Инвалиды Чурова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Инвалиды Чурова

Перед выборами президента прирост "лежачих" избирателей, голосовавших на дому, составил от 41% в Чувашии до 332% в

Оригинал этого материала
© cook, origindate::03.09.2012, Фото: "Коммерсант"

Загадки седьмой строки. Эпизод первый. Таинственная эпидемия

Compromat.Ru

Владимир Чуров

[...] Есть еще один интересный разговорчик про минувшие выборы. [...]

Правда, мы уж прямо и не знаем, к кому, в точности, эти разговоры у нас с аудитором Витей, хорошо знакомым вам по фантастической саге о сотнях тысяч лишних избирателей, то нарождающихся, то отмирающих в России. Раньше мы думали, что обращаемся к гражданину Чурову. А теперь, после того, как он рассказал нам такую смешную историю о сезонных миграциях избирателей, откочевывающих миллионными стадами то ближе, то дальше от урн для голосования, нам как-то даже и неудобно стало к нему обращаться…

[NEWSru.com, origindate::20.08.2012, "Чуров легко объяснил пропажу 700 тысяч избирателей — это "сезонные колебания": Глава ЦИК России Владимир Чуров назвал сезонным колебанием уменьшение на 700 тысяч числа граждан России, которые имеют право участвовать в выборах, сообщает РИА "Новости". […]
"Это сезонное колебание... Это менее 1%", — прокомментировал Чуров эти данные.
Результаты учета могут "существенно отличаться от числа избирателей, включенных в списки избирателей на конкретных выборах на определенной территории", — пояснили в ЦИКе газете "Коммерсант".
К тому же "в численности избирателей, устанавливаемой по состоянию на 1 января и 1 июля каждого года, не учитываются граждане, не имеющие регистрации по месту жительства в пределах страны". Однако в день голосования они или граждане, проживающие за рубежом, могут находиться в России и, соответственно, попасть в списки избирателей. Кроме того, как отметили в ЦИКе, в день голосования гражданин имеет право обратиться в участковую комиссию с просьбой включить его в списки для голосования, и у избиркомов "зачастую не остается времени" на передачу этой информации в комиссию по месту жительства гражданина (где он остается в списке).
Напомним, по данным ЦИК, объявленным накануне, сейчас избирателей в стране 108 млн 649 тыс. человек. В итоговом протоколе по выборам главы страны значилось 109 млн 385 тыс. проголосовавших, а в начале года ведомство заявляло о 108 млн 137 тыс. избирателей. Эксперты считают, что "мертвые души" показывают, сколько фиктивных голосов было подано на выборах. — Врезка К.ру]

Ну да ладно. Потом разберемся, кому в точности следует адресовать нам свое любопытство. Итак...

Скажите, а вы, к примеру, знаете, что такое «инвалидное голосование»? Не подумайте ничего плохого. Это, на самом деле, такой термин из области политических технологий. Широко распространен в сфере организации выборов. Ну, и в их анализе и прогнозировании, соответственно.

«Инвалиды», в данном случае, это особенная категория голосующих граждан. На жаргоне членов избирательных комиссий, а также заразившихся от них наблюдателей, журналистов и прочих заинтересованных свидетелей процесса, так называются все те, кто голосует, опуская свои бюллетени в специально для этого предназначенные переносные урны. И делается это, понятно, вне помещений избирательных участков: на дому у избирателей, в больничных палатах, в камерах СИЗО и проч.

То есть закон содержит закрытый, исчерпывающий список тех случаев, когда такое «выносное» голосование разрешено: «Участковая избирательная комиссия обязана обеспечить возможность участия в голосовании избирателям, которые имеют право быть внесенными или внесены в список избирателей на данном избирательном участке и не могут по уважительным причинам (по состоянию здоровья, инвалидности) самостоятельно прибыть в помещение для голосования. Участковая избирательная комиссия также обеспечивает возможность участия в голосовании избирателям, которые внесены в список избирателей на данном избирательном участке и находятся в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых…» (Федеральный закон «О выборах президента РФ», ст.71)

И только. Ровно два случая: больные с инвалидами и заключенные.

