Империя Стрельца: крепкий успех и миллиарды на чужих пороках

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Стрелец

Неужели биография алкогольного короля так же кристально чиста, как спирт «Альфа»


Любитель высоких зданий и градусов, к 50 годам Андрей Стрелец успел завоевать 7,4% российского водочного рынка, удостоиться звания самого сурового менеджера страны и прочно обосноваться в столице, оставив, впрочем, и Омску кое-что в наследство. В качестве запоздалого подарка на юбилей «СуперОмск» решил оценить размах финансовой империи некогда подающего надежды ракетостроителя, который в один прекрасный момент решил зарабатывать на тяге людей к алкоголю.


Его «Пять Озер» второй год подряд признаются самой популярной и продаваемой российской водкой в мире. Правда, сам он – некогда самый богатый житель Омска – скромно не входит в топ-200 богатейших людей России-2015 по версии Forbes. Но, с другой стороны, не входит он и в список тех, кто, засветившись в паре-тройке грязных историй, оброс внушительными досье на ресурсах типа Compromat.ru.


Во времена своей жизни в Омске Андрей Стрелец ни разу не смог вразумительно объяснить журналистам, что удерживает его на малой родине. Поэтому когда время пришло, он без лишней сентиментальности променял собственную высотку на Левобережье на 30-й этаж башни «Империя» в «Москва-Сити». Впрочем, несмотря на смену прописки, мы до сих пор считаем водочного магната «своим», ведь с нашим городом его продолжает связывать не только слово «сибирская» в названии главной компании и мистика пяти озер, но и ликеро-водочный завод, по объему уплачиваемых в регион налогов уступающий лишь газпромовскому нефтяному гиганту ОНПЗ.


Как, с чьей помощью и из каких кирпичей Стрельцу удалось выстроить эту империю? Каков реальный размер этого айсберга, скрытого мутной толщей воды? И неужели биография алкогольного короля так же кристально чиста, как спирт «Альфа»? Давайте разберемся.


СТРЕЛЕЦ Андрей.jpg


От космоса до Крыма


История олигарха Стрельца начинается совсем не так, как большинство историй других ныне успешных омских бизнесменов. Его восхождение началось отнюдь не с признанной кузницы кадров – юрфака ОмГУ, а с куда менее заточенного под выпуск будущих финансовых императоров политеха. Будучи студентом факультета автоматизации, ныне ФИТиКСа, он отнюдь не помышлял о создании собственного кооператива, а прилежно учился. А выйдя из стен alma mater дипломированным (с отличием!) инженером-системотехником в разгар перестроечного 1987-го, отправился не куда-нибудь, а по распределению на завод.


Там, на Омском электромеханическом заводе, известном в основном производством опор для ЛЭП, будущий водочный магнат занимался – причем, по его собственным словам, с неподдельным энтузиазмом – программированием систем ориентации ракет для запуска искусственных спутников. Спустя два года работы он был признан лучшим молодым специалистом ПО. Правда, еще через год, когда с наступлением 90-х финансирование космических программ начало сворачиваться, подающему надежды ракетостроителю пришлось искать себя в других сферах.


На поиски ушло три года. За это время Андрей Стрелец, начавший с организации молодежно-жилищного комплекса для молодых специалистов завода, испытывал свою предпринимательскую жилку на организации группы продленного дня и даже на выращивании грибов в подвале для последующей продажи. А заработать первый миллион, как утверждают задокументировавшие его биографию СМИ, Стрельцу и его команде в лихие девяностые удалось благодаря кадровому агентству по найму сотрудников для работы на югах – партнеры в Краснодарском крае расплачивались с омичом консервами и повидлом, и затем все это «на ура» продавалось в Сибири. И именно контакты с Краснодаром и тогда уже «не нашим» Крымом послужили толчком к переходу в алкогольный бизнес.


