Имитатор Кабанов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Имитатор Кабанов FLB: Есть отдельные воспоминания бывших коллег Кирилла Кабанова, которые полагают, что «из конторы Кирилл Викторович был вынужден уйти по весьма пикантным обстоятельствам».

"Феномен разговорчивого «майора Дымовского», поразившего в прошлом году, словно вирус, весь российский Интернет, на самом деле не нов. Задолго до Дымовского на благодатной ниве словесных разоблачений зацвел велеричивый «сорняк» капитана Кабанова. Вернее, бывшего капитана ФСБ, который переквалифицировался в профессионального борца с коррупцией. Что из этого получилось – можно прочитать в в «МК» в статье «Борьба нанайских мальчиков»: Борьба нанайских мальчиков. Как НАК сражается с отечественной коррупцией «Известен такой исторический анекдот: в самом конце XVIII века русский писатель и историк Николай Карамзин прибыл во Францию, и соотечественники, жившие тогда за границей, спросили его: “Что происходит в России? Скажите одним словом!” Николай Михайлович подумал, тяжело вздохнул и ответил: “Воруют…” За прошедшие двести с лишним лет ситуация в России, к сожалению, не слишком изменилась: чиновники продолжают брать взятки, а нечистые на руку дельцы и губернаторы — разворовывать государственное добро. Причем эта проблема приобрела такой масштаб, что ею вынужден был заняться сам глава государства. На днях Дмитрий Медведев утвердил указом новую редакцию Национальной стратегии по противодействию коррупции. Как сообщили в кремлевской пресс-службе, президент РФ поручил руководителю администрации, председателю президиума Совета при президенте по противодействию коррупции Сергею Нарышкину представлять один раз в год специальный доклад о ходе выполнения Национального плана противодействия коррупции на 2010—2011 годы. “Борьба с коррупцией начинается с обычного человека, который или к этому относится небезразлично, или же готов этому процессу потворствовать в том или ином виде, — заявил Дмитрий Медведев. — Начальники должны сами отслеживать те обращения, которые адресованы им лично. На самом деле ничего сверхсложного в этом нет. Я сам стараюсь это делать, но, конечно, меня не хватает на все. Но если идет какая-то резонансная тема, то она моментально становится достоянием гласности, обсуждается достаточно активно в средствах массовой информации, в Интернете. Никаких проблем нет снять трубку и сказать присутствующим здесь начальникам: слушай, здесь пишут об этом, ну-ка проверьте, о чем идет речь, правда это или нет. И если неправда, значит, слава Богу. А если правда, то дать поручение, по шапке кому-то надавать или даже более серьезные решения принять. Но еще раз предлагаю не ждать, пока я позвоню и скажу: вот появилась такая-то информация. Самим нужно это делать”. «А мужики-то и не знают…» Но, как выяснилось, беспощадная борьба с коррупцией в России уже ведется, причем не один год. Ярче всех на этом выгодном поприще выглядит Национальный антикоррупционный комитет (НАК), созданный в 90-х президентом фонда ИНДЕМ Георгием Сатаровым и ныне возглавляемый его коллегой по борьбе за “антикоррупционные” бюджеты Кириллом Кабановым. В Кремле, наверное, не в курсе, а о Кабанове уже лет шесть как пишут только в восторженных тонах. Например, так: “Калининград посетил главный борец с коррупцией в России. Бывший сотрудник Федеральной службы безопасности по Московской области известен своими резкими заявлениями в адрес существующего государственного режима. — Назрела необходимость обществу занять более агрессивную позицию”, — так метал молнии отставной капитан Кабанов еще в 2004 году. На его фоне нынешний майор Дымовский — подражание предшественнику. Впрочем, стоит ли Дымовскому повторять карьеру Кабанова — большой вопрос. Кирилл Викторович, как известно, имеет сложноподчиненную трудовую биографию: поучился немного в Московском институте электронного машиностроения и перевелся в Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО. Служил в МО ПВО. В период развала успел поработать сотрудником общего отдела ЦК КПСС, а в смутные постперестроечные времена “работал по договорам”. В 1995 году окончил институт ФСБ (г. Санкт-Петербург) и четыре года прослужил штатным сотрудником Управления ФСБ РФ по г. Москве и Московской области. Как говорит, “занимался борьбой с контрабандой и коррупцией”. Правда, есть отдельные воспоминания его бывших коллег, которые полагают, что из конторы Кирилл Викторович был вынужден уйти по весьма пикантным обстоятельствам. С тех пор Кабанов не любит службу, а служба — его. Однако уже в 1998 году он уже вовсю трудился на нивах частного капитала, пристроившись консультантом в некий ЧОП “КРОК секьюрити” (Москва). Затем попал в некий Фонд содействия решению проблем местного самоуправления и безопасности общества и логично приблизился к организованной группе “антикоррупционеров” под управлением Георгия Сатарова. Первый учитель Видимо, именно Сатаров научил Кабанова как надо правильно бороться с коррупцией. Вместе на базе ИНДЕМа они занимались весьма примечательными делами. Как отмечал в свое время интернет-портал “Советник.ru” , “особенно прочные отношения у фонда ИНДЕМ установились с НК ЮКОС и