Интервью с создателем "ГАС-Выборы"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Юрий Ломов: "К системе с непонятными целями вот уже несколько лет подключаются некие совершенно посторонние лица"

1078483002-0.jpg Про Государственную автоматизированную «Выборы» рассказывают легенды. Одни говорят, будто она в состоянии обнаружить в избирательных протоколах малейшую фальшь и не пропустить ее в центр. Другие, наоборот, утверждают, что позволяет едва ли не из Москвы приписать «нужному» кандидату необходимый процент голосов. А как на самом деле?

Чтобы получить ответы на эти вопросы, за неделю до президентских выборов я встретился с главным конструктором системы «ГАС-Выборы» доктором технических наук, заслуженным деятелем науки РФ Юрием ЛОМОВЫМ. Он 40 лет проработал на оборону страны в научных учреждениях, занимаясь конструированием высокоскоростных вычислительных машин. Автор более 30 изобретений. Созданный под его руководством всероссийский электронный счетчик явился коллективным «ноу-хау» принципиально новых идей и решений НИИ «Восход», в котором Юрий Сергеевич был заместителем директора по науке. За выдающийся вклад в науку он удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.

- Юрий Сергеевич, многие наделяют ваше детище чудотворными свойствами и просят рассказать, как оно появилось.

- После декабрьских выборов депутатов Совета Федерации и Государственной Думы 1993 года и референдума по Конституции избирательные комиссии всех уровней числом более 92 тысяч буквально утонули в бумагах. Вручную им пришлось перелопатить несколько миллионов листов документации, что потребовало немалых финансовых затрат. Конечно, не обошлось без ошибок. Стало ясно: дальше таким допотопным образом проводить выборы и вести подсчет нельзя – обработку документации нужно поручить автоматике.

С таким предложением тогдашний председатель ЦИКа Николай Рябов пришел к Б.Ельцину. Убедил. Появился указ президента от 23 августа 1994 года № 1723 о создании Государственной автоматизированной системы «Выборы». Головным разработчиком был определен наш НИИ «Восход». Первую очередь намечалось сдать в эксплуатацию к парламентским выборам 1995 г.

Центризбирком утвердил концепцию, представленную его отраслевым отделом во главе с Алексеем Коробовым. В ней много подпунктов, но главное — система должна была быть технологической, то есть соответствовать структуре избирательных участков. Данные об итогах голосования должны передаваться снизу вверх: из участковых комиссий в территориальные (ТИК), оттуда в окружные, далее в избирком субъекта Федерации и, наконец, в ЦИК.

Скептики утверждали, что мы не можем в столь сжатые сроки сконструировать совершенно новую систему, аналогов которой не было в мире. Мы должны были разработать комплексы средств автоматизации избирательных комиссий всех уровней, создать для них оригинальные программы. Затем развести по стране, включая все труднодоступные районы и «горячие» точки, установить, наладить и настроить до 7000 компьютеров, подобрать и обучить персонал.

Но самое главное — мы считали, что система должна стать не только электронным счетчиком, но и контролером правильности подсчета, причем в соответствии с законом. Так что нам пришлось идти с законодателями нога в ногу – они создавали новое избирательное право, мы переводили его в электронную форму.

Во время декабрьских выборов 1995г. введённая в строй «ГАС- Выборы» сработала, как задумывалось, и заслужила высокую оценку.

- А почему до сих пор электроника не пришла на участковые избирательные участки? Утверждают, что именно там происходит главная фальсификация итогов голосования. Да еще по дороге в теризбирком протоколы корректируются…

- Первая очередь и не предусматривала автоматизацию избирательных участков. Она должна была осуществиться в соответствии с целевой федеральной программой развития системы в 1996-2000г. По договору с ЦИКом Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО) разработало сканер избирательных бюллетеней. Эта оригинальная конструкция должна уметь считывать данные избирательных бюллетеней, определять результаты голосования, составлять протокол и передавать его в вышестоящий избирком. Было выпущено более ста образцов, которые показали неплохие результаты на выборах разного уровня, но в целом эксперимент провалился. Мы это предсказывали.

- Почему? Что вам не нравилось?

