Инвестиционный ни бум-бум

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Под руководством вице-губернатора Петербурга Юрия Антонова инвестиционные проекты почему-то лопаются, как мыльные пузыри

Оригинал этого материала
© "Общая газета", origindate::15.02.01

Инвестиционный ни бум-бум

Анатолий Васильев

Санкт-Петербург на грани инвестиционного бума. Строительство Балтийской трубопроводной системы (БТС), обустройство Ломоносовского морского порта, реконструкция Октябрьской железной дороги, строительство фрегатов для индийских ВМС на верфях Балтийского завода, реконструкция "Ижорского трубного завода", датская табачная фирма House of Prince A/S ведет поиск площадки на территории Северо-Западного региона, где планирует построить табачную фабрику, свои заводы в Ленобласти собираются строить Caterpillar и Ford Motor Company - эти и многие другие крупные инвестиционные проекты призваны повысить хозяйственное значение Питера во всероссийском масштабе до небывалого уровня.

И понятно, что западные и отечественные инвесторы готовы на большие финансовые риски отнюдь не под гарантии Минфина в частности или правительства в целом (непостоянство этих гарантов хорошо известно заморским кредиторам), а под честное слово российского президента Владимира Путина. Это последняя инстанция, которой еще доверяют инвесторы. К тому же интуиция финансовых воротил подсказывает, что исключать вариант превращения Санкт-Петербурга из второй столицы государства в первую - не стоит. В этой благоприятной ситуации тревогу вызывает лишь одно обстоятельство: на пути солидных финансовых вливаний в перспективные инвестиционные проекты стоят люди, чья репутация, мягко говоря, неоднозначна. Взять, к примеру, действующего вице-губернатора Петербурга Юрия Антонова. Именно он сегодня является сопредседателем координационного совета Большого Морского порта Санкт-Петербурга и ратует за то, чтобы отдать этот порт на откуп стивидорным компаниям. Не без участия Антонова будут распределяться 600 млн долларов, которые немецкие инвесторы собираются выделить на обустройство Ломоносовского морского порта, именно Антонов совсем недавно возглавил рабочую группу администрации города, призванную осуществлять контроль за реализацией проекта строительства нового Ладожского железнодорожного вокзала (строительство обойдется в 5,4 млрд рублей)... Казалось бы, пост начальника губернаторской канцелярии, который сейчас занимает Антонов, не предполагает кураторства над инвестициями, но Юрий Васильевич с завидным упорством возникает именно в том месте, где ожидаются многомиллионные кредиты. Впрочем, у вице-губернатора есть и другая способность - под его руководством инвестиционные проекты почему-то лопаются, как мыльные пузыри.

СВЧ-печки-лавочки

Свою карьеру Юрий Антонов в 1984 году начинал на НПО "Импульс", некогда занимавшемся разработкой систем управления для ракетных войск стратегического назначения. От простого инженера-конструктора дорос до замначальника планово-экономического отдела. В конце 80-х грянула конверсия, и "Импульсу" срочно пришлось с баллистических ракет перестраиваться на СВЧ-печи. В начале 90-х руководство "Импульса", наладив выпуск небольшого количества дефицитных в то время печек "Эмита", вступило в долгие и нудные переговоры с японскими корпорациями Sanyo и Mitsuo о покупке оборудования для производства микроволновой бытовой техники в промышленных масштабах. В конце концов японский же Eximbank выделил товарный кредит, и на сумму 46,8 млн долларов было закуплено оборудование, которое больше года ржавело на таможенных складах, поскольку таможенники требовали пошлину в размере 4 млн долларов. Кстати, эксперты потом установили, что японское чудо-оборудование на момент покупки уже устарело, но тем не менее было приобретено по крайне завышенной цене. Кроме этого, "Импульс" переуступил права на оборудование странной фирме "Импульс-Элбит", контрольный пакет акций которой принадлежал не менее странному "Научному центру творческих идей". В итоге выпуск СВЧ-печей "Невоимпульс" налажен так и не был, коллектив НПО "Импульс", просидев около года без зарплаты, забастовал. А японцы просто предъявили претензии Внешэкономбанку, которому и пришлось расплачиваться по обязательствам "Импульс-Элбит" бюджетными деньгами.

Кто за столь талантливую "планово-экономическую" деятельность получил солидные "откаты" - история умалчивает.

На белом катере...

Наш герой прямого участия в реализации этого японского проекта уже не принимал (довольствуясь ролью идейного вдохновителя), уйдя в 1991 году на повышение в КБ "Радуга", а затем став замом по финансовой части директора НПО "Красная Заря" (старейшего российского предприятия по производству АТС). Судя по всему, карьерному росту Антонова на данном этапе способствовал директор "Импульса" Б. Михайлов, поскольку все эти высокотехнологичные по российским меркам предприятия были одного поля ягоды, интегрированы в одну систему. Кстати, не так давно их и объединили в один холдинг. Лишнее тому подтверждение: сегодня вице-губернатор Антонов всячески ограждает своего бывшего патрона Михайлова от "посягательств" отделения Пенсионного фонда по Санкт-Петербургу, которому НПО "Импульс" задолжало 21 млн рублей. Впрочем, Антонов, судя по всему, не столько о дружбе печется, сколько о себе беспокоится, так как глава питерского филиала Пенсионного фонда Андреев пытается возбудить процедуру банкротства и ввести на "Импульсе" внешнее управление, которое может вскрыть все темные делишки прошлых лет...