Допускается законом, впрочем, и то, что в переносных урнах окажутся бюллетени голосовавших досрочно — «на участках, образованных на судах, которые в день голосования будут находиться в плавании, на полярных станциях, в труднодоступных или отдаленных местностях» (ст.70 того же закона). То есть, ладно, хорошо: оленеводы на дальних пастбищах, пограничники на одиноких заставах и старатели на приисках в глухой тайге, — тоже приравниваются к инвалидам и лежачим больным, и могут удостоиться выездного визита членов избирательной комиссии с урной-чемоданчиком. Для всех этих выносных голосований предусмотрена отдельная строка в таблице итогов голосования. Это строка номер семь: «Число избирательных бюллетеней в переносных ящиках для голосования».

Запомним ее, эту строчку, нам в нее еще много раз придется глядеть с особенным интересом.

А теперь следите за руками. Да не за моими, не за Витиными. За чуровскими руками следите.

От выборов декабрьских до выборов мартовских, всего за три месяца, число таких вот «инвалидов» в целом по России выросло больше, чем на 35 процентов. Или на 1 миллион 600 тысяч человек с лишним.

Цифра, в сравнении с общим числом избирателей не такая уж большая: примерно полтора процента от общего списочного поголовья. Но мы-то с вами помним случай с фантомными избирателями: при желании этот резерв можно применять точечно, на неприятных, рискованных или просто провальных направлениях.

И тут выясняются чудесные вещи. Если считать уже не от списка, а от проголосовавших, то в среднем по России на думских выборах-2011 было отмечено ровно 7% «надомников», а на президентских-2012 — 8,67% (всего по стране 6 139 277 человек) . Это уже, между прочим, совсем не мало: считай, на 10 здоровых избирателей — 1 лежачий инвалид, подследственный или оленевод.

Но это еще ничего. А вот если приглядеться к отдельным субъектам Российской Федерации, где проходили выборы, окажется, что в некоторых из них в это время разразилась поистине катастрофическая избирательная эпидемия.

Вот, к примеру, в Краснодарском крае, Оренбургской и Орловской областях инвалидами и лежачими больными оказались на президентских выборах 14% всех заполнивших бюллетени. А как иначе трактовать это количество проголосовавших «на выезде»? Ведь ни оленеводов, ни буровиков с пограничниками среди жителей этих регионов много не насчитаешь, правда же?

В Волгоградской, Ивановской и Псковской областях (где оленьей тундрой занята, казалось бы, не такая уж большая доля территории) — по 15%.
16% — в Ставропольском крае.
17% — в Воронежской области.
18% — в Тульской области.
А в Тамбовской области — 20%. Двадцать процентов. Слышите? ДВАДЦАТЬ.

Это означает, что по официально — и совершенно хладнокровно — утвержденной статистике ЦИК РФ (все приведенные здесь и далее данные — с сайта ЦИК РФ), более или менее каждый седьмой голосующий в этих регионах оказался в день президентских выборов лежачим инвалидом. А вот на этой самой Тамбовщине многострадальной — уже даже и каждый пятый на ногах не стоял. Улавливаете, да?

Дальше пойдем.

Чем глубже в ЦИКовскую отчетность по итогам голосования залезаешь, чем более мелкими подробностями интересуешься, тем более впечатляющая открывается картина поразившего Россию на выборах бедствия. Как будто глядишь в этакий мелкоскоп, вроде того, что так удивлял лесковского Левшу. Постепенно выкручиваешь увеличение на максимум. Поворачиваешь колесико еще на один оборот, — тынц! — вот уже не область, а район.

Вот, к примеру, сельский район Уваровский, Тамбовской же области. А рядом еще другой район — Рассказовский. В первом инвалидов на выборах оказалось, в целом по всему району, — 43,75% (это рекордная цифра внутри всей области-рекордсменки), во втором чуть меньше, но тоже цифра не для слабонервных, — 41,99%.