- Как главный конструктор я считал, что выбранный ФЦИ путь автоматизации практически нереализуем. Во-первых, очень дорогое удовольствие. Например, стоимость первого сканера равнялась цене «Жигулей» — примерно 6 тыс. долларов. Их установка на всех 94 тысячах избирательных участках с учетом запасных комплектов выливалась в астрономическую цифру – свыше 30 миллиардов рублей. И где взять такую армию профессионалов для обслуживания столь сложной техники?

Обновленная конструкция сканера стоит поменьше — примерно 1500 долларов, но принципиально это ничего не меняет. Ни одна, даже самая богатая страна в мире не позволит себе подобные расходы, если есть более экономичное и надежное решение. Конструкция должна быть неуязвима в смысле достоверности результатов. То есть в ней должны использоваться такие алгоритмы и технические решения, которые даже теоретически исключали бы возможность из-за внешнего вмешательства или сбоя получать любую комбинацию подсчета. К примеру, голоса Петрова приписывать Сидорову, «галочку» одной партии — другой и т.п. Новая конструкция сканера такой гарантии не дает.

Не случайно в мировой практике используются электронные методы голосования (без бумажного бюллетеня) с использованием сенсорных устройств (кнопок), электронных карточек, Интернета и т.п. При таком варианте – вся система будет проще, прозрачнее, эффективнее и значительно дешевле. И уж если проводить автоматизацию избирательных участков, то надо идти по этому пути, однако ЦИК стоит на противоположных позициях. Дорогостоящие сканеры ему милей, а они уязвимы.

- После парламентских выборов некоторые партии жаловались, что система «ГАС-Выборы» оказалась совершенно им неподконтрольной. Дескать, она полностью в руках исполнительной власти, к которой они причисляют и ЦИК

- Вопрос резонный, хотя не партийным депутатам его задавать. Именно они принимали законы, которые лишили их контроля при подсчете голосов. Приняв в 2001 году Федеральный закон о системе «Выборы» в нынешнем виде, парламентарии собственными руками создали монополию ЦИКа, которую считают вредной.

Однако «ГАС-Выборы» является не только элементом избирательного процесса, но и инструментом легитимного определения властных полномочий, а может быть и средством захвата власти. Вот почему она по определению общественная — общество является ее главным пользователем. И, конечно, через своих представителей оно должно и даже обязано контролировать ее работу. Сейчас законодатели делают это ручным способом – при помощи наблюдателей, членов комиссий с совещательным голосом и т.п. Эффективность их усилий часто близка к нулю.

Для организации общественного контроля нужна самая малость — установить комплексы средств автоматизации, например, в зале заседаний Госдумы либо в штабах партий и объединений. И пусть их представители в реальном времени наблюдают за ходом подведения итогов голосования по стране. Да они сами оплатят всю технику, если им предложить! Такой общественный контроль свел бы на нет подозрения в фальсификациях, да и саму их возможность. На всех этапах создания системы мы предлагали это, но ЦИК категорически возражал. Оно и понятно: он теряет истину в последней инстанции. К тому же опасаются, что тогда судебных разбирательств не оберешься. Как раз наоборот!

И вот представьте парадокс: Федеральная программа развития системы «ГАС-Выборы» считается выполненной, отпущенные на нее миллиарды народных рублей полностью израсходованы, а на избирательных участках все те же допотопные урны. Для меня удивительно, почему кандидаты в президенты до сих пор не поставили перед Счетной палатой и генпрокуратурой вопрос: куда ушли бюджетные деньги, предназначенные на компьютеризацию избирательных участков? Почему они не требуют их автоматизации?

Полагаю, вместо жалоб на «административный ресурс» и информационный произвол кандидатам в президенты еще не поздно потребовать установить контрольные компьютеры в своих штабах. Уверяю вас, сделать это технически несложно. Без такого общественного контроля все официальные заверения в объективности подсчета и невозможности фальсификаций будут звучать неубедительно.

- Юрий Сергеевич, значит, ЦИК показывает данные о голосовании не в реальном времени?

