Индульгенция за $35 миллионов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Индульгенция за $35 миллионов Владимир Гусинский снова нужен «Газпрому»

Владимира Гусинского появился шанс стать полноценным израильским медиа-магнатом и одновременно вернуть расположение своего главного кредитора – «Газпрома». Такая счастливая возможность представилась опальному российскому медиа-магнату благодаря событиям, разворачивающимся в последнее время на израильском рынке СМИ, где Гусинский и сейчас играет отнюдь не последнюю роль.

В конце минувшего года в израильской деловой прессе появились сообщения о том, что Владимир Гусинский вместе с американским миллиардером Рональдом Лаудером участвуют в переговорах о приобретении каждым из них по 25-процентному пакету акций телекомпании Israel 10. 
Заклятые друзья
Само по себе сотрудничество Лаудера и Гусинского весьма примечательно.
Не секрет, что эти бизнесмены, являющиеся едва ли не самыми крупными стратегическими иностранными инвесторами на израильском медиа-рынке, довольно жестко конкурируют друг с другом. Развернувшаяся в марте 1998-го борьба за 25-процентный пакет акций холдинга Maariv, когда Гусинский победил Лаудера, предложившего гораздо большую цену, стала уже притчей во языцех. Многие израильтяне до сих пор считают, что во многом из-за мааривовского поражения Лаудера его друг Беньямин Нетаньяху в 1999-м проиграл пост премьера Эхуду Бараку, которого, по некоторым сведениям, поддерживал Гусинский.
Соперничают Лаудер и Гусинский и во Всемирном еврейском конгрессе, в котором оба являются вице-президентами и вроде бы не прочь побороться за президентский титул. Благо успешность бизнеса (чем по большому счету не может похвастаться ни тот, ни другой) вовсе не является необходимым условием избрания на этот пост.
Впрочем, в октябре 1999-го Гусинский и Лаудер все же стали партнерами. Тогда не «равноудаленный» еще владелец «Медиа-Моста» за $6 млн приобрел 12,45% акций в лаудеровской компании Central European Media Enterprises (CME).
Едва ли Гусинского привлекли высокая капитализация или баснословные дивиденды, выплачиваемые акционерам CME. На тот момент компания не могла похвастаться ни тем, ни другим, хотя в 1998-м ее обороты достигали $600 млн. Из-за конфликта с руководством чешской TV-Nova, которая изначально являлась одним из основных европейских медиа-активов Лаудера, CME потеряла не только крайне важный для нее чешский рынок, но и столь заманчивого инвестора, как SBS Broadcasting System. Ведь в марте 1999-го SBS собиралась купить CME за $615 млн.
В результате вместо SBS Лаудеру пришлось довольствоваться «Медиа-Мостом», оценившим его компанию почти в 10 раз дешевле. Зато Гусинскому самый крупный миноритарный пакет в CME позволял вторгнуться на кухню конкурента и по возможности максимально осложнить ему жизнь в дальнейшем.
Израиль плюс…
Впрочем, было бы наивно полагать, что проблемы далеко не самой крупной израильской телекомпании и собственные жизненные невзгоды могли примирить этих антагонистов. 
Собственно говоря, консультации с Лаудером основной акционер Israel 10 Йосеф Майман, начал еще в марте 2002-го. Гусинский тогда был поглощен другим медиа-проектом – вместе со своим израильским партнером Цви Хейфецом он пытался отобрать у главы Africa-Israel Льва Леваева контроль над русскоязычным телеканалом Israel Plus.
Этот телеканал, сотрудничающий с российскими государственными телекомпаниями, обещал стать довольно успешным проектом. Не случайно рейтинг его первых эфиров составил 4,8%, в то время как у Israel 10 он даже в лучшие времена не превышал 3,3%.
Правда, по результатам трех месяцев работы в 2002 году Israel Plus показал убытки на 20 млн шекелей (около $5 млн). Примерно на том же уровне они, по прогнозам экспертов, останутся и в наступившем году. У Maariv – главного на сегодняшний день израильского актива Гусинского – финансовая ситуация ненамного лучше. В 2002 году объем продаж этого медиа-холдинга сократился на 11%. А чистые убытки, только по данным третьего квартала, превысили 22,6 млн шекелей. Инвесторов не могут не настораживать и очень непростые отношения основных акционеров Maariv Яакова и Офера Нимроди с израильской Фемидой. Капитализация концерна уменьшилась втрое, с тех пор как Гусинский стал совладельцем Maariv. Впрочем, оставаясь миноритарным акционером с 27-процентным пакетом, он не мог особо влиять на ситуацию.