Мы с Витей так распереживались, увидев это повальное бедствие, что даже разыскали среди своих знакомых одного, который родом с Тамбовщины. Спросили у него: что ж там такое, на этой твоей загадочной малой родине?.. Сплошные охотники на таежных заимках? Геологические партии? Пусковые шахты межконтинентальных баллистических ракет на боевом дежурстве? Да нет, пожал плечами товарищ тамбовского волка, ничего там такого особенного: нормальная разруха Центрального Черноземья, марксовский «идиотизм деревенской жизни», пыль и запустение, ржавые сеялки по заброшенным колхозным дворам, — а так-то все в порядке, как обычно…

Еще колесико крутим. Щелк! — еще на уровень глубже: смотрим прямо на избирательные участки. Сельские. Ну, как обычно — в помещении школы, клуба, колхозной центральной усадьбы… Глядим, и видим: вот тут на дому проголосовало 52%... там — 56%... здесь — 58, 02%... 59,16%... 60,50%...

Больше есть? Ну? Ну! Ну, не стесняйтесь же. Кто больше?! О! Есть.

Вот участок №524 Рассказовского района Тамбовской области, расположенный в скромном здании филиала общеобразовательной школы села Рождественское. Прохожий, поклонись этому месту: здесь сделана серьезная заявка на абсолютную победу в общероссийском чемпионате по удивительному виду электорального спорта, — здесь 67,16% проголосовавших (ШЕСТЬДЕСЯТ СЕМЬ ПРОЦЕНТОВ С ЛИШНИМ) исполнили свой гражданский долг, не вставая с постели. Больше мы с Витей по всей стране не нашли, сколько ни искали.

Давайте вообразим себе эту картину вживе: по списку на этом участке — 484 избирателя. Всего проголосовало — 405. Из них 272 оказались лежачими инвалидами на дому. И вот рано утром, немедленно после открытия участка, из школьного здания выходит группа людей с переносной урной. И идет по дворам. Идет от дома к дому, от двери к двери, собирает, собирает, бережно собирает драгоценные голоса сельчан. Весь день. До самого вечера. Без устали…

[cincinna_c, origindate::04.09.2012, "К вопросу об инвалидах. Сколько избирателей можно обойти с урной за день. Эмпирика": Господин Пархоменко поражается, как на некоторых участках уровень голосования на дому достигал 67% — мол, за 12 часов и не обойти столько адресов. Я бы господина Пархоменко поправила — не за 12, а за 6 часов. Голосование вне дома начинается в 14.00. До этого времени комиссия принимает заявки. Раньше 14.00 выносить урну с участка запрещено. Следовательно, 272 избирателя на участке №524 Рассказовского района Тамбовской области проголосовали за шесть часов.
Мой опыт. Участок №835 (кажется), п. Утяшево, Тюмень. В марте на 1205 избирателей к обеду набралось 245 заявок на голосование вне помещения. После моей просьбы показать реестр кол-во инвалидов сократилось до 45. Члены комиссии сами в шоке — никогда такого, говорят, не было. Все заявления заполнены одной рукой, их присылали представители ПФ РФ, ибо разносчик пенсии агитировал за домашнее голосование.
Намылившись на улицу, члены комиссии положили в урны 270 бюллетеней под предлогом взять чуть-чуть "на порчу". После проверки мною реестра, сравнения с книгами выяснилось, что из 45 реальных заявителей 8 человек уже проголосовали на участке. В урне унесли 37 бюллетеней. Ровно в 14.00 выдвинулись. 4 человека из числа потенциальных инвалидов встретили на улице самостоятельно топавшими на участок. Двоих не оказалось дома. Проголосовал 31 человек. Таким образом, в условиях села с достаточно плотной застройкой мы, имея машину, все в пене сумели обойти 33 адреса за 6 часов. У комиссии две урны. Соответственно, она может отправиться на голосование двойным составом. Итого — максимально 66 человек в условиях села. В городских условиях, где зачастую один участок — это два или три огромных дома с лифтами, каждая бригада с урной может обойти порядка 60 адресов. — Врезка К.ру]

У этой трогательной зарисовки избирательных будней нашей сельской глубинки есть только один маленький недостаток. Она лживая — от первого до последнего слова.