Сколько бюджетных средств и инвестиций было затрачено на подъем и конверсию "Радуги" и "Красной Зари" в бытность Антонова их финансовым распорядителем - история также умалчивает. Любопытно, что французская компания Alcatel в 1990 г. создала в Петербурге предприятие по сборке цифровых АТС "ЛенБелл Телефон". Партнером с российской стороны выступило НПО "Красная Заря", которое, правда, не смогло оплатить своей 60-процентной доли уставного капитала. Год спустя место "Красной Зари" заняло АО "Интелтех" и история с отсутствием средств снова повторилась. В итоге все затраты взял на себя Alcаtel, и западной стороне отошел 91% "ЛенБелла". А в 1990 году итальянская компания Italtel создала с петербургской "Красной Зарей" СП "Телезаря" для выпуска цифровых АТС, причем, как и в случае с "ЛенБеллом", российская сторона получила 60% акций. В 1992 году "Красная Заря" снова проявила неплатежеспособность, и 100% акций "Телезари" перешло в руки Italtel. "Телезаря" так и не выпустила ни одной АТС, хотя существует до сих пор, занимаясь монтажом оборудования Italtel и пусконаладочными работами. Вот, собственно, и все инвестиционные "подвиги" Юрия Антонова того периода.

Но хроническая убыточность, вечные долги по зарплате, производственная безысходность на вверенных предприятиях не помешали Антонову расти дальше и возглавить НИИ точной механики (НИИ ТМ). Это научное учреждение, некогда прославившееся разработкой системы управления для первых советских спутников, при Антонове пробавлялось заказами на внедрение автоматизированных систем управления в метрополитенах (специалисты НИИ ТМ по дешевке мужественно налаживали метро в Индии и других третьих странах). Да еще НИИ ТМ стал инициатором проведения в Санкт-Петербурге в течение трех лет водной "Формулы-1". В первый год на организацию этих престижных и дорогостоящих соревнований НИИ ТМ потратил 170 тыс. долларов, затем бюджет водно-моторных гонок был засекречен, благо былая принадлежность к ВПК позволяла это сделать с легкостью. Если верить "Российской газете", директору НИИ ТМ хватило средств и на приобретение мощного глиссера, на котором он затем рассекал воды Ладожского озера на пару с авторитетным питерским бизнесменом Владимиром Барсуковым. Впрочем, это мог быть и "подарок" фирмы "Меркурий", которая на базе НИИ ТМ организовала свой сервисный центр и наладила торговлю весьма недешевыми лодочными моторами (от 4 тыс. долларов до 16 тыс. долларов за штуку). Во всяком случае в питерском филиале ГИМС никаких маломерных судов на фамилию Антонов на сегодняшний день не зарегистрировано.

Через пять лет правления в НИИ ТМ и гоночных забав Юрий Антонов въехал в Смольный, что называется, на белом катере...

По "японскому сценарию"

Вступив в должность вице-губернатора в 1997 году, Антонов взял на себя функциональные обязанности по смягчению сурового инвестиционного климата в северной столице. Кстати, эту должность инвестиционного куратора придумали специально для Антонова, раньше ее не существовало в губернаторской администрации. Напомним, что при Собчаке за инвестиционную политику в городе отвечал так называемый "Комитет по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга", который возглавлял Владимир Путин.

Многие гадали, почему именно Антонову доверили столь ответственный фронт работ. Но разгадка не заставила себя долго ждать.

Сколько инвестиционных потоков прошло через руки Юрия Антонова, пока его в 1998 году не перебросили курировать транспорт, связь и энергетику, точно никто не знал. Скандал разразился только в 1999 году. Тревогу забил Внешэкономбанк.

Выяснилось, что десять петербургских предприятий пользовались средствами, полученными под гарантии Российской Федерации, и общая сумма кредитов, по сообщению газеты "Деловой Петербург", составила 450 млн долларов (!).

Но возвращать полученные под гарантии государства кредиты в Петербурге, судя по всему, никто и не собирался. По словам заместителя председателя Внешэкономбанка Вадима Левина, из кредитов, выданных перербургским предприятиям, нормально обслуживался лишь один - кредит "Водоканалу". С остальными кредитополучателями банк вынужден был начать судебные разбирательства. Среди неаккуратных дебиторов - АО "Ижорские заводы", АО "Балтийское морское пароходство" (БМП), АО "Оптика". Но процедура взыскания долгов через суд в целом оказалась неэффективной. Например, с БМП и с "Оптикой" дело движется к банкротству. Однако в случае банкротства должника с государственными кредитами внешние управляющие обычно рассчитываются не раньше чем в пятую очередь. Другими словами - никогда. Кроме того, стоимость поставленного по связанному кредиту оборудования обычно завышалась: иностранный поставщик в этом был заинтересован, а российский получатель почему-то не возражал.

Словом, сотни миллионов долларов инвестиций в Петербурге расходовались по "японскому сценарию", который был опробован еще в НПО "Импульс", словно этот процесс управлялся из единого мозгового центра. Уж не был ли этим "мозговым центром" сам вице-губернатор Антонов, курируя инвестиционные потоки в губернаторской администрации? Впрочем, для этого Антонову достаточно было не контролировать ситуацию, то есть просто ничего не делать. А возможно, вице-губернатор счел себя ответственным лишь за приток инвестиций и кредитов в город, но не за их отдачу и возврат.

Как бы там ни было, но можно определенно говорить, что западные кредиты в Санкт-Петербурге, взятые еще при Путине в начале 90-х, были бездарно потрачены при Антонове. Выходит, Антонов своим попустительством попросту подводит нашего президента!

Требуется работа над ошибками

Впрочем, стоит ли искать крайнего в этой ситуации? Деньги потрачены, их уже не вернешь. Непонятно только одно, почему никакой ответственности, хотя бы моральной, не несут конкретные люди, которые как ни в чем не бывало продолжают распоряжаться инвестиционными потоками в Санкт-Петербурге. Ведь у каждого безобразия всегда есть имя и фамилия.