фактическим руководителем проекта “Открытая Россия” Александром Осовцевым”, среди знакомых которого — руководители таких влиятельных американских аналитических центров, как Brookings Institution, Kennan Institute for Advanced Russian Studies, Rand Corp., Center for Strategic and International Studies и прочие. По данным издания, ИНДЕМ и его дочерние проекты получают гранты западных организаций. Судя по всему, в таких делах и в такой теплой компании американских аналитиков господин Кабанов оказался достойным и старательным учеником. “Я пытаюсь уже 11 лет доказать, что чекисты бывают “бывшими”, — говорит Кабанов в одном из своих интервью. “Бизнес-идея заключалась же при этом в том, что за борьбу с коррупцией в это время должно было платить само наше коррумпированное общество, — пишет аналитик журнала “Советник. ru”. — Именно на 1998—2003 годы пришлись самые серьезные войны за кресла региональных лидеров и конфликты по дележу собственности. И “борьба с коррупцией” оказалась просто золотым дном, поскольку количество людей и структур, которые готовы были бы заплатить за то, чтобы кого-то назвали не просто “земляным червяком”, а коррупционером, да еще и от имени авторитетного Фонда устами седовласого старейшины российской политики, просто зашкаливало”. Таким образом Кабанов учился в ИНДЕМе, который показывал фигуры высшего pr-пилотажа на выборах губернатора Тюменской области Леонида Рокецкого (подготовка экспертно-аналитического доклада) или на выборах в Башкирии в 2003 году, когда “антикоррупционеры” раскрутили “дело “Башнефти”, которое могло быть выгодно кандидатуСергею Веремеенко. Но доклады тогда не помогли: и Рокецкий, и Веремеенко проиграли выборы. ОСА “своих” не жалит… Задачи, которые изначально ставил перед собой Национальный антикоррупционный комитет, иначе как благородными и не назовешь: здесь и “объединение гражданских усилий”, и “оказание содействия”, и даже “подготовка условий для создания специализированной государственной структуры, ответственной за проведение антикоррупционной политики”. Словом, все солидно и по-взрослому. Под это дело даже создали дополнительную структуру Общественный союз “Антикоррупция” (ОСА), которую возглавил Кабанов. Кирилл Викторович грозился “беспощадно жалить” всех взяточников, мздоимцев и прочих коррупционеров. Только “жало” видится очень избирательным. Например, в 2004 году НАК и ОСА с фанфарами подписали соглашениео совместном противодействии коррупции с партией СПС. Кабанова и его учителя Сатарова нисколько не смутила репутация партии, которую как раз тогда обсуждали СМИ: “Главной причиной поражения “Союза правых сил” на думских выборах стало разворовывание предвыборного бюджета партии и неэффективное его использование. К такому выводу пришла рабочая группа под руководством члена политсовета СПС Константина Ремчукова, — пишет сайт Полит.ру. — По оценке экспертов, было украдено до двух третей бюджета партии — сумма колеблется от 12 до 26 млн. долларов”. Видимо, Национальный антикоррупционный комитет и ОСА решили на примере своих союзников из СПС изучить коррупцию изнутри? «Экспертиза стоит денег...» Впрочем, других серьезных следов деятельности структуры ОСА обнаружить не удалось. Зато бескомпромиссные борцы с коррупцией сразу же после своего появления на поле брани заявили о финансовых интересах. А как же! Кушать-то, наверное, всем хочется? Например, при создании союза, по оценкам “Независимой газеты” , “годовой бюджет организации может составить от 300 тысяч до 1 миллиона долларов. Какая же борьба с коррупцией без зеленых бумажек с портретами американских президентов? Разумеется, экспертов надо оплачивать, почему люди должны этим заниматься бесплатно? Это трудоемкая работа. Феноменальный образец такой работы Кабанов продемонстрировал, поучаствовав в бизнес-конфликте сотовых операторов. НАК выдал на-гора независимый 500-страничный доклад о коррупции в сфере телекоммуникаций. И даже направил его в арбитражный суд города Цюриха. Комитет почему-то решил, что борьбу с российской коррупцией следует вести непременно в Швейцарии. Наверное, воздух там чище. Однако тамошняя атмосфера сыграла злую шутку с Кабановым, как с киношным профессором Плейшнером. Спустя год после выхода доклада в свет руководители НАК запрещают использовать свой доклад. — Меня обвиняют в обслуживании корпоративных интересов, дескать, защитил “Альфа-групп” и наехал на министра связи, — с тех пор оправдывается Кирилл Кабанов. — Тогда наш доклад был официально обнародован. Но в процессе развития ситуации мы сделали вывод о применении административного ресурса обеими сторонами конфликта и отозвали свой доклад. И такое бывает— независимый эксперт умеет профессионально во всем разобраться. Тем более что своя цена есть не только у слова, но и у — молчания... Есть, как можно предположить, своя цена и у писем в официальные инстанции. Последние полгода председатель НАК активно борется с “оборотнями в погонах” в рядах МВД. Он засыпал приемную министра Рашида Нургалиева письмами, разоблачающими, как он полагает, целую организованную группу офицеров из Следственного комитета при МВД РФ, которые якобы в интересах “Мастер-банка” пробуют возбудить уголовное дело против некоего топливозаправочного предприятия “Домодедово Джет Сервис”. Письма министру проникнуты праведным гневом. Но при этом возникает один закономерный вопрос — отчего Кирилл Викторович вдруг так горячо заинтересовался судьбой топливозаправочного комплекса? Причем эта заинтересованность дошла до того, что “антикоррупционер” в одном из своих писем откровенно вводит в заблуждение министра МВД. В частности, он пишет: “Как стало известно, в качестве искусственного повода для активизации давления на одну из сторон конфликта были использованы фальсифицированные (подложные) депутатские запросы… депутат В.