Интервью адвоката семьи Юшенкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Интервью адвоката семьи Юшенкова

"Березовский имеет все основания опасаться, что в случае, если Коданева признают виновным, тень падет на него"

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::12.02.2004, Фото: АР, "Олигарх боится своей тени"

Михаил Гохман

Converted 16144.jpgВ процессе по делу об убийстве Сергея Юшенкова трое обвиняемых, в том числе предполагаемый убийца Александр Кулачинский, признали свою вину. Перед присяжными разворачивается картина подготовки и осуществления преступления.

На этой неделе в зале суда прозвучало громкое заявление адвоката Юрия Шмидт, представляющего интересы семьи Юшенкова. "Совокупность фактов свидетельствует о развертывании Борисом Березовским вокруг дела массированной кампании дезинформации, - сказал Юрий Маркович. - Его финансовые возможности для нас недоступны, используемые методы неприемлемы".

Адвокат также заявил, что снимает с себя все ограничения на общение с прессой, которые он добровольно принял на себя по просьбе судьи. О причинах этого решения он рассказал корреспонденту "МН".

- Я не собираюсь ни в чем обвинять Березовского, - пояснил адвокат в начале разговора. - Я вообще никого не склонен обвинять бездоказательно. Доказательств, что именно олигарх организовал это убийство, конечно, нет. Но то, что Березовский организовал кампанию в защиту Михаила Коданева, причем кампания эта проходит, с моей точки зрения, непристойно, - это факт. И именно этот факт побудил меня выступить со своим заявлением.

Перед началом процесса судья обратилась к участникам с просьбой воздержаться от общения с прессой и от своих комментариев по поводу процесса. Я согласился с тем, что буду отстаивать свою точку зрения только в зале суда, ограничившись формальными комментариями для прессы. Да и то, комментарии эти я давал только потому, что журналистов в зал не пускали. Я долго придерживался этой позиции, но теперь буду комментировать ход процесса.

- Что вас к этому побудило?

- На прошлой неделе в радиоэфире я услышал комментарии Березовского, его рассуждения о том, что Юшенкова убили ФСБ, власть, Путин. Это не ново в его речах. На следующий день по радио выступал Сергей Доренко. Что это за человек, каковы его отношения с Березовским - известно многим, в том числе и мне. Доренко в своей изощренной манере высмеивал доказательства обвинения. И тогда я понял, что, отказываясь от комментариев, я уступаю это поле тому, кто готов на нем работать, имея возможность платить, имея в своем распоряжении людей, которые готовы эти деньги отрабатывать.

- Вы не боитесь, что вас обвинят в игре на стороне власти?

- Я отнюдь не поклонник нашей власти и не апологет Генеральной прокуратуры. Я с ними умею разговаривать с других позиций. Но ведь это не игра. Убит очень хороший человек, которого я знал лично. Убит один из последних безукоризненно порядочных людей не только в Думе, но и вообще в нашей политике. Поэтому для меня это дело - дело моей совести, а не игра в процессуальные позиции и формальные доказательства. Я знал Сергея Николаевича, у нас были добрые отношения. И когда я вижу, что вокруг этого дела начинается грязная возня: Я не допускаю, что этого человека убила власть, при всем моем к этой власти недружелюбном отношении. Истина, на мой взгляд, в другом.

- В чем же?

- Я считаю, что предъявленное обвинение - верно. Я рассматривал его с разных сторон, проверял на прочность и пришел к выводу, что создать искусственным образом такую конструкцию из шести человек невозможно. На это ни у кого не хватит ни сил, ни фантазии. Если бы кто-то захотел такое придумать, то соорудил бы что-то попроще: два, максимум три человека.

- Какую же цель, на ваш взгляд, имеет под собой эта кампания?

- Я могу только высказывать предположения. По версии Березовского, во всех несчастьях виновата нынешняя власть: взрыв - ФСБ, теракт - ФСБ, убийство - Путин... Может быть, в чем-то действительно виновата власть: повторяю, я не ее сторонник. Но когда речь идет о вещах, входящих в мою компетенцию, я оцениваю их применительно к доказательствам. Я не вижу никакого интереса власти в убийстве Юшенкова и ни малейшего доказательства того, что власть это сделала.

Что же касается Березовского, он склонен любое происходящее событие трактовать, исходя из своих интересов. А Коданев - близкий к нему человек, вознесенный им, Березовским, из грязи на невероятную высоту. Естественно, Березовский имеет все основания опасаться, что в случае, если Коданева признают виновным, тень падет на него. Хотя дело против Березовского не возбуждалось - его фигура остается за кадром, но его интерес в "деле Юшенкова" очевиден.