В Israel Plus у Гусинского был шанс аккумулировать до 45%, став крупнейшим акционером этой телекомпании. Однако в середине ноября 2002 года верховный суд Израиля обязал Гусинского и Хейфеца перепродать купленные ими акции Israel Plus Леваеву (фактически превратив того в основного владельца) во исполнение так называемого «права первого выбора». (Аналогичная норма действует в российских закрытых акционерных обществах, когда акционер не может продать имеющиеся у него акции на сторону, не предложив их другим партнерам.)
Наверное, именно тогда Владимир Гусинский с его опытом создания крупнейших частных телеканалов в России и неразделенной любовью к израильскому телевидению и обратил на себя внимание Йосефа Маймана, озабоченного поисками инвесторов для своей телекомпании. И хотя финансовое положение Israel 10 ненамного лучше, чем у Maariv (в начале лета израильское министерство коммуникаций собиралось даже отключить этот канал от эфира из-за убытков, превысивших $9 млн), и речь вновь идет о 25-процентном пакете, по мнению близких к Гусинскому источников, есть основания предполагать, что он примет предложение Маймана.
Во-первых, в изменившейся политической ситуации сотрудничество с Лаудером, близким как к Нетаньяху (являющегося наиболее вероятным кандидатом на пост израильского премьера в будущем), так и к руководству правящей республиканской партии США, сулит гораздо больше выгод, нежели соперничество с ним. А во-вторых, как это ни покажется странным на первый взгляд, появление такого партнера, как Майман, способно повлиять на взаимоотношения Гусинского с «Газпромом», да и вообще с российскими властями.
Телемост с Ашгабадом
Дело в том, что Israel 10 едва ли не единственный сугубо израильский и уж точно далеко не самый крупный проект Йосефа Маймана. Родившийся в Германии, выросший в Перу, а после репатриации в Израиль успевший некоторое время проработать на Моссад, Майман имеет интересы по всему миру, начиная от Китая и заканчивая Венесуэлой. Причем основные деньги созданная Майманом Merhav group зарабатывает главным образом на организации переработки и транспортировки энергоносителей. 
В частности, именно Майману принадлежит идея строительства транскаспийского газопровода из Туркмении в Турцию, серьезно осложнившая «Газпрому» запуск его «Голубого потока».
Сейчас, правда, руководство Туркменистана о транскаспийском газопроводе уже не вспоминает, озаботившись поставками газа в Афганистан и Пакистан. Однако Майман вряд ли утратил пожалованное президентским указом туркменское гражданство и статус специального посланника по вопросам, связанным с экспортом энергоносителей. 
Вообще об отношении Вождя всех туркмен к Йосефу Майману ходят легенды. На приеме, посвященном 10-летию независимости Туркменистана, Сапармурат Ниязов чуть ли не на весь зал не слишком политкорректно вопрошал: «Где мой еврей? Где мой еврей?»
Ясно, что доступ к Майману, обладающему такими связями, дорогого стоит. Особенно в свете кризиса во взаимоотношениях между Москвой и Ашгабадом, заметно усугубившегося после покушения на Ниязова.
Вечером – в газете, утром – в эфире
Понятно, что Майман зависит от Гусинского только в одном локальном и отнюдь не самом крупном проекте. Причем дело не столько в деньгах (для Merhav, оперирующей миллиардными контрактами в Туркмении и Египте, $70 млн, необходимые для реанимации Israel 10, едва ли являются неподъемной суммой), сколько в опыте. Для Маймана это первые инвестиции в масс-медиа. А Гусинский, что бы там ни говорили его недоброжелатели, все же создал первую в России частную телекомпанию федерального уровня. 
В Израиле основателя НТВ никто «равноудалять» не собирается. Эффективность его инвестиций в Israel 10 в значительной степени зависит от его собственного профессионализма и финансового чутья. Причем в случае успеха он автоматически попадает в «ближний круг» Маймана, для которого возрождение Israel 10 стало делом чести и даже карьеры. В приватных беседах Майман неоднократно говорил о своем желании возглавить израильский минфин, а на такие посты в цивилизованных странах неудачливых бизнесменов не назначают.
По закону в течение двух лет после заключения сделки Гусинский должен будет продать принадлежащие ему акции Maariv, поскольку этот холдинг через свои дочерние компании является одним из акционеров Channel 2, конкурирующего с Israel 10. Однако Гусинский и Хейфец уже сейчас начали искать покупателя на 27-процентный пакет, надеясь выручить за него не менее $110 млн, то есть в пять раз больше рыночной стоимости. В конце декабря Цви Хейфец продал принадлежащие лично ему 1,09% акций холдинга за $2 млн, что в 2,4 раза превышает их рыночную котировку и делает планы Гусинского не столь уж несбыточными."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации