Империя дяди Славы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кто унаследовал активы бывшего "хозяина" Невского проспекта Вячеслава Шевченко

Оригинал этого материала
© "Наша Версия на Неве", origindate::22.06.2011, Фото: "Наша Версия на Неве"

Империя дяди Славы

Жанна Ильина

Compromat.Ru

Вячеслав Шевченко

В криминальных кругах директор научно-исследовательского экспериментального предприятия «Росвуздизайн» Вячеслав Шевченко засветился в 1991 году, когда создал бизнес-клуб при гостинице «Пулковская». Учреждение возникло, как место отдыха и зона для переговоров авторитетных людей. Такую же репутацию имел расположенный на Невском проспекте клуб «Голливудские ночи», который Вячеслав Алексеевич запустил вместе с ведущим представителем «тамбовской» ОПГ Михаилом Глущенко («Мишей-Хохлом») и племянником мэра Санкт-Петербурга Александром Собчаком.

Понятно, что хозяин столь почтенных заведений, которого друзья по-свойски звали «Дядей Славой», всегда мог рассчитывать на их помощь в затруднительных обстоятельствах. Содействие понадобилось уже в 1993 году, когда Вячеслав Алексеевич появился на страницах уголовного дела о хищении государственного имущества, возбуждённого следственным управлением петербургского ГУВД.

Братское надувательство

Выяснилось, что Шевченко безвозмездно предоставлял дружественным фирмам помещения и оборудование от «Росвуздизайна», те предлагали государственным организациям товары по приемлемой цене, но ничего не поставляли, а предоплату присваивали. Следствие собрало доказательства того, что одной из этих компаний, присвоивших в общей сложности десятки миллионов рублей, была брокерская фирма «Овен», надувшая с поставками сахара кондитерскую фабрику имени Крупской. Возглавлял «Овен» младший брат Вячеслава Алексеевича — Сергей Шевченко.

Родственников отправили в СИЗО, но авторитетные друзья посетили высокие кабинеты, после чего хищение превратилось в злоупотребление без корыстного умысла, а затем дело и вовсе прекратилось в связи с амнистией. Нажитое непосильным трудом осталось при Шевченко, составляя, впрочем, ничтожную часть их капитала. Пока группировавшиеся вокруг «Росвуздизайна» конторы мошенничали с поставщиками, их покровители проводили куда более масштабные сделки со знаменитыми чубайсовскими приватизационными ваучерами.

Кровавый "Ветеран"

В 1992 году, действуя с подачи нынешнего министра спорта РФ, а тогда скромного председателя петербургского Комитета по социальным вопросам Виталия Мутко, мэр города Анатолий Собчак подписал распоряжение № 389-р. Документ позволил господину Мутко заключать соглашения с чековыми инвестиционными фондами по использованию невостребованных населением ваучеров. Предполагалось, что чеки пойдут на покупку акций прибыльных предприятий, а дивиденды от них будут направлены на социальные нужды.

Весьма расположенный к Вячеславу Шевченко будущий главный спортивный управленец России немедленно передал свыше 80 тысяч чеков (более чем на 3,4 миллиарда рублей) фонду «Ветеран». Во главе этой организации стоял некто Александр Сокальский, по сведениям СМИ, приходившийся Сергею Шевченко любимым тестем. За ваучеры были приобретены активы — в частности, имущество холдинговой компании «Норд». По стечению обстоятельств, владельцем контрольного пакета «Норда» являлся шевченковский «Росвуздизайн», который мог манипулировать ценой акций и отчётностью, как вздумается хозяину. Вскоре стало понятно, что никаких реальных дивидендов на социальные нужды граждан город не получит.

Хотя ни Мутко, ни Собчак на происходящее не отреагировали, во избежание лишних вопросов «Ветеран» оперативно обанкротился, успев перед тем поучаствовать в захвате мебельной фабрики «Ладога». От исполняющего обязанности директора этой структуры Оксаны Чепуренко потребовали передать вопросы безопасности охранному предприятию при фонде, оформить члена совета директоров «Ветерана» директором по маркетингу с правом подписи финансовых документов, после чего самой освободить занимаемую должность. Директор согласилась, поскольку, как следовало из заявления Чепуренко, тут же было сделано предупреждение — если «добровольно не уйдет в отставку, то будет убита». Блюстители закона демонстративно бездействовали, и «Ладога» перешла в собственность клана, причём среди аффилированных лиц оказались жёны Шевченко и Глущенко.