Н.Кравченко подобного запроса не подписывал…” Как выяснилось вскоре, депутатский запрос из Госдумы был как раз настоящим и реальным, в отличие от информации, которую он изложил в своем письме главе МВД. А выяснить чем, собственно, обусловлено столь трогательное вмешательство НАК в конфликт вокруг ТЗК, видимо, еще только предстоит. Тем более что подпись под письмом Кабанова Нургалиеву указывает на “президентский” статус его автора. (С тех пор как руководителя НАК включили в список Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, Кирилл Викторович, кажется, стал в два раза выше и в два раза шире). “Мы и мечтать не могли о вхождении в Совет при президенте”, — заявлял Кирилл Кабанов американским изданиям. “Президент Медведев не только выслушивает нас, но и принимает решения на основе подготовленных нами докладов”, — указывал он на степень своей влиятельности. По части докладов, и в самом деле, похоже, в НАК большие мастера… НАК и «справедливые» рейдеры Особенно это проявилось на ниве борьбы НАК с рейдерством. И тут все вроде чин по чину — специальные доклады президенту России, раскрытие “грязных схем” увода чужих активов и собственности. Но были и нюансы. К примеру, в докладе “Предложения по повышению эффективности борьбы с рейдерством”, подготовленном “советником” Кабановым совместно с группой компаний “Фоэникс” был сделан обескураживающий вывод — оказывается, в последнее время “заказчиками противозаконных захватов становятся не компании, а представители властных органов”. Нет, никто не отрицает, что среди чиновников есть пособники рейдеров, но ставить вопрос столь удивительным образом, по сути, выводя из-под удара “экономических бандитов”, тех, кто ведет охоту на чужой бизнес и активы, это не слишком? Чтобы понять изгибы кабановской мысли, нужно знать, с кем он в последнее время вместе борется с коррупцией. Так, в середине марта НАК провел пресс-конференцию на тему “Незаконный захват собственности с участием банков в ситуации финансового кризиса”. Кроме Кабанова среди содокладчиков были: эксперт из уже знакомой нам компании “Фоэникс” и ...заместитель председателя правления общественной организации “Справедливость”. Если название этой организации вам не знакомо, почитайте криминальные сводки. Дело в том, что один из лидеров “Справедливости” — Дмитрий Барановский уже почти год сидит в Лефортово по обвинению в “вымогательстве в особо крупном размере”. Его арест газеты отметили заголовками вроде “В Москве задержан известный “специалист” по слияниям и поглощениям”. О том, как под знаменем борьбы с коррупцией “Справедливость” реализует самый настоящий передел собственности. Встал под эти знамена и Кабанов. “Правозащитная” организация “Справедливость” является партнером Transparency International Russia, а Кирилл Викторович уже пять лет является членом президиума этой “транспарентной” организации. Так они и дружат. Борьба с коррупцией по прайсу? В свое время депутат Госдумы РФ Виктор Илюхин, член Комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции, поделился, что в стране существуют общественные организации, которые на словах борются с коррупцией, а на деле “вошли в контакт с рейдерами, занимаются их обслуживанием или сами выполняют рейдерские функции”. Тогда говорилось, в основном, о “правозащитной” организации Барановского. На фоне столь странных дел на вопрос о происхождении средств НАКа господин Кабанов отвечет: “пожертвования бизнесменов”, которых достала ситуация. Круг “закипевших бизнесменов”, надо полагать, может быть сколь угодно широк — от рейдеров до банкиров, а может, и круче? — Кабанов утверждает, что с помощью НАК выявляются некие “факты коррупции”. Лично мне об этом серьезном вкладе в борьбу с мздоимством ничего не известно, — говорит бывший представитель Генпрокуратуры Наталья Вишнякова. — Вывод один: если нет результатов деятельности, то надо, по крайней мере, эту деятельность имитировать. А вдруг поверят? Может показаться, “бороться с коррупцией” весьма выгодно. И не важны результаты. Главное ведь — не победа, а участие…» Игорь Валентинов, "Московский Комсомолец", № 25337, 26.04.2010 Прим. FLB: Создается впечатление, что в первую очередь ярому борцу с коррупцией г-ну Кабанову следует побороться с самим собой. А не вводить в заблуждение (как имеет смысл предположить) своими докладами членов Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Насколько нам известно, к «антикоррупционному творчеству» Кирилла Кабанова многие относятся со здоровой долей иронии "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации