Инсайдерские игры с ГКО честь экс-замглавы ЦБ не порочат

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Инсайдерские игры с ГКО честь экс-замглавы ЦБ не порочат

Сергей Алексашенко не смог засудить бывшего советника президента Илларионова

Оригинал этого материала
© Известия.Ру, origindate::13.02.2013, Суд не нашел оскорбления в словах экс-советника Путина об инсайде в ЦБ, Фото: "Коммерсант"

Гайдар Батырханов

Compromat.Ru

Сергей Алексашенко

Таганский районный суд Москвы оставил без удовлетворения иск бывшего первого замглавы Центробанка Сергея Алексашенко, требовавшего взыскать 1 млн рублей c экс-советника президента России Андрея Илларионова за слова о том, что банкир торговал ГКО в своих интересах перед кризисом 1998 года.

— Исковое заявление Сергея Алексашенко оставлено без удовлетворения, — рассказала «Известиям» пресс-секретарь суда Ксения Ляпина.

Истец счел порочащей информацию, которую Илларионов обнародовал в интервью газете «Комсомольская правда» от 9 февраля 2012 года. Речь шла о том, что якобы Сергей Алексашенко, используя инсайдерскую информацию, играл на фондовой бирже в своих интересах. Алексашенко в тот момент занимал пост первого замглавы ЦБ.

— Истец Сергей Алексашенко просит признать сведения, распространенные Андреем Илларионовым, не соответствующими действительности и порочащими его честь и достоинство, — сообщила тогда Ксения Ляпина.

Заявитель просил суд обязать Илларионова опровергнуть в 10-дневный срок фразу «совершенно ненормально, когда на рынке ГКО играли Гайдар, Алексашенко, Кох и другие инсайдеры — лица, работавшие непосредственно во власти и с властью».

В качестве возмещения морального вреда Алексашенко требовал взыскать 1 млн рублей с бывшего советника Владимира Путина. Исковые требования к газете были на порядок скромнее — 100 тыс. рублей.

Между тем уголовная ответственность за инсайдерскую деятельность в России впервые была введена только в 2009 году.


***

Илларионов: "Совершенно ненормально, когда на рынке ГКО играли Гайдар, Алексашенко, Кох и другие инсайдеры — лица, работавшие непосредственно во власти и с властью"

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::09.02.2012, Андрей Илларионов: "Реформы 90-х в России провели во благо номенклатуры!". Часть 2-я

Евгений Черных

[…]

Спасали не страну — свои карманы

Корр.— Указ Ельцина о залоговых аукционах тоже, помнится, появился в августе. 95-го. А в «черном» августе 98-го и вовсе грянул дефолт. Страх перед дефолтом с тех пор в крови россиян. Боялись его осенью 2008-го, сейчас опять всерьез опасаются в связи с ожидаемой второй волной кризиса. Вы, помнится, единственный из команды реформаторов публично заявили тогда о грядущей неминуемой катастрофе. [...]

Илларионов. — [...] Возможность кровавых столкновений в результате экономических катаклизмом для меня была наиболее важным фактором, заставившим меня публично говорить о неизбежности девальвации.

— А власть перед этим предупреждали?

— Неоднократно. Я предупреждал практически всех, с кем мог встретиться. Минфин, администрацию президента, Чубайса, который тогда был спецпредставителем президента по связям с международными финансовыми организациями. Говорил Чубайсу, что он должен быть заинтересован более, чем кто-либо другой, чтобы избежать политического катаклизма. Предупреждал Гайдара, Кириенко — тогдашнего премьер-министра. Но результатом стало то, что совершенно случайно на одной из встреч знакомый банкир, в банке которого руководство администрации президента и правительства Российской Федерации держало свои депозиты, спросил меня: вы не знаете, что происходит? Почему они поменяли свои депозиты из рублевых в долларовые? И назвал фамилии тех людей, с кем я за две недели до того говорил о неизбежности девальвации и необходимости осуществления шагов по спасению страны.