Эти цифры — вранье. Этот протокол — фальшивка. Эта статистика — результат преступного сговора, наказуемого, по закону, в уголовном порядке. Только и всего.

Это всё ложь — потому что не бывает никаких 67 процентов лежачих голосующих по домам. Ну, хотя бы потому, что собрать их голоса за 12 часов, пока открыт избирательный участок, — с 8 утра до 8 вечера — физически невозможно. Ведь в 12 часах — всего-навсего 720 минут. То есть эти чертовы 272 голоса должны собираться со скоростью один заполненный бюллетень в 2 минуты и 39 секунд. Если не верите, поделите одно на другое самостоятельно. В столбик.

А можете и не делить. Потому что вам это и так совершенно ясно, правда же? Мне же с Витей не надо вам объяснять, что не бывает (тут мы начинаем крутить колесико нашего «избирательного мелкоскопа» обратно) ни 42 или 44 процентов лежачих больных избирателей в целом районе. Ни 20 процентов в целой области — не бывает тем более.

Вот просто не бывает — и всё. Это подлог. Коротко говоря — лажа. И вы в этом немедленно отдадите себе отчет, как только вдумаетесь в эти отчетливые и недвусмысленные цифры.

И ни 18, ни 16, ни 14 процентов лежачих избирателей в других областях — вот в тех, что мы перечислили выше, — не бывает тоже. Это тоже ложь. И вы это так же хорошо понимаете, как и я. И Чуров не хуже нас с вами это понимает, вместе со всей своей братией. И те, кто Чурова посадили на его стул, и кто по окончании выборов не отдали его под суд, а наградили орденом.

Даже забавно, что обман оказывается таким простым, что он так откровенно, легко, как-то даже радостно и простодушно лежит на поверхности, прямо у всех на виду.

Вот же она — в седьмой строке любой официальной таблицы с результатами голосования, опубликованной ЦИКом. Возьмите цифру «бюллетеней в переносных ящиках», которая там значится, разделите ее на другую — из строки об общем числе действительных бюллетеней, и получите процент «инвалидного голосования». На вашем участке, в вашем районе, в городе, в области, по стране.

Вранье обнаруживается сразу. Просто сравните получившуюся цифру со здравым смыслом. Оглянитесь вокруг и подумайте: так, вообще-то, бывает или нет? [...]


***

Оригинал этого материала
© cook, origindate::04.09.2012, Фото: nasha-canada, Иллюстрации: via cook

Загадки седьмой строки. Эпизод второй. Всероссийская здравница доктора Чурова

Compromat.Ru

[...] Справедливости ради, заметим, что с «надомными» голосованиями разнообразнейшего цирка всегда было немало. Но все-таки на мартовских президентских выборах-2012 именно на этот вид электоральной дури был сделан особенно жирный акцент.

И тут понять масштаб событий помогает простейшее сравнение цифр, опять-таки самого что ни на есть официального центризбиркомовского происхождения. Вот же они — заходи на сайт ЦИКа, да любуйся: берем число «неходячих избирателей», проголосовавших на нынешних президентских выборах, и сравниваем его с таким же показателем на предыдущих, думских. Только и всего. И картина открывается нам как на ладони.

Да, напомним на всякий случай, если кто забыл: времени между выборами декабря и марта прошло ровно три месяца. Девяносто дней.

Вот вам, чтоб долго не рассусоливать, простейшая табличка. Возьмем, скажем, список из первых 25 российских субъектов, лидирующих по показателю «внезапного прироста» таких вот удивительных электоральных инвалидов. [...]

Compromat.Ru

Нравится?

Нет, вы в последнюю колонку смотрите. Сверху вниз ее проглядите всю.

А теперь? [...]