- Ну, что вы. «Политическая ночь», когда г-н Вешняков каждый час объявляет итоги голосования по стране — это шоу для электората. Оно идет по заранее заданному сценарию с созданием иллюзии, что всё происходит сию секунду. На самом деле поступающая в ЦИК информация доводится до избирателей на много часов позже. По логике, результаты парламентских выборов во Владивостоке надо было показать днем 7 декабря, но их начали «рассекречивать» после 20 вечера, когда закрылся последний участок в Калининграде. Все правильно, это по закону. Но как нам показывали итоги голосования? Крошечными крупицами по 2-3%, хотя у ЦИКа к тому времени уже были 100%-ные данные по Владивостоку. Зачем это дозирование? Оно и вызывало подозрение, что ЦИК с информацией просто мухлюет.

- Некоторые знатоки полагают, что Федерального центра информатизации с помощью системы можно пририсовать нужному кандидату необходимый процент голосов. Или даже «запланировать» результаты выборов, скажем, в Костроме или Новосибирске?

- В системе «Выборы» мы прокладывали рельсы, как говорится, в одном направлении – снизу вверх. ФЦИ физически не имел обратной связи по базе данных с компьютерами территориальных и окружных избирательных комиссий. Как обстоит сейчас, не знаю. Если нет блокировки от вторжения в систему территориальных компьютеров из Москвы, то это уже не «ГАС-Выборы», а что-то другое. Вообще, нынешняя система – это несколько не то, что мы создавали. Мало кто знает, что она называется «ГАС-Выборы–М», модернизированная. Чтобы не утомлять читателей техническими подробностями, скажу так: по непонятной мне причине всю «начинку» нашей разработки заменили на американскую.

- А как в тех компьютерах с чипами и «жучками»? Кто нас разубедит, что сведения обо всех избирателях России, членах и председателях комиссий и другие наши личные данные не «скачали» за океан? Кто гарантирует, что американцы не смогут в некий час «х» парализовать систему?

- В контексте прошедшей модернизации такой гарантии у меня, конечно, нет. Теоретически, если, не проводилось специальной проверки компьютеров, существование «жучков» возможно. Другое дело, что есть большой соблазн использовать систему для мониторинга. Недаром говорят: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Никто не мешает по результатам голосования во Владивостоке принять меры, чтобы на Урале или Калининграде сделали «правильные» выводы в пользу определенного претенденты, партии или кандидата в президенты.

- А, скажем, областная администрация может иметь доступ к информации о ходе голосования в своем регионе, чтобы принять те самые профилактические меры?

- Закон запрещает распространять такую информацию до закрытия последнего участка. Но если проанализировать закон о системе «ГАС-Выборы», то видишь: он позволяет осуществить такую цепочку технических действий, в результате которых администрация региона может получить доступ к информации практически в любое время. Я не сомневаюсь, что этим пользуются. У нас в крови сказку делать былью.

- Выходит, закон о системе «Выборы» имеет лазейки для махинаций?

- Еще какие! Там есть немало положений, позволяющих посторонним лицам вмешиваться базу данных системы. Например, ст.20 регламентирует ее использование «для решения задач, не связанных с выборами и референдумом». Но что это за задачи? В законе не сказано.

Выходит, к системе с непонятными целями вот уже несколько лет подключаются некие совершенно посторонние лица? Кто они? Кто даст гарантию обществу, избирателям, всем нам, что неизвестные «пользователи» не имеют возможности корректировать итоги голосования, «скачивать» или даже вносить изменения в данные об избирателях и членах избирателях? К тому же ст.18 разрешает доступ к информационным ресурсам системы даже сотрудникам аппарата ЦИК и его Федерального центра информатизации. А это и секретарша, и сантехник с буфетчицей. Им-то зачем?

Словом, в дополнение к названным мерам штабы кандидатов в президенты могли бы «прочесать» закон о системы «Выборы» на предмет исключения проникновения в ее тайны посторонних лиц и выполнения несвойственных ей функций. Тогда и обвинений в фальсификациях поубавится. Другое дело, что кандидаты в президенты, а ранее депутаты Госдумы по непонятной для меня причине совсем не стремились сделать систему общественным контролером. Почему? Это заставляет думать, что они не хотели знать о себе всю правду. Похоже, что и сегодня их не очень-то интересует честный подсчетов итогов голосования. Невольно возникает ощущение, что некоторые не борются, а просто «отбывают номер». Однако все равно общество должно лишить ЦИК монополии на «ГАС-Выборы» и сделать ее своим общественным контролером.

Александр Головенко

Оригинал материала

pravda.info