Название «Омсквинпром» до сих пор являет собой громкое напоминание об истоках этой бизнес-империи. Тогда, в январе 1993-го, Андрей Стрелец с двумя товарищами-заводчанами, о которых сейчас он предпочитает не говорить (да и участия в его бизнесе они больше не принимают), собирался всерьез и надолго построить бизнес на розливе крымских и кубанских вин и продаже этой продукции оптовыми партиями.


Но уже через год начались первые серьезные проблемы. Их источником стала «крымская братва», которой показалось, что дерзкий сибиряк вывозит местную продукцию слишком уж крупными партиями. Противостоять сопернику, говорящему на языке силы, дипломированный инженер не рискнул, поэтому решено было пустить заработанные на вине средства на организацию чуть менее криминогенного и чуть более подходящего для сурового омского климата алкогольного бизнеса.


Сибирская мистика и путь в офшор


55e4300.jpg


Производство водки было налажено в 1996 году. И уже тогда в части брендинга Стрелец стал активно педалировать сибирскую тему. Первой водочной маркой стало «Богатство Сибири», и после удачной рекламной кампании с участием звезды «Особенностей национальной охоты» Алексея Булдакова (разумеется, урожденного сибиряка) ее продажи стали расти семимильными темпами.


Во многом определяющим стал 2000 год, когда компания, на тот момент уже занимавшая больше трети омского алкогольного рынка, приобрела производственную базу винодельческого завода «Омский». Винзавод на Разъездной, 14 был одним из старейших производителей спиртного в Западной Сибири, выпускавший вина, бальзамы и настойки по старинным рецептурам из местных ягод и специально выращиваемых фруктов. С развалом СССР все пошло под откос, и, несмотря на все усилия новых собственников, предприятие не выдержало конкурентной борьбы и было продано. Зато потом богатая история и главным образом внушительные мощности сделали этот актив одним из явных залогов успеха водочной империи Андрея Стрельца. Тем более что на местечковом уровне начинающему магнату уже становилось тесно.


Имея немалую производственную базу и еще более увесистые амбиции, в 2002-м Стрелец решил покорять страну (точнее, сначала хотя бы ближайшие ее точки вроде Екатеринбурга) с новым, специально созданным для этого брендом. Правда, деньги, потраченные на столичных и даже британских специалистов, оказались выброшенными на ветер. И омский водочный король стал действовать своими силами, заехав вместе с топ-менеджерским составом в таежную глушь и вдохновившись легендой о чудодейственной силе пяти озер, расположенных возле границы Омской и Новосибирской областей. А затем еще и пробурив скважину для добычи воды неподалеку от этого мистического места. В итоге в 2005-м «Пять озер», которые сам Стрелец с удовольствием попивает, добрались до Москвы. На их продвижение ежегодно стало тратиться не менее 5-6 млн долларов, и уже в 2008-м они вошли в первую десятку мировых водочных брендов.


Свои современные черты финансовая империя Стрельца во многом приобрела в 2009-м. Сначала производство и сбыт были разделены на две компании – так появился имперский флагман «Алкогольная сибирская группа». И вскоре обе они – и АСГ, и «Омсквинпром» – ушли в офшор.


Сам Стрелец, который на тот момент уже отошел от оперативного управления и возглавил совет директоров АСГ, тогда объяснял этот шаг желанием вести более активную экспансию на зарубежные рынки и привлекать иностранных инвесторов. Однако не исключено, что олигарх слегка лукавил. Памятуя о том, как сажевый король Валерий Каплунат «прописал» свой завод на Кипре для защиты от рейдерского захвата, можно предположить, что и водочный магнат, имея дело с достаточно темной и криминогенной сферой бизнеса, решил немного подстраховаться. Тем паче, что еще в 2006-м его детище было признано весьма лакомым кусочком, и приобретением доли в нем интересовался даже такой гигант, как Bacardi-Martini.