Ну хорошо, давайте отставим в сторону все национальные республики, упомянутые в этом списке. В конце концов, мало ли какие там — в ли, в Осетии, в Чечне или в Ингушетии, — нравы и обычаи сложились в отношении экзотической, с точки зрения национальных культурных традиций региона, избирательной процедуры… Может там, согласно законов кавказского гостеприимства, принято водить членов избирательных комиссий по дворам, угощать их, чем бог послал, и развлекать игрой на музыкальных инструментах. Может, там не положено беспокоить уважаемых аксакалов такой ерундой, как хождение по избирательным участкам, — и каждому из них урну с почтением приносят на дом. Кто его знает... [...]

Но вот скажите мне. Лично вы верите, что в Волгоградской области и Ставропольском крае число инвалидов и прикованных к постели больных, не способных дойти до избирательного участка, увеличилось за три месяца, отделяющие одни выборы от других, — ровно вдвое? Верите или нет?

А в то, что в Тульской и Самарской областях за это время инвалидов стало больше на три четверти? Не на одном конкретном участке, куда, допустим, пролетавший мимо стратегический бомбардировщик нечаянно уронил, предположим, ядерный заряд, — а в целом по областям? Верите или как?

А в 69 процентов прибавки по Ленинградской области — верите? А в 62 «лишних» процента по Московской области?

А в то, что в Питере за 90 дней этих «инвалидов» приросло больше чем в полтора раза?

Нет?

Я тоже не верю.

А вот Чуров — верит.

Хотите посмотреть, как это выглядит «на земле»? Самое интеесное же — увидеть самый нижний, человеческий уровень событий, приглядеться к реальной жизни непосредственно на избирательных участках. Ну — пожалуйста. Опять добро пожаловать на сайт Центризбиркома РФ за официальными сведениями об итогах голосования по конкретным УИКам.

Возьмем теперь… Ну, хотя бы… Кого б выбрать…

А! Давайте вот что. В прошлый раз мы с вами залезали в сонный деревенский угол на Центральном Черноземье. А теперь поедем в края благодатные, живые, многолюдные, солнечные. Можно сказать — благословенные. Вот, например, Ставропольский край. Более того — прямо сам город Ставрополь. Прошу любить и жаловать…

Compromat.Ru

Не пугайтесь этой огромной таблицы. [...] Просто пробегите глазами по двум колонкам цифр, выделенных жирным шрифтом.

Особенно по предпоследней колонке справа: там — процент жертв внезапной инвалидной эпидемии, поразившей в период нынешних президентских выборов солнечный город Ставрополь, столицу одноименного края, известнейшую всероссийскую здравницу и одновременно житницу.

А в последней колонке — прирост инвалидов, случившийся в Ставрополе за эти адские 90 дней.

Опять — сверху вниз. Р-раз, р-раз… [...]

Заметьте, в этой таблице — не весь город Ставрополь. Это всего только один район города Ставрополя. Но зато это ВСЕ избирательные участки этого района. Еще раз: ЭТО НЕ ВЫБОРКА, ЭТО ВСЕ УЧАСТКИ ПОДРЯД.

А теперь представьте себе, что за каждой из этих цифр предполагается цепочка совершенно конкретных событий, действий, совершенных вполне определенными людьми. У этих людей в каждом отдельном случае есть имена и фамилии, телефоны, адреса, и должности. Имея хотя бы минимальне желание — их легко можно выяснить. И спросить у них: что, правда, так все и было?

Вот вообразите это. Члены УИКа сверились с заранее составленным списком больных и инвалидов, желающих проголосовать дома (такой список должен быть, по закону, составлен участковой комиссией заблаговременно). Отправились по первому из указанных адресов. Пришли. Позвонили в дверь. Объяснили, кто и зачем. Поздоровались. Вошли. Сняли в прихожей ботинки. Прошли в комнату, сели за стол. Достали регистрационную книгу, нашли в ней нужную строчку. Рассказали «пациенту», что к чему. Дали ему расписаться. Вручили бюллетень. Подождали, отвернувшись, пока он поставит галочку. Засунули бюллетень в переносную урну. Собрались. Надели ботинки. Попрощались. Ушли.

И так, предположим, ровно (кстати, да: это тоже забавно — ровно!) 600 раз подряд, как на участке №47 Ленинского района города Ставрополя. За день: с 8 утра до 8 вечера, пока участок открыт. ШЕСТЬСОТ РАЗ.

