Сокс (что значит "носочки"). Кот, обитавший в Белом доме, давал "ледяной" Хиллари шанс проявить нежные, материнские стороны ее натуры, а заодно и порадовать дочку Челси. Но где же Сокс сегодня?

Как только срок президентских полномочий истек, для Сокса уже не было места. Спустя годы верной службы в Белом доме черного с белым котика сплавили на попечение Бетти Карри, секретарши Билла Клинтона, которая также выполняла унизительную функцию "заметательницы следов" в саге о его взаимоотношениях со стажеркой Моникой Левински.

Есть мнение, что брошенный кот теперь может преградить Хиллари Клинтон путь к возвращению в Белый дом в качестве первой женщины-президента США.

В течение прошедшей неделе Клинтон старалась поднять свою популярность, без особых изысков подчеркивая свою принадлежность к женскому полу, – я имею в виду серию мероприятий под общим названием "Женщины изменяют Америку", где она беседовала с избирательницами запросто, как с подругами и такими же, как она сама, матерями.

По-видимому, эти усилия по смягчению имиджа Хиллари Клинтон приносят свои плоды. Главный стратег ее предвыборного штаба Марк Пенн предсказывает, что за нее проголосуют до четверти женщин, состоящих в Республиканской партии. Хиллари опережает соперников-демократов по своему рейтингу на 26 пунктов и получает с Уолл-стрит и от компаний оборонной промышленности, выполняющих заказы государства, больше пожертвований в свой "боевой фонд", чем любой другой кандидат из той или другой партии – а это несомненный индикатор отношения жертвователей к ее перспективам на победу в 2008 году.

То, как госпожа Клинтон обошлась с котом Соксом, ставит ключевой вопрос ее предвыборной кампании. Может быть, Клинтон слишком холодна и расчетлива, чтобы победить на президентских выборах? Или демонстрация готовности пустить в ход все средства для достижения цели – знак политической непотопляемости?

"В анналах людских злодеяний такой поступок, как передача домашнего животного в чужие руки без веских причин, отнюдь не самое страшное преступление, – пишет Кэтлин Флэнэген в свежем номере журнала Atlantic. – Но он и не замыкает список. Тем более он коробит, когда это домашнее животное много лет эксплуатировалось как универсальное подтверждение хорошей репутации".

В статье Флэнэген, озаглавленной: "Мне она не подруга", подчеркивается, что Хиллари Клинтон написала на потребу публике книгу "Дорогой Сокс, дорогой Бадди: письма детей "первым домашним любимцам нации", где утверждала, что Белый дом стал для нее "настоящим домом" лишь с появлением Сокса и его игрушечной мышки.

Хиллари Клинтон есть Хиллари Клинтон – заодно она прочла читателям мораль, что домашних животных "не приобретают, а усыновляют", и порекомендовала заботиться об их безопасности. (Тут следует отметить, что лабрадор Бадди вскоре после того, как семья Клинтонов съехала из Белого дома, выскочил на шоссе и немедленно попал под машину).

Несмотря на все эти оплошности, бывший спичрайтер президента Рейгана Пегги Нунэн полагает, что госпожа Клинтон хорошо справляется с задачей по очеловечиванию своего имиджа. "Я не сказала бы, что она научилась быть самой собой, – заметила Нунэн. – Но, по-моему, год встреч с избирателями научил ее не быть собой, а комфортно вживаться в образ и актерствовать".

Хиллари Клинтон в последнее время произносит шутливые лаконичные ремарки: профсоюзным деятелям она сказала – "Я ваша", а в дневном телешоу подтрунивала над различиями между собой и своими соперниками-мужчинами: "Ну, сами посудите, насколько больше времени я трачу на подготовку".

На другом публичном мероприятии она сострила насчет того, как внимательно ее разглядывают другие кандидаты: "Я даже не знала, как это понимать, но потом одна моя подруга сказала: "Ну знаешь, в нашем возрасте столько внимания со стороны мужчин...".