Владельцу 38% акций компании «Метропресс», лидера на петербургском рынке распространения печатной продукции, бизнесмену Олегу Червонюку повезло меньше, чем его коллеге из «Ладоги». Если та хотя бы осталась жива, то Червонюка 28 октября 1999 года расстреляли вместе с его братом Сергеем. После чего часть совладельцев внезапно подарили свои доли шевченковскому «Норду», а тот внёс в уставной капитал «Метропресса» дополнительные средства, сведя долю убитого к чисто символическому проценту и подняв свой пакет до 50 %.

Столь же невезучим оказался фактический совладелец производившего спецтехнику объединения «Источник» Николай Болотовский. После того, как 16 июня 1998 года господин Болотовский был убит, совет директоров «Источника» возглавил Вячеслав Шевченко, однако виновным в ликвидации был объявлен депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Юрий Шутов, постоянно конфликтовавший с братьями. Его же обвинили в подготовке покушения на Шевченко-старшего, приговорив в итоге к пожизненному заключению.

Внутренний предиктор "тамбовцев"

На рубеже столетий влияние Шевченко, казалось, достигло апогея. Владея своими активами, «Дядя Слава» одновременно стал успешным политиком, перехватив благодаря более крупному бюджету место в списке депутатов Госдумы ЛДПР у своего врага Шутова. В 1995-1999 гг. Шевченко-старший вместе с Михаилом Глущенко представлял как российскую парламентскую фракцию Владимира Жириновского, так и тамбовское сообщество.

В зале заседаний Думы «Дядя Слава» в те годы появлялся крайне редко — в основном, во время визитов тогдашнего президента Ельцина. При этом оба авторитетных петербургских депутата, как иногородние, приложили усилия и смогли получить бесплатные квартиры в столице. Любопытно, что Вячеслав Шевченко не дал, кому надо, взятку требуемого размера, и въехал в двухкомнатную московскую жилплощадь. Зато Михаил Глущенко не стал жадничать, и после соответствующий денежных подношений федеральным столоначальникам ему достались трёхкомнатные апартаменты.

«Тамбовские» парламентарии немедленно попали под влияние работавшей с элитой ЛДПР шизофренической секты «Мёртвая вода», провозгласившей себя адептами могущественного «Внутреннего предиктора России», который стоит на защите Родины от «Внешнего надиудейского предиктора» и обязательно его победит — если дать немного денег. Шевченко, имевший слабость к аферистам и всерьёз воспринявший наукообразный бред, некоторое время платил, но вскоре перестал, зато Глущенко «предикторы» доили почти до самого конца депутатского срока.

Сергей Шевченко, как и подобает младшему члену семьи, представлял «тамбовское» сообщество на местном уровне — в городском Законодательном Собрании. В отличие от брата, он на сектантское жульничество не поддавался и в профилактических целях даже вывесил на своём кабинете в офисе «Норда» табличку «Денег нет».

Травля Степашина и Копперфильда

Порой под действие братских методов бизнеса подпадали даже всемирно известные зарубежные статусные лица — в частности, американский фокусник Дэвид Копперфильд. Платёжное поручение на 1 миллион долларов, которое предъявили продюсерам Копперфильда за работу на организованных при участии Шевченко гастролях в России, оказалось фальшивым. Кроме того, фирма, отвечавшая за перевозку его оборудования, исчезла с выданными ей 500 тысячами «зелёных», а налоги и таможенные сборы, которые следовало оплатить из этих средств, так и остались нереализованными, из-за чего аппаратура застряла на границе. Несчастный фокусник долго жаловался на происки «русской мафии», но без толку.