Или 659 раз подряд, как на участке №20 того же района того же города.

Или хотя бы 377 раз, как на участке №42.

Ну или — совсем уж ерунда — пусть только 144 раза, как на участке №36.

Просто вообразите себе эти 144 визита за день, даже не 659. У вас не хватает воображения? А вот у Чурова, у всех его подчиненных в ЦИКе, у всех сотрудников избирательной комиссии Ставропольского края, у всех чиновников районной, областной и городской администраций, которые с удовлетворением отчитываются за эти чудеса, у всех, перед кем они отчитываются, у всех судей, прокуроров и следователей страны, — вообще у всех, кроме нас с вами, тех, кто это пишет и тех, кто это читает, — воображения хватает. Они спокойно смотрят на эту цифру. И даже не икают при этом.

Более того, эта цифра совершенно их всех удовлетворяет. В ней — свидетельство всенародной поддержки президента нашей страны Владимира Владимировича Путина на выборах, проведенных, как всякому у нас известно, законно, справедливо и без существенных нарушений.

Кстати, хотите я вам откровенно скажу, что лично меня интересует больше всего при взгляде на эту таблицу? Меня интересует, что такое удивительное случилось на трех участках, занявших ПОСЛЕДНИЕ места в этом районном чемпионате по наглому вранью в командном зачете. На этих вот несчастных участках №44, 24 и 43 — там что, просто каким-то чудом честные люди собрались? Они в переносную урну отказались из мешка бюллетени запихивать? Или там какие-то такие несгибаемые наблюдатели попались, которые встали в дверях, как на известной картине В.Е.Маковского «Не пущу!». Эх, пожать бы мужественные руки неизвестным героям…

Может быть, вы думаете, что в Ленинском районе Ставрополя разразилось какое-то адское бедствие? К примеру, неизвестные враги выплеснули в местный водопровод ведро холерных вибрионов, — и поразили население страшной болезнью?

Не похоже. Смотрите на второй — Октябрьский — район того же Ставрополя.

Compromat.Ru

В Ставрополе есть еще и третий район — Промышленный. Но я, если позволите, такую же таблицу его участков здесь приводить не буду. Потому что в ней нет ничего особенно интересного: она такая же точно, как и первые две. В ней ровно тот же ужас. К тому же она очень здоровенная: в Промышленном районе был 61 участок. Из которых на 25, например, доля «инвалидного голосования» превысила 30%. Тридцать, да. Так что вы, если хотите, сами такую таблицу составьте из материалов, вывешенных, как обычно для всеобщего открытого доступа на сайте ЦИК РФ. Только не забудьте выкинуть из таблицы всякие специфические «дополнительные участки», а также участки, открытые в городских больницах и клиниках, — там огромная доля выносного голосования совершенно естественна, поэтому мы с аудитором Витей их аккуратно изымаем и в наших расчетах не учитываем. Участки в наших таблицах — только самые обычные, охватывающие городские улицы и кварталы. [...]

Между тем, после публикации первого эпизода нашей леденящей душу истории, мне позвонил корреспондент одной очень крупной зарубежной телекомпании, аккредитованной в России. Понятно же, что отечественные телекомпании этот материал совершенно не интересует. А вот зарубежные — немножко нервничают, глядя на размах эпидемии.

Так вот, корреспондент у меня спрашивает: вы можете нам назвать итоговую цифру — сколько, в результате вашего расследования, обнаружено украденных голосов? А я ему говорю: мы с аудитором Витей ничего не расследуем. Мы всего-навсего обращаем внимание людей на сведения, лежащие совершенно открыто, у всех на виду, и свидетельствующие о совершении массовых фальсификаций, по элементарному признаку их явного противоречия здравому смыслу. Наш аргумент совершенно примитивен: того, что написано в этом официальном отчете — просто-напросто не может быть, и мы все (включая автора отчета) это отлично понимаем, надо только дать себе труд на это взглянуть один раз.