Это обезоруживающая тактика, и соперникам трудно парировать такие выпады, не показавшись при этом неучтивыми. Но кампания под девизом "Остановить Хиллари!" начинает выкристаллизовываться: хулители обвиняют госпожу Клинтон в оппортунизме, говорят, что она не имеет политического опыта и беспринципно меняет свою точку зрения, а успехом обязана исключительно принадлежности к "президентской династии".

Ведущий республиканский претендент Руди Джулиани ужесточил свои нападки на госпожу Клинтон, утверждая, что ей недостает опыта. "Она никогда не руководила ни городом, ни штатом, ни фирмой, ей никогда не приходилось изыскивать средства на зарплату сотрудникам, – утверждает экс-мэр Нью-Йорка. – На ней никогда не лежала ответственность за безопасность миллионов человек".

Джулиани раскритиковал политику Клинтон, формулируемую как "облагать налогами и тратить вырученные деньги", в том числе не обеспеченную финансовыми расчетами идею выдавать каждому новорожденному "детский сертификат" на 5 тыс. долларов, на который будут начисляться проценты, – предлагается за счет этого сертификата частично оплачивать обучение данного ребенка в колледже. Последний кандидат от демократов, предлагавший такой механизм, – Джордж Макговерн – на выборах 1972 года потерпел поражение в 49 штатах из 50.

Вскоре после того, как Джулиани вышел на тропу войны, Клинтон обнаружила, что у нее есть другие приоритеты, и отбросила идею детских сертификатов.

Барак Обама, самый успешный соперник Клинтон среди демократов, начал критиковать ее более прямолинейно. На прошлой неделе он заявил: "Хватит с нас триангуляции (курса, ассоциируемого с центристской доктриной Клинтона. – Прим. ред.) и политики, основанной на результатах соцопросов". Вот один пример: Хиллари Клинтон поддержала резолюцию Сената США о включении иранского Корпуса стражей исламской революции в список террористических организаций, за что подверглась упрекам со стороны Обамы и Джона Эдвардса, третьего в рейтинге кандидатов от демократов. Тогда Клинтон выдвинула вместе с рядом других сенаторов еще одну резолюцию, запрещающую применение военной силы против Ирана без одобрения Конгресса.

Возрождаются и грязные финансовые махинации, которые были столь характерны для последних лет президентства Клинтона. После того как Норман Хсу, один из главных "сборщиков левых пожертвований" на кампанию Хиллари, был разоблачен как мошенник, на прошлой неделе всплыло, что официанты, посудомойки и уличные торговцы из нью-йоркского Чайнатауна жертвовали в фонд Хиллари по 1000-2000 долларов: одни с искренней гордостью, но другие исключительно по приказу местных "шишек".

На прошлой неделе Клинтон сказала, что из-за своего статуса ведущего кандидата чувствует себя неуютно. "Он меня нервирует, и мы все равно будем стараться добиться всех голосов", – сказала она.

Но популярность Хиллари Клинтон среди женщин весьма высока. Пенн полагает, что "эмоциональная составляющая" статуса первой в истории женщины, которая выдвинута кандидатом в президенты, "выбьет республиканцев из колеи". Пока все нападки на Клинтон отскакивают от нее рикошетом.

Но, возможно, поучительная история кота Сокса кое на что повлияет. "Поскольку Хиллари упорно призывает нас следовать ее примеру в обращении с домашними животными, но в реальности заслуживает места в списке "Опаснейших преступников с точки зрения кошатника", получается, что она ужасная ханжа и зануда", – пишет Флэнэген.

"Но играть на чувствах добрых людей – что ж, это еще один пример ее тридцатилетнего превращения из девушки, которой она была когда-то, в зрелую женщину, которая является плодом своих жизненных обстоятельств и личных устремлений", – заключает Флэнэген.