В том же 2009-м киприотам отошел и главный проект Стрельца-рантье, сейчас носящий название ООО «Фестмолл». Не стал менять учредителей только ритейлер «Астор». Впрочем, его бенефициар, судя по заявлениям в СМИ, никогда не делал серьезную ставку на эту часть бизнеса. И продажа этой сети супермаркетов новосибирской компании «Холидей» в начале 2013-го стала вполне закономерным итогом. Тем более что к тому моменту омская сеть, насчитывавшая полтора десятка магазинов, работала себе в убыток.


Что же до основных направлений, то в 2011-м «Алкогольная сибирская группа» усилилась покупкой премиального бренда «Белая березка» и московского торгового дома «Регата-Столица», который через некоторое время отошел тем же офшорным компаниям, что и сама АСГ.


Наконец, последним шагом стал постепенно происходивший с 2013 года перенос штаб-квартиры водочного гиганта из Омска в Москву. И в 2014-м головной офис АСГ, ранее располагавшийся в левобережной высотке Festival City (на тот момент еще просто «Фестивале»), оккупировал 30-й этаж башни с говорящим названием «Империя» в комплексе «Москва-Сити». По данным СМИ, помещение площадью 1650 кв. м всего лишь арендовано. Однако, как сообщают источники «СуперОмска», офис уже находится в собственности водочного магната. Добавим, что стоимость аренды одного квадратного метра в этом здании начинается от 32 тысяч рублей, а цена продажи «квадрата» – от 8 тысяч долларов. Остальное считайте сами.


Впрочем, чему тут удивляться. Андрей Стрелец, в 2010-м выбившийся в самые богатые омичи, в 2014-м признанный «Коммерсантом» в хорошем смысле самым суровым менеджером страны, вполне может себе это позволить. Сейчас, в 2015-м, его империя занимает 7,4% российского водочного рынка в денежном выражении, а помимо крепких напитков, к которым не так давно добавились коньяки, АСГ замахнулась на игристые вина и вывела на рынок собственную линейку этой продукции, производимой в Италии.


Было у Стрельца три сына, или Штрихи к портрету алкогольного клана


Конечно, такие колоссы возводятся не в одиночку, и за Андреем Стрельцом также стоит мощный и многочисленный клан. Люди эти в большинстве своем не публичные, что играет главе империи только на руку. Тем не менее, в лучших традициях омского бизнеса, в основном они являют собой близких родственников и друзей по студенческой скамье.


На данный момент единственной компанией, напрямую находящейся во владении Стрельца, является образованное в начале 2015 года ООО «ВИПИ ГРУПП». И вместе с Андреем Васильевичем в число учредителей входят его жена Лариса и сестра Елена. Именно эти женщины, в особенности вторая, играют наиболее заметные роли в расстановке сил на финансовом поле этого бизнес-клана. В частности, Елена Галинина, в девичестве Стрелец, была соучредителем ЗАО «Астор», которое числилось совладельцем ООО «Хаски» наряду с кипрской «Маркетинг Компани ЛТД».


Но гораздо более тесно бренд «Хаски», в 2010-м приобретенный Стрельцом у московской группы компаний «Алконст», связан с другим членом его семьи – старшим сыном. Сейчас Максим Стрелец, прочно вошедший в бизнес отца, работает бренд-менеджером по этой марке. Кроме того, именно он фигурировал в качестве владельца торгового дома «Регата-Столица», купленного вместе с правами на бренд «Белая березка», до перевода этого актива на Кипр.


Средний сын Андрея Стрельца Дмитрий также уже успел оставить свой след в бизнес-пространстве, выступив соучредителем ООО «Паркфитнес Плюс» вместе с омским продуктовым магнатом Виктором Шкуренко для открытия второго в городе клуба Park Fitness в комплексе Festival City (тогда еще просто «Фестивале»). Никак не проявил себя пока только Стрелец-младший. Но, вероятно, это всего лишь вопрос времени.