Не пострадал ни один организатор вояжа — включая ведавшего гастролями Копперфильда доверенного помощника «Дяди Славы», будущего недолговечного зятя спикера Государственной Думы и нынешнего вице-губернатора Новгородской области Александра Габитова. Не повезло лишь второй жене Сергея Шевченко, бывшей крупье казино Елене (первая супруга ушла после ареста), которую Копперфильд поднял под купол Большого концертного зала «Октябрьский». Готовясь к полёту, женщина так измучила себя диетами и тренировками, что после представления, по слухам, потеряла неродившегося ребёнка, что, к счастью, не повлияло на здоровье. Впоследствии Елена родила отличное потомство Сергею Алексеевичу.

Доставалось и крупным федеральным политикам. Когда только что ушедший с поста премьер министра России Сергей Степашин пошёл от Петербурга в Государственную Думу, во время выборов люди Шевченко регулярно доводили его до истерик. Штаб по борьбе с этим врагом семьи располагался прямо в «Метрополе» — весь вражеский избирательный округ был завален газетами и листовками, где поддержанного партией «Яблоко» Степашина называли коррупционером, покровителем чеченских боевиков и агентом НАТО.

На встречах с электоратом бывшего премьера прицельно обрабатывали мобилизованные Вячеславом Шевченко въедливые представители народных масс, задававшие кандидату неприятные вопросы об отношениях с главарём Ичкерии Асланом Масхадовым и доходах Тамары Степашиной, работающей в «Промстройбанке». Выборы господин Степашин выиграл, но вырвавшиеся в запале и процитированные прессой фразы «Моя жена — простой и честный труженик банкир» и «Масхадов — прекрасный человек и настоящий офицер» осложняют его федеральную политическую карьеру до сих пор.

Гибель империи

Достигнув вершины, всегда спускаешься вниз — братья не стали исключением. Смена караула в Кремле и ссора с Жириновским подорвала позиции «тамбовских». Попытки семьи раскручивать семейные информационно-политические проекты — движение «Новый город», Бюро журналистских расследований, газету «Новости Петербурга» и радио «Ностальджи», куда к Шевченко-старшему пошёл работать шоумен Дмитрий Нагиев, — оказались неудачными. «Новый город» и Бюро журналистских расследований умерли, едва родившись, а «Новости Петербурга» и «Ностальджи» вскоре пришлось перепродать.

Уже в 2001 году Сергей Шевченко был приговорён к 7,5 годам условного заключения по жалобе журналиста Максима Кузахметова. Выяснилось, что Шевченко-младший угрожал потерпевшему и вымогал у него деньги. Политику не понравилось то, как была описана в прессе очередная махинация братьев — семья выдала концерт малоизвестной поп-группу Jilton Jeneration за выступление куда более востребованной команды Prodigy, облапошив доверчивых поклонников. Под судом за то же самое преступление оказался и Шевченко-старший, скрывшийся, но сумевший через некоторое время вновь легализоваться в РФ.

Когда государственная машина наехала на «тамбовцев», быстро обнаружилось, что подлинной спайки, свойственной итальянской мафии, у них никогда не было — главари выживали в одиночку, безжалостно сдавая и топя подельников. Жертвой одной из внутренних разборок и стал Вячеслав Шевченко, убитый 23 марта 2004 года во время отдыха на вилле неподалёку от городка Пафос, на солнечном Кипре. Вместе с ним были застрелены ближайший партнёр Юрий Зорин и переводчица Валентина Третьякова.

Чаще всего заказчиком преступления называют Михаила Глущенко, который сейчас арестован и ожидает суда. Ещё один основатель «Голливудских ночей» Александр Собчак разыскивался по обвинению в убийстве двух проституток и был с высокой долей вероятности идентифицирован, как труп, обнаруженный во Всеволожском районе. По предварительным данным, Собчака задушили в казино «Колыма» после конфликта с Глущенко.

Часть собственности клана на сегодняшний день распродана. «Метропресс» перешёл в руки братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых, а выпускающая плитку компания «Кварц» куплена хозяином группы «Стройфарфор» Лазарем Шауловым.

