Интервью следователя по делу "Голден Ада"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"На самом деле вопрос о привлечении Бориса Федорова к уголовной ответственности обсуждался постоянно"

Оригинал этого материала
© Новая газетаorigindate::28.05.2001

Молчание тельцов

В истории «Голден Ада» остались темные пятна. О них в эксклюзивном интервью «Новой газете» говорит Михаил Гришанков. Он первым допрашивал Андрея Козленка

Записал Павел Волошин

       Недавно Мосгорсуд поставил точку в затянувшемся деле о самом крупном в истории России хищении алмазов и золотых монет. Глава фирмы «Голден Ада» Андрей Козленок, обокравший страну на 180 млн долларов, получил шесть лет лишения свободы — столько, сколько дают за злостное хулиганство. Его подельники, экс-руководитель Роскомдрагмета Евгений Бычков и бывший глава отдела финансов, бюджета и денежного обращения российского правительства Игорь Московский, были амнистированы. Другие подозреваемые до суда не дошли. Не вернулась в Россию и большая часть похищенных алмазов. О подробностях расследования знаменитого дела рассказывает бывший начальник подразделения отдела экономической контрразведки УФСБ по Челябинской области, а ныне депутат Государственной Думы Михаил Гришанков. Именно он вместе со следователем Челябинской прокуратуры Поляковым проводил первый допрос одного из самых известных аферистов постсоветской России.
       
       – Дело Козленка началось в первых месяцах 1994 года, когда ФСБ Челябинской области взяла в разработку руководителя компании «Звезда Урала» Николая Федорова, связанного тесными отношениями с руководством предприятия «Урал». («Урал» — предприятие Роскомдрагмета.)

К июню 1994-го было собрано достаточное количество фактов, свидетельствующих о том, что Федоров мошенничает с налогами. И прокуратура Челябинской области возбудила уголовное дело в отношении него именно на этих основаниях. Но уже в ходе следствия были получены данные о некоей очень крупной афере в Москве, в которой участвовали руководители Роскомдрагмета.

Николай Федоров был доверенным лицом главы Роскомдрагмета Бычкова. Здесь, по всей видимости, сыграли свою роль земляческие связи. Бычков родом из Екатеринбурга, а Николай Федоров был в регионе очень энергичным бизнесменом.

Практически сразу после возбуждения уголовного дела мы получили данные о вывозе за рубеж уникальной коллекции алмазов и 5 тонн золота из хранилища Роскомдрагмета на сумму 180 млн. долларов. Николай Федоров дал показания, рассказал, где находятся все материалы по этому поводу. И оперативно-следственная группа ФСБ со следователями прокуратуры приехали в Москву для изъятия документов. В центральном аппарате МВД и ФСБ также шла разработка по этой теме — конкретно по поводу преступной группы руководителя Роскомдрагмета Бычкова. Ни у кого не было прямых доказательств, и когда дело получило развитие в Челябинске, это было для центральных оперов достаточно неожиданно.

Когда мы узнали, как была проведена операция по вывозу семнадцати с половиной килограммов алмазов и пяти тонн золота, все были в шоке.

Показательно, как проводилась оценка этих алмазов. Оказывается, для этого в Россию специально приехала команда оценщиков из Израиля. В выходные дни они работали в хранилище Роскомдрагмета, отбирая лучшие алмазы для вывоза за рубеж. Мало кто из граждан России смог бы когда-нибудь посетить хранилище Гохрана. В том числе и депутаты Госдумы вряд ли смогут там побывать, даже если захотят. Но израильским оценщикам были созданы все условия и очень быстро.

В документах уголовного дела фигурирует официальная стоимость алмазов, которая была заявлена Козленком. Но огранщики, в том числе и те, кого Козленок возил работать в Сан-Франциско, говорят, что вывезенные алмазы стоят гораздо больше. Стоимость отдельных камней превышает официальную в десятки раз.

Ценность алмазов попросту занижалась — израильские оценщики работали не зря.

Стоимость каждого камня может варьировать от тысячи до ста тысяч долларов в зависимости от размера. Вывозились же алмазы весом более десяти карат. По существующему на тот период положению, вывоз каждого такого камня должен был регулироваться отдельным постановлением правительства. Каждого. Но все ценности вывозились, как говорится, чохом. Но в суде ущерб все равно оценивается по официальным данным.

Сегодня силами Генпрокуратуры возвращено ценностей на 44 млн долларов. Случай редкий — не так много дел, когда нам это удается. Тем более что в данном случае алмазы были вывезены в различные страны — Козленок, как говорится, камни быстро «сбрасывал» и жил на широкую ногу. Наши оперативники были, например, возмущены, когда узнали, что Козленок подарил полиции Сан-Франциско вертолет.

Козленок сбежал после моего допроса. Первый и единственный его допрос до возвращения в Россию проводил именно я вместе со следователем прокуратуры. На тот момент мы еще не имели полной картины деятельности преступной группы, поэтому решили Козленка пока не арестовывать. Он сразу начал жаловаться на больную печень — у него был цирроз, сказал, что ему надо домой. Допрос закончился около девяти вечера, и по нашей договоренности Козленок должен был прийти в следственное управление Генпрокуратуры в девять утра для продолжения следственных действий. Свое обязательство он частично выполнил: мы попросили у него несколько документов — он их и передал со своим водителем.

Можно сказать, что Козленок «отработал» профессионально, максимально оттянув время. Водитель привез документы, мы подождали — Козленка нет. После этого было принято решение объявить розыск. Перекрыли аэропорты, но было уже поздно.

После бегства Козленка оперативно-следственная группа проводила обыск в представительстве компании «Голден Ада». Конечно, сегодня это сделали бы более тщательно. Семь лет назад опыта работы у правоохранительных органов с зарубежными сруктурами не было вообще. Теперь можно только сожалеть, что не сразу была обследована комната Козленка. Следователь челябинской прокуратуры не сумел вскрыть запечатанную комнату, прикрытую развешанными на стенах американскими флагами. Потом, через некоторое время, мы получили данные, что в этой комнате находились большие ценности — только золота в слитках было пятьдесят семь килограммов. Этот факт, увы, не задокументирован: когда комнату вскрыли, там уже ничего не было.

Многие задавали вопрос: будет ли отвечать в суде Борис Федоров? Мне сейчас сложно говорить о конкретной деятельности Федорова, но, когда мы изымали первые материалы, там было достаточно много документов с его подписью. На самом деле вопрос о привлечении Бориса Федорова к уголовной ответственности обсуждался постоянно. Следователь Генпрокуратуры Тамаев много раз допрашивал и Федорова, и [page_9833.htm Черномырдина], и других, но несовершенство законодательства не позволило привлечь к ответственности всех участников. Не хочу сказать, что просто не захотели найти: Тамаев сделал все, чтобы довести дело до суда. К сожалению, в нашей стране чиновники — неприкасаемая каста. Чем выше уровень чиновника, тем спокойнее он себя чувствует.

Например, один из главных фигурантов дела, Бычков, был в числе руководителей страны. И естественно, его деятельность не могла быть самостоятельной.

Так что за рамками этого уголовного дела, я думаю, остались некоторые темные пятна. Может быть, потом Козленок заговорит, и заговорит активно, но на следствии этого не произошло.

Потому что эта информация может стоить жизни многим людям.