Кроме родственных уз, алкогольная империя держится еще и на связях, приобретенных ее главой во время учебы в политехе. Так, поговаривают, что именно дружба, завязавшаяся на студенческой скамье, сделала правой рукой Андрея Стрельца таинственного Сергея Николаева, сначала ставшего директором «Омсквинпрома» после ухода с этого поста самого водочного императора, а затем возглавившего «Алкогольную сибирскую группу», но все это время практически не общавшегося с внешним миром через СМИ и ни разу публично не рассказывавшего о себе. Помимо оперативного управления основными активами Стрельца он также отметился в качестве совладельца одной из ритейлерских компаний вместе с Ларисой Стрелец, а также браком с коммерческим директором АСГ Натальей Никитиной, с 2001 года работавшей в «Омсквинпроме», уже в 25 лет ставшей его директором по развитию и по сей день являющей полную противоположность своего мужа в плане контактов с прессой.


Еще один представитель политеховской плеяды – финансовый директор АСГ Андрей Галинин – вряд ли просто однофамилец сестры Андрея Стрельца. Выучившись на инженера-системотехника, он несколько лет проработал на кафедре и в Омском отделении Западно-Сибирской железной дороги, но уже в 1995-м в разгар переориентации «Омсквинпрома» с вина на водку перешел под крыло институтского товарища, начав с бухгалтера и заняв топ-менеджерскую должность в 2002-м, сразу же после получения профильного образования. Кроме того, он возглавлял такие структуры Стрельца, как ТК «Сибирские огни» и ООО «Омские гастрономы», а также по сей день является директором ООО «Пять Озер».


Что же до непрофильных активов, то здесь наиболее яркой фигурой сейчас является вышедшая из маркетинговых структур компании МТС Екатерина Стецкова, занимающаяся развитием торгово-офисного центра Festival City. В прошлом Стрелец также подавался еще и в строительный бизнес, в том числе совместно с известным в Омске застройщиком Виктором Полукаровым, однако каких бы то ни было заметных результатов это не принесло.


Суровый закон vs алкогольное лобби


В любой бочке меда есть место для пары-тройки ложек дегтя. И в том, что касается алкогольного рынка, такого дегтя всегда предостаточно. Тем более что врагов у водочного магната предостаточно. Хотя в глобальном смысле их всего три – сильные конкуренты, заставляющие дистрибуторов прекратить работать с твоими другими брендами, теневой бизнес, торгующий контрафактом под твоей этикеткой, и законодательство (которое, впрочем, может принимать вполне человеческие формы).


Но начнем по порядку. То время, когда Андрей Стрелец только-только начинал становиться водочным магнатом местного разлива, было весьма благодатным для местечковых производителей водки. Поскольку на тот момент все 100% акциза уплачивались самим заводом, а половина из них шла в региональный бюджет, местные власти, в частности омские, делали все для того, чтобы поддержать своих производителей и не пустить на свою территорию конкурентов с Северного Кавказа или любых других уголков нашей необъятной родины. Сказка закончилась в 2001-м, когда акциз поделили пополам, и производитель продолжил уплачивать свою часть в федерацию, а 50% в бюджет региона должен был приносить получивший статус «акцизного склада» оптовик. Независимо от того, чьими напитками — местными или привозными — он торгует.


Выйдя из-под опеки руководителей региона, Стрелец, с одной стороны, начал готовить экспансию своего товара на соседние территории, а с другой — сам решил оказаться поближе к власти, чтобы иметь возможность напрямую лоббировать интересы собственного бизнеса. Тогда, в 2001-м, эксперты и СМИ стали активно сватать начинающего водочного олигарха в депутаты и прочить ему место в Законодательном собрании, которое должен был, по их мнению, освободить главврач ОГКБ Афанасий Малыхин. Однако в итоге в 2002-м в областной парламент по Центральному округу № 24 прошел строитель Сергей Оркиш. А Стрелец оказался в городском совете.


Имея заветный мандат, в начале 2003-го он выступил одним из инициаторов обращения в Госдуму с предложением ограничить ввоз в Сибирь водки североосетинского производства, продающейся по демпинговым ценам. Однако успехом это предприятие не увенчалось, а уже осенью 2004-го на Стрельца обрушилась новая напасть: несмотря на все усилия, прилагавшиеся им совместно с другим водочным королем Владимиром Веретено, тогдашний градоначальник Евгений Белов подписал постановление, определившее почти восемь сотен социальных объектов, в радиусе 100 метров от которых запрещено торговать алкоголем, и сулившее алкогольным магнатам убытки, не поддающиеся исчислению. Но, как водилось в те времена, управу на мэра вскоре удалось найти при помощи губернатора. Через полгода после принятия злополучного документа Леонид Полежаев внес в него свои коррективы, прислушавшись к замечаниям предпринимателей.


Почувствовав вкус победы, той же весной 2005-го главы «Омсквинпрома» и «Оши» вновь решили надавить на областных чиновников. На этот раз водочные короли потребовали от региональных властей, а заодно и от надзорных органов, ужесточить контроль за оборотом и рекламой в Омске алкоголя иногороднего производства. И это действительно дало толчок к серьезной законотворческой работе.


К концу своей депутатской пятилетки Стрелец уже вовсю покорял столицу и другие рынки сбыта и не стал баллотироваться в горсовет на второй срок. Необходимость диалога с властью, естественно, оставалась. Причем теперь уже непосредственно с властью федеральной. И на фоне стремительного роста продаж «Пяти озер» водочного магната начали прочить в Госдуму. СМИ отдавали ему третье место в списке омских единороссов – после «паровоза» Полежаева и действующего депутата ГД Сергея Попова. Однако, как и в случае с Заксобранием, эти прогнозы не сбылись, и делегатом от местного крупного бизнеса в нижнюю палату федерального парламента стал глава группы компаний «Титан» Михаил Сутягинский.


Впрочем, отсутствие мандата не помешало Стрельцу продолжать лоббировать интересы своего высокоградусного бизнеса. В частности, через Союз производителей алкогольной продукции, который заставил президента заморозить акцизы на водку в 2014-2016 годах.


Борьба с кризисом и мысли о душе


Пока практически все российские алкогольные магнаты второй год подряд продолжают бить тревогу в связи с падением производства и колоссальными убытками, кризисные проблемы сибирской выскочки Андрея Стрельца кажутся не столь глобальными, как в целом по отрасли, что уже можно расценивать как победу. По итогам 2014 года «Алкогольной сибирской группе» (как, впрочем, и ее главному конкуренту на российском рынке – «Русскому стандарту») удалось даже продемонстрировать положительную динамику в части захвата рынка. Да и с точки зрения личных финансов Стрелец уже, пожалуй, и так обеспечил детям (да и внукам) безбедную старость.


Как сам омский водочный король неоднократно повторял в своих интервью, все это удалось ему без привлечения в партнеры представителей властных структур, способных обеспечить необходимый административный ресурс. Однако он не скрывал, что для успешного ведения бизнеса так или иначе приходилось постоянно с ними взаимодействовать. О том, насколько тесным могло быть это взаимодействие, можно судить хотя бы по недавнему реверансу Стрельца в адрес Леонида Полежаева в виде спонсирования изданного его благотворительным фондом альманаха об участии сибиряков в Великой Отечественной войне.


Еще одним широким жестом, сделанным нашим героем по прошествии 50 лет жизни и 22 лет ведения алкогольного бизнеса, стала просьба к гостям, приглашенным на его юбилей, в качестве подарка сделать перечисление в благотворительный центр помощи детям «Радуга». При этом бизнесмен сам признал, что общество склонно навешивать на того, кто делает подобные пожертвования, ярлык нечистого на руку и замаливающего былые грехи.


Кем после этого считать Андрея Стрельца – добродушным альтруистом, не боящимся злых языков, или грешником, желающим получить индульгенцию за спаивание нации, а может, и за что-то еще, каждый может решить для себя сам.


Ссылки

Источник публикации