Штука в том, что теперь кто-то должен это расследовать и установить: что в точности произошло, каков истинный масштаб преступления и кто его организатор и исполнитель. Это как если бы на тротуаре лежал труп, мимо него хладнокровно шли прохожие, а мы приставали бы к участковому милиционеру: не хочет ли он поинтересоваться, кто же все-таки этого чувака только что застрелил.

Но никто никакого расследования производить не будет. По меньшей мере до тех пор, пока тысячи людей не пойдут в суды со своими исковыми заявлениями о наличии у них «мотивированного сомнения» по поводу событий, случившихся на этих избирательных участках совершенно у всех на глазах. Закон подавать в суд такие иски позволяет любому российскому избирателю.

Пока это движение "сомневающихся" не станет массовым, не заинтересуется трупом ни участковый, ни прокурор, ни следователь...[...]


***

Это — "пять"!

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::05.03.2012, Видео: "Новая газета"

Тула, фальсификации: как это делается (Видео)

Елена Костюченко

Город-герой Тула в день выборов превратилась в настоящий Чикаго. Вбросов на участках не было, и основной точкой фальсификации стали переносные урны для голосования на дому. Наблюдателей до выездного голосования поголовно не допускали. То есть, физически не впускали в машины с урнами. Наблюдателя от «Новой» Реваза Соловьева (участок №966), пытавшегося остановить машину с урной, за которой он должен был наблюдать, сбили и несколько метров везли на капоте. Группа инициативных избирателей Тулы, мониторящая шесть участков — №№ 961, 962, 963, 964, 965, 966 — зафиксировала недопуск наблюдателей до выездного голосования ВЕЗДЕ.

Некоторые наблюдатели пытались сопровождать машины с урнами на своих автомобилях. Сопровождать удавалось, как правило, недолго — автомобили буквально «зажимались» машинами с неизвестными, иногда — с последствиями. Автомобиль наблюдателя от СМИ Михаила Шестакова (участок № 961) дважды блокировали неизвестные и протыкали колеса ножом, а самого Михаила дважды избили (один раз нападавшим оказался депутат Тульской гордумы от "Единой России" Суханов — он же отобрал у Шестакова флешку от видеокамеры). Машину наблюдателей с участка №965 блокировал черный Range Rover с номером а777км, водитель которого также проколол колеса ножом.

…На нашем участке №964 переносных урн было три. С реестром имен людей, пожелавших проголосовать на дому, нам ознакомиться не дали вообще. Зная о тревожных сигналах с соседних участков, мы, наблюдатели, заранее договорились друг с другом, кто за какой урной идет. Секретарь безропотно внесла нас в официальные списки «прикрепленных» к урне. Однако, когда настала пора выезжать, две машины (урна №1 и урна №2) захлопнули двери прямо перед носом наблюдателей и резво газанули с места. Часть наблюдателей попыталась преследовать скрывающиеся урны на собственной машине, но были заблокированы при выезде от избирательной комиссии серым минивэном.

Урну №3 сопровождала я. С членом УИК Еленой Кувшиновой за 6 часов (с 13:45 до 19:50) мы едва-едва смогли обойти квартиры 31 избирателя (в среднем потратив 5 минут на каждую квартиру). Проголосовали 29 человек. Выяснилось, правда, что 9 избирателей из 31-го вообще не оставляли заявлений о желании голосовать на дому …

При вскрытии переносных урн выяснилось, что члены УИК без наблюдателей работают гораздо результативнее. Урна №1 собрала 205 голосов, урна №2 — 210 голосов. То есть на каждую квартиру было потрачено 30 секунд.

Все бюллетени в урнах №1 и №2 были за Владимира Путина. Всего эти волшебные выездные урны за шесть часов собрали 415 голосов. При том, что в помещении нашего избирательного участка №964 в день выборов проголосовало всего лишь 1130 человек.

Видео вскрытия переносных урн на участке №964. Впечатляет:

</p> <p> &nbsp; </p> </td> <td valign="top" width="24"> <td valign="top" width="248"></td> </tr> </table> </div></html>