Интеллект

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

Интеллект, уровень образованности и особенности мышления

О МЕТОДАХ УПРАВЛЕНИЯ:

Л.: “Все должны раздеться и начинать работать, как говорят в народе.” (60).

Л.: "Извините за нескромность, но Ельцин со мной на корте не справляется. Коржаков не справляется. Лужков проиграл три раза. В последний раз с Лужковым мы играли на 5 тысяч тонн сливочного масла". (11).

Л.: “По стране более 5 тысяч тонн масла, которое мы не можем продать...Надо будет ехать опять к Лужкову в теннис играть на тысячу или 5 тысяч тонн масла. Вот ты и поедешь играть, у меня пока нога больная!” (57).

О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ:

Л.: "Поверьте, что сегодня на московских каналах сидит обычное жулье, 100-процентное жулье".

"И, вы знаете, я вам скажу откровенно, если б у меня журналист или политик подобным образом начал кричать, я б ему вырвал язык изо рта".

"Я с жуликами, в том числе и с Россией, акционироваться не буду". (11).

О НАТО:

Л.: “Этот чудовищный монстр подползает с запада к нашей синеглазой Беларуси” (34, стр.270).

О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯХ:

Л.: “Их надо стряхнуть, как вшивых блох!” (34, стр.270).

ОСОБЕННОСТИ МЫШЛЕНИЯ:

Александр Федута:

“В целом мир в восприятии Лукашенко чрезвычайно прост. Он биполярен: “свои” и “чужие”. “союзники” и “враги”, “честные журналисты” и “нечестные журналисты”, “преданные делу” и “предатели”. Этот мир окрашен в черно-белые тона.” (34, стр.271).

Л.: “Мы их сотнями, тысячами ловим на границе, из афро-азиатского региона. С наркотой идут, черт знает с чем. И я иногда думаю: зачем это мне нужно? Я завтра открою два метра границы и эту толпу туда запущу. И они меня еще тут долбают за что-то! За что?!... У нас сегодня 150-160 тысяч находится на территории, готовых проникнуть на Запад... Мы же поставили заслон на западной границе всем немцам, полякам и так далее. Дайте деньги, помогите. Потому что как только мы здесь уберем границу - хана вам будет”. (80).

Л.: “Вы бы посмотрели, как Олбрайт и другие пытались, этого Клинтона за полы тянули, чтобы он ко мне публично не подошел... Это абсурд. Даже наша плохая коммунистическая система подумать об этом не могла”. (Там же).

Экономическое мышление:

Л.: “...цены - это вещь объективная... Все должно быть сбалансировано, там перегнешь - в другом месте вылезет, вы практики, вы это знаете, вы земные люди.” (81).

Л.: “Мы слабы в политике, в военном отношении, а значит, слабы в экономике.” (82).

Л. :“У нас есть поговорка: ты нас не учи, а помоги материально!” (83).

Л.: “Мы пойдем на любые меры, кроме, конечно, варварских, чтобы экономику выдернуть из этого болота. У нас управляемая страна. У меня только по этому поводу болит голова.” (84)

Л.: “И учтите, это деньги из неприкосновенного запаса, из нашего резерва. В советские времена, чтобы придти туда с кружкой, надо было ехать на политбюро в ЦК, в Кремль. Это безопасность нашего государства. <...> Есть у президента небольшой резерв - на черный день, я его не отдам! А черный день - это безопасность нашего государства!” (81).

Л.: “Из Российской Федерации, по различным оценкам, в западные банки утекло от 200 до 600 миллиардов долларов, которые сейчас работают на западную экономику. В 1998 году Штаты объявили о профиците своего бюджета, равном 70 миллиардам. Откуда он мог возникнуть?

- Не думаете ли вы, что это российские деньги?

Л.: Деньги из воздуха не появляются. Их откуда-то забирают, и куда их кладут - там их становится больше.” (78).

 

Политическое мышление:

Л.: “Я же не прыгаю до космоса и не угрожаю Штатам из-за того, что там притесняют негров или потому что там до сих пор не отменена смертная казнь...То, что на Западе меня не любят, - это дело времени. Вы меня еще полюбите”. (78).

Л.: “Мы, политики, когда идем к власти, я бы хотел себя из этого исключить, и я потом тоже скажу, почему говорим всегда то, что, может быть, хочет услышать народ”.(72).

Александр Потупа: “Александр Лукашенко начисто лишен правового мышления - стремится в каждый момент играть по удобным лично для него правилам.” (26).