[…] Они занимались только одним — спасением своих личных средств, набиванием собственных карманов. Тогда я прекратил частные разговоры и стал говорить об этом публично. Эту огласку потом ставил мне в вину Чубайс. Но я считал молчание предательством по отношению к десяткам миллионов российских граждан, которых власти попросту обманывали.

— И как отреагировала власть на ваши заявления?

— Попытались дискредитировать. 2 августа 98-го руководитель Центробанка Дубинин проводил пресс-конференцию в правительственном Белом доме. Пришло около 300 журналистов. Дубинин говорил, что все под контролем, девальвации не будет. Его спросили о прогнозах Илларионова. Дубинин ответил, что он, мол, пытается специально обрушить рубль, чтобы его жена на чикагской бирже заработала на падающем рубле. Это была ложь. Много лет спустя Ирина Ясина, работавшая тогда руководителем пресс-службы Центробанка, призналась, что эта история была придумана ею на встрече с Дубининым, его первым замом Алексашенко и высокопоставленным сотрудником Центробанка Киселевым. Якобы в виде шутки. Когда же Ирина услышала, что Дубинин повторил эту якобы шутку на полном серьезе журналистам, у нее не хватило смелости тут же дезавуировать ее. [...]

— А может, все дело в том, что многие крупные чиновники сами играли в эти игры и зарабатывали деньги. Ловили рыбку в мутной воде.

— Это отдельный срез. На рынке ГКО были коммерческие банки, инвестиционные компании, российские и зарубежные инвесторы, частные лица. Это нормально. Но совершенно ненормально, когда на рынке ГКО играли Гайдар, Алексашенко, Кох и другие инсайдеры — лица, работавшие непосредственно во власти и с властью. Эти лица непосредственно создавали валютный коридор, в ежедневном режиме получали информацию о том, какова потребность страны в заемных ресурсах, сколько Минфин собирается погашать, получить, каково соотношение средств, какие ожидаются проценты, каков горизонт планирования этих операций. Это чистый, стопроцентный инсайд.

— Но инсайд в те годы не был уголовным преступлением в России.

— Да, не был. Поэтому тот же господин Алексашенко может спокойно теперь заявлять: да, был первым заместителем руководителя Центробанка, сам создавал этот рынок ГКО, в ежесекундном режиме следил за тем, что происходит на аукционах по ГКО, но я имел право участвовать в покупках этих ГКО. По юридическим правилам 1996-1998 года имел. Но, на мой взгляд, есть еще и нечто другое — моральное понимание, что может и что не может делать чиновник, руководящий этим процессом.

Бессребренник на миллион

— Бог ему судья, этому Алексашенко. Но ведь Гайдар в ту пору не был у власти!

— Гайдар был высокопоставленным правительственным экспертом, принимал активное участие во многих совещаниях в правительстве и администрации президента. Именно Гайдар в июне 1998 г просил меня не делать публичных заявлений о грядущем неминуемом дефолте. Позже выяснилось, что Егор Гайдар вложил в рынок ГКО примерно 1 млн. долларов. Согласитесь, для человека, который никогда не работал в бизнесе, это немаленькие средства.

— Развеиваете вы популярный миф о бессребренике Гайдаре, Андрей Николаевич. А ведь это икона реформаторов. Когда им пеняют на всякие «прихватизации», они обычно кивают на бескорыстного Егора Тимуровича.

— У Егора Тимуровича и Анатолия Борисовича были все возможности, чтобы документально опровергнуть эту информацию и защитить свою репутацию. Однако ни на одно приглашение прийти в Комиссию Совета Федерации по расследованию кризиса они не ответили. Из всех государственных чиновников и экспертов, которых эта комиссия приглашала, они оказались единственными, кто туда не пришел. Со времени дефолта и до своей кончины в 2009 году у Егора Тимуровича было более 11 лет, чтобы дезавуировать информацию о его инвестициях в миллион долларов на рынке ГКО. Этого сделано не было. Впрочем, это не поздно сделать и сейчас его близким, Чубайсу, Алексашенко, Коху. Если таких инвестиций в ГКО не было, если Счетная палата и комиссия Совета Федерация их безосновательно оклеветали, то это можно опровергнуть. Увы, ни Гайдар, ни его коллеги ни разу даже не пытались.

Жаль, что расследование кризиса 1998 года осталось незавершенным. Многое в нашей сегодняшней жизни упирается в том числе в нерасследованность ошибок, а, возможно, и преступлений, совершенных тогда. Если бы это было сделано в свое время, то климат в нашей стране — и моральный, и политический — был бы гораздо здоровее. Кроме того, говоря о моральном облике «бессребреников», думаю, не следует забывать о миллионах наших соотечественников, ограбленных во время дефолта. […]


***

Не играл, не продавал, не получал

Иск Алексашенко к Илларионову

Оригинал этого материала
© aillarionov, origindate::18.01.2013, Дело в Таганском суде

Некоторые читатели уже обращали внимание на декабрьскую заметку в газете «Известия». Собственно говоря, именно из нее я и узнал о предъявляемом мне иске.

Теперь, когда получены официальные документы, а также состоялись две предварительные встречи в суде, интересы истца, кажется, немного прояснились. [...]

С.Алексашенко направил в суд 5 документов:

— «Исковое заявление о защите чести и достоинства»;

— «Ходатайство об устранении недостатков искового заявления, во исполнение определения от origindate::02.11.2012 об оставлении искового заявления без движения»;

— «Заявление об уточнении исковых требований»;

— «Письменные объяснения»;

— «Заявление специалиста в области лингвистического исследования».

В «Исковом заявлении», в частности, говорится:

«Порочащими и не соответствующими действительности С.Алексашенко считает сведения, содержащиеся в следующих фразах:

— “но совершенно ненормально, когда на рынке ГКО играли ... Алексашенко... и другие инсайдеры — лица работающие непосредственно во власти и с властью. Эти лица непосредственно создавали валютный коридор, в ежедневном режиме получали информацию о том, какова потребность страны в заемных ресурсах, сколько Минфин собирается погашать, получить, каково соотношение средств, какие ожидаются проценты, каков горизонт планирования этих операций. Это чистый, стопроцентный инсайд”;

— “Но инсайд в те годы не был уголовным преступлением в России. — Да, не был. Поэтому тот же господин Алексашенко может спокойно заявлять: да, был первым заместителем руководителя Центробанка, сам создавал этот рынок ГКО, в ежесекундном режиме следил за тем, что происходит на аукционах по ГКО...”.

Из указанных высказываний следует, что Истец на протяжении 1996-1998 гг. играл, то есть совершал регулярные операции по покупке и продаже государственных ценных бумаг на рынке ГКО злоупотребляя должностными полномочиями, используя инсайдерскую информацию, то есть закрытую для других участников рынка.

Указание на осуществление Истцом, являющимся первым заместителем председателя Центрального банка Российской Федерации, биржевой игры на рынке ГКО с использованием инсайдерской информации, означает, что Истец, преследуя собственные интересы, используя свое служебное положение, совершал указанные действия.

В связи с вышеизложенным, указанное высказывание является порочащим, так как имеет негативную смысловую направленность, и содержит информацию о совершении Истцом неэтичных действий, о совершении нечестного поступка.

Данные сведения являются ложными, порочат деловую репутацию, честь и достоинтво Истца».

В «Письменных объяснениях» содержится, в частности, такой текст:

«Играть на бирже — заниматься биржевой игрой, заниматься биржевыми спекуляциями (указаны словари русского языка под ред. С.А.Кузнецова и под ред. Д.Н.Ушакова).

Аналогичное значение фразеологического сочетания «играть на бирже» приведено в толковом словаре Дмитриева:

“Если кто-либо играет на бирже, значит, он получает доходы от разницы между покупкой и продажей ценных бумаг, акций”.

Таким образом, «играть на бирже» значит заниматься покупкой и продажей ценных бумаг с целью получения прибыли.

«Играть на рынке ГКО» значит заниматься покупкой и продажей государственных краткосрочных облигаций с целью получения прибыли.

Таким образом, во фразе «— на рынке ГКО играли ...Алексашенко... и другие инсайдеры... Алексашенко может спокойно заявлять: да, был первым заместителем руководителя Центробанка, сам создавал этот рынок ГКО, в ежесекундном режиме следил за тем, что происходит на аукционах по ГКО...» автор утверждает о том, что Алексашенко С.В. занимался покупкой и продажей ГКО с целью получения прибыли, хотя и работал во власти, вследствие чего имел доступ к конфиденциальной информации.

Данные утверждения Ответчика 2 не соответствуют действительности. А именно Алексашенко С.В. не играл на рынке ГКО и не продавал ГКО, используя при этом свое служебное положение в корыстных целях, и соответственно не получал денежных средств от такой деятельности». […]


***

Оригинал этого материала
© aillarionov, origindate::01.02.2013, Фото: "Радио Свобода"

Кто подрывает репутацию Алексашенко?

Compromat.Ru

Андрей Илларионов

[...] О том, что С.Алексашенко «играл на рынке ГКО», говорил бывший Генеральный прокурор Ю.Скуратов. Член Совета Федерации А.Суриков называл его «крупнейшим участником рынка ГКО» (http://council.gov.ru/files/sessionsf/report/20070404165957.DOC). «Активное участие» С.Алексашенко «в осуществлении операций на рынке государственных ценных бумаг» подчеркивалось в заключении Временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин дефолта 1998 г.

Были ли эти сведения заведомо ложными?

Если сведения об участии С.Алексашенко в операциях на рынке ГКО, по мнению С.Алексашенко, являлись заведомо ложными, то ко всем указанным лицам С.Алексашенко следовало бы предъявить иски о клевете. Чего он, правда, не сделал. Почему? Может быть, потому, что тогда аналогичный иск о клевете С.Алексашенко должен был бы предъявить и еще одному участнику этой клеветнической кампании, блогеру по имени saleksashenko, распространявшему, в частности, такие «порочащие» С.Алексашенко сведения:

«На одном моменте всё же остановлюсь. А именно на том, что «Гайдар, Чубайс, Алексашенко... участвовали личными деньгами на рынке ГКО». Во-первых, обратите, внимание, ЛИЧНЫМИ деньгами. Не знаю как других, а меня все существующие налоговые органы протрясли после 98-го на предмет проверки моих доходов. Ни копейки не начислили... Во-вторых, инвестиции в ГКО ни для кого не были запрещены. Физические лица имели право покупать и продавать ГКО»;

«3) это не запрещалось законом, в отличие от валютных сделок, 4) тяжело оказывать ущерб репутации, я, вообще, считал и считаю, что ПОКУПКИ госбумаг чиновниками (а не ТОРГОВЛЯ НА РЫНКЕ) не является нарушением чего-либо, включая этические нормы»;

«Я купил ГКО зимой-весной 98-го. И вышел из него вместе со всеми после реструктуризации».

Но если иски к гг. Скуратову, Сурикову, членам Совета Федерации, следователям МВД С.Алексашенко не предъявлял, то, следовательно, он не считает распространявшиеся ими сведения заведомо ложными, а лиц, их распространявшими, — клеветниками. Тогда получается, что утверждения гг. Скуратова, Сурикова, следователей МВД, блогера saleksashenko об участии С.Алексашенко в покупках ГКО, игре на рынке ГКО, по мнению С.Алексашенко, не являлись заведомо ложными.

Тогда у С.Алексашенко обнаруживается изумительный двойной подход к одним и тем же словам. Когда о его игре на рынке ГКО говорят гг. Скуратов, Суриков, блогер saleksashenko, он не считает это распространением заведомо ложных и порочащих его сведений. Когда же эти слова воспроизводятся автором данных строк, то С.Алексашенко меняется на глазах: «Он утверждает вещи, которых не было... Ну, значит, это неправда... Я считаю, что я не играл на рынке ГКО...» [...]