Тем не менее, многие активы сохранены. «Голливудские ночи» превратились в книжный магазин «Буквоед», однако собственниками дома на Невском проспекте, где располагался клуб, не сменились. В «Метрополе» семья открыла одноимённую пивоварню, по соседству на Садовой улице сейчас расположен принадлежащий ей же «М-отель».

Кое-что досталось и многочисленным близким подругам «Дяди Славы», которых он (включая убитую Третьякову) ласково называл «зайцами». Так, «Розвуздизайн» унаследовала Татьяна Родыгина, которая одновременно является владельцем созданной при «Розвуздизайне» компании «Галерея стекла». Российско-канадская писательница Элла Самойленко при финансовой помощи Шевченко-старшего родила в США, где её ребёнок получил американское гражданство.

Сам Вячеслав Шевченко покоится на кладбище в Порошкино, на территории Всеволожского района Ленинградской области. Неподалёку, около деревни Сярьги, он возвёл свой последний особняк, тут и хотел быть похороненным. Родные исполнили последнюю волю главы клана — опустили в яму на выбранном им месте роскошный гроб из канадского дуба за 10 тысяч долларов. Внушительное надгробие украшено портретом убитого и большим крестом с надписью «Господи услышь молитву мою».

Однако, судя по ситуации с остатками построенной на крови империи, Всевышний исполнил молитву так, как счёл нужным.

Compromat.Ru

Революция менеджеров

После убийства на Кипре клан потерял интеллектуального и организационного лидера. Волнения и угрозы последних лет изрядно подорвали здоровье авторитетного депутата Сергея Шевченко, так что он заменить брата не смог — вскоре почти перестал выходить из своей бронированной комнаты без окон, похожей на склеп.

В такой ситуации подлинными распорядителями бесхозного наследства Шевченко стали менеджеры, включая его зятя Михаила Гомельского. Как вспоминают ветераны «Норда», когда дочь покойного Елизавета привела жениха к отцу, тот был в шоке. Вячеслав Шевченко считал себя казаком и православным патриотом, а единственный ребёнок влюбился в «бедного еврея». Однако, Елизавета настояла на своем, и папа поставил только одно условие — зять должен взять фамилию супруги.

Так Гомельский стал Михаилом Вячеславовичем Шевченко, из-за чего многие принимают его за сына Вячеслав Алексеевича. Сейчас он работает генеральным директором многострадальной «Ладоги», а через жену контролирует 37% акций ОАО «Метрополь» и 29,46% ОАО «Норд». Остальные акции «Норда» у жены Сергея Шевченко Елены (29,5%) и кипрского оффшора «Мадден трейдинг лтд» (24,99%). Елизавета Шевченко от бизнеса далека, она занимается воспитанием детей, изучает психологию и медицину, а в свободное время ездит по Санкт-Петербургу на примечательном красном Maserati Quattroporte.

Помимо Гомельского больше всего в монетизации империи Шевченко-старшего преуспела бывшая продавщица киоска Светлана Долгобородова. Её имущественному триумфу способствовали как неспособность большинства кровных родственников бывшего депутата Думы заниматься бизнесом, так и отвратительные личные отношения между ними. Окончив бухгалтерские курсы, госпожа Долгобородова устроилась при Шевченко, быстро пошла наверх, после смерти хозяина заняла кабинет покойного Юрия Зорина и сейчас единолично управляет делами в «Метрополе», а вместе с Гомельским-Шевченко — «Ладогой» и всеми финансами холдинга.

Когда подрастут внуки Вячеслава Шевченко Элеонора, Григорий и Богдан, а также их ровесники — дети Сергея Шевченко, сомнительно, что им удастся сдвинуть госпожу Долгобородову. За последние годы она превратилась из простого наёмного управляющего в акционера, участника схем собственности. Скорее наследство «Дяди Славы» получат дети Светланы Ивановны, которые в долгосрочной перспективе вряд ли связывают свою судьбу с Россией. Своего последнего ребенка Долгобородова родила в США, где тот, как и отпрыск Самойленко, автоматически получил право на американский паспорт.