ОБРАЗОВАННОСТЬ И СПОСОБНОСТИ К АНАЛИЗУ:

Станислав Шушкевич:

“Наш президент - экономически необразованный человек, у которого есть желание власти, базирующееся на инстинктах, при отсутствии знания... Про культурную сферу даже говорить не хочется. Культура и Лукашенко - это несовместимые понятия. Никакого отношения к любой культуре, тем более к белорусской, он не имел и иметь не хочет. Сегодня в Беларуси нет и быть не может другой культуры, кроме политруковской”. (41).

Об оценке, данной Л. личности Гитлера:

“Если бы обладатель диплома профессионального историка Александр Лукашенко был несколько более образован. Он. По словам известного белорусского аналитика Юрия Дракохруста, “назвал бы вместо Гитлера - Бисмарка, и Европа рукоплескала бы.” (Александр Федута, 34, стр.275).

Л.: “А где вы видали “баркашовцев”? Я не понял. У нас такой организации не зарегистрировано. Не надо нас втягивать в разные фашистские разборки. Мы повыдергаем ноги всем тем, кто будет ходить с фашистской свастикой. Я отдал распоряжение госсекретарю Совета безопасности и правоохранительным органам, чтобы разобрались. Мы по-хорошему попросим тех юнцов, которые, возможно, этим балуются в Беларуси. Иначе я не назову, потому что фашизм в Беларуси не пройдет - это определенно. Я попрошу вас, журналистов, поаккуратнее с этими вещами. Нам абсолютно не нужно здесь нагнетание ситуации. Фашистам ноги мы повырываем. Но только вы не защищайте других фашистов. Фашизм - это крайняя форма национализма, вплоть до вооруженного. Так нас учили. Но и те, кого вы сегодня защищаете, - националисты отпетые, которые требуют забрать у России Брянскую, Смоленскую, Псковскую области и присоединить их к Беларуси, отказаться от всего русского. Я ведь знаю этих санниковых и прочих. Поэтому не стенайте, что им там кто-то что-то разбил или упал, очнулся - лужа крови. Что-то я не заметил, правда, ничего подобного. Мы разберемся. Это не в Москве. Мы не позволим фашистам по Минску разгуливать. В Беларуси почвы для фашизма нет и не будет. И те отряды самообороны, которые они грозятся создать якобы для защиты от русского фашизма, - вот тем ноги повыдергиваем, а этим головы поотворачиваем.” (84).

Л.: “Потеряем учителя - капец, будем ходить пьяными и дурными”.(34, стр.272).

Л.: “Язык может разрушить и уничтожить только дурак, я не хотел бы быть таким дураком”. (83).

“У меня какая-то часть мозга занята, какой счет?” (Там же).

Л.: “...ситуация в АПК неоднократно подвергалась анализу.<...> А возьмите на фермах эти транспортеры навозоудаления - это же горе, особенно цепные! Рвутся, ломаются, крошат, ну, сейчас соломы нет, и то хорошо. А соломы нагрузят - все порвали, все выбросили. Ходит этот пьяный слесарь по трудоемким процессам, или, как у вас он сейчас называется, по ферме, доярки за ним - все, коровы по колено в грязи! Ну, один раз подняли именем революции колхоз-совхоз, выбросили эти все подмостки, сделали сквозную дверь. Положили две рельсы или там швеллер какой-нибудь, забетонировали, и раз в две недели или в месяц, как это уже вот на Гродненщине и в других местах практикуется. Глубокая подстилка, выбросили его, и все!” (81).

Л.: “Тот скот, который у них остался, или скелеты выведут на пастбище.” (Там же).

Л.: “Никаких разглагольствований по поводу того, на какой высоте оставлять стерню, как убирать - раздельно или же прямым комбайнированием, - здесь быть не должно!”. (66).

Л.: “Он сел на комбайн. Он видит хлеб, неплохой хлеб. Но он не может поехать...Потому что у него нет топлива”. (85).

На видеозаписи заседания, цитаты из выступления на котором Л. приведены выше, в моменты, когда он говорит о простых и соответствующих его интеллектуальному уровню вещах, четко видны следующие изменения: в отличие от обычного состояния, снимается чрезмерное мышечное напряжение во всем теле, мимика становится живой, адекватной, разжимаются кулаки, пропадают рубящие движения ребром ладони, временами появляется улыбка. Подобная реакция проявляется очень часто и представляется закономерной.

САМОСОЗНАНИЕ:

Л.: “Каким был президент, таким он и остался. Принципы его действий остаются неизменны”. (60).

Там же:

Л.: “Если человек, особенно руководитель органов власти, сел на скамью подсудимых - это еще одна зарубина на сердце президента, потому что все в нашем государстве ответственны перед президентом...”

Смеяться будет тот, кому потом будет смешно!” (81).