***

Делягин:
"Попробуйте сейчас Алексашенко вспомнить дефолт. Да вы с ног до головы будете в фекалиях"

Оригинал этого материала
© "Радио КП", origindate::14.08.2012, В августе дефолта не будет. Он будет позже, Фото: "Коммерсант"

Compromat.Ru

Сергей Алексашенко (слева) и Михаил Делягин

В прямом эфире радио КП доктор экономических наук Михаил Делягин вместе с обозревателем «Комсомолки» Евгением Черныхом [...]

Делягин:
[...] Сначала ГКО обращались на внешнем рынке. Причем иностранцы покупали ГКО под умеренную доходность — 12, 15, может быть, 20%. Но им продавал не Минфин, а агенты Минфина. Агенты Минфина получали это от Минфина под совершенно безумную доходность, там чуть ли не 200% годовых. Потом ГКО были переведены на внутренний рынок. Это разрыв в процентных ставках, безумная маржа исчезла, и на ней уже нельзя было зарабатывать безумные деньги. Но был просто другой механизм. Когда КГО покупает олигархический банк, то он покупает ГКО на деньги бюджета. Эту финансовую пирамиду, в общем, строили на деньги бюджета под вопли о том, что в бюджете денег нет.

Черных:
— И в этой игре участвовали и Алексашенко, и Гайдар, те самые люди, которые диктовали эти правила, и сами в них участвовали?

Делягин:
— Алексашенко с таким пафосом… Есть люди, которые просто молчат. Я их понимаю. Потому что это не уголовное преступление по тогдашним законам. Что называется, не пойман — не вор. Вам повезло. Срок давности прошел. Пока это не будет признано преступлением против человечества, вы в безопасности. Вы никого не убивали руками. Вы создавали ситуацию, в которой люди умирали от голода. Но вы лично пока чистые. И я просто знаю людей, которые в этом участвовали не хуже Алексашенко, но они ведут себя скромно.

Черных:
— На Болотных и т.д. не выступают, рубахи не рвут.

Делягин:
— На Болотных человек имеет право выступать. Гражданин Российской Федерации имеет право высказывать свою точку зрения. Но когда Алексашенко предъявляет претензии, он лезет в бутылку и начинает с пеной у рта вещать вещи совершенно чудовищные.

Например, «я платил все налоги». Знаете, это звучит примерно так. Должен ли коммунист платить партвзносы с взяток? Должен, если это честный коммунист. Должен ли взяточник платить налоги с взяток? Да, если ты честный человек. Должен ли государственный чиновник платить налоги с доходов, полученных в результате злоупотреблений? Да, если ты честный государственный чиновник.

Второе. «Знаете, меня никто не обвинил в том, что конфликт интересов был». Я знаю людей, которые до сих пор каются в преступлениях, которые были ими совершены, в том числе по неосторожности, просто потому, что… Им никто обвинения не предъявлял, так получилось. То есть человек расписывается в том, что совести у него нет. Но самое главное, что у нас инсайдерская торговля стала преступлением года полтора назад. А до этого она преступлением не была. И люди, которые создавали фондовый рынок, вполне осознанно не вносили эту статью в Уголовный кодекс, зная, что они создадут чудовищный преступный фондовый рынок. Алексашенко был на ключевых позициях. В дефолт он был первый зам. председателя Центрального банка. И он участвовал в принятии решения по дефолту. Принимало участие 7 человек. Почему-то в официальных источниках упоминается только 6 человек: Гайдар, Дубинин, Алексашенко, Задорнов, Кириенко и Чубайс. И эти люди принимали решение непосредственно. Причем они, в общем-то, довели дело до катастрофы. [...] Попробуйте сейчас Алексашенко вспомнить дефолт. Да вы с ног до головы будете в фекалиях. Попробуйте Чубайсу что-нибудь вспомнить. В одной камере с Квачковым завтра будете сидеть. Попробуйте что-нибудь сказать про Гайдара. Набегут толпы народа, скажут: это святой, о покойных либо хорошо, либо ничего. [...]