Интервью с господином В

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета журналистских расследований Дело №", #8, 2005

Интервью с господином В.

Рустам Бальский

Любой, кто столкнулся с деятельностью специфических религиозных организаций и не стал адептом какого-нибудь «учения», задается вопросом о происхождении последнего хотя бы из любопытства. Тот, кто попался на удочку, получает ответы с лихвой и уже ничего не спрашивает. Для близких и людей, потерявших покой или имущество в процессе искания высшей истины, более всего актуален вопрос: противостоит ли хоть кто-то очевидному для них злу? С одним из представителей спецслужбы, контролирующей и процессы в сфере духовного экстремизма, нам удалось побеседовать.

— В каких отношениях находятся сегодня крупные тоталитарные секты и государство?

— О каких-либо «личных отношениях» я бы не стал говорить по причине того, что их просто не может существовать в принципе. У нас в Основном законе написано: «Церковь отделена от государства»... К тому же, что понимать под государством? Систему, представляющую высшую власть, или отдельные ветви власти? Исполнительную, законодательную?

— Как стал возможен допуск Сека Асахары «к телу» Президента РФ?

— Могу сказать вам совершенно определенно, что Асахара никогда и не при каких обстоятельствах не встречался ни с одним президентом РФ. Проходила информация по бывшему вице-премьеру (Олег Лобов. - Р.Б.). Да и на уровень руководителя субъекта федерации ему (Сека Асахара. - Р.Б.} также удалось подняться. Но это все вопрос конъюнктуры. Не больше. Вспомните, что вообще творилось в середине 90-х в России.

— Является ли ситуация пышноцвета сектантского толка организаций следствием какой-то целевой программы зарубежных спецслужб? Есть ли какие-то факты, выкладки, указывающие на это или позволяющие предполагать подобное?

— Я бы не стал категорично говорить о том, что ситуация «пышноцвета» - тенденция последних лет. Так или иначе, с различными, назовем их так: «нетрадиционными» религиозными организациями работа велась постоянно и - в царской России, и в СССР, и в начале 90-х. Более того, этим занимались различные ведомства. И Царская охранка, и структуры ОГПУ-НКВД, и 8-е управление МВД, ну и, конечно, Служба охраны президента, и, собственно, Служба безопасности.

— Неизвестные и известные методы сект, тонкости подхода?

— Я, к сожалению, не занимаюсь изучением различных методов, используемых религиозными организациями, о которых мы говорим. Однако хотел бы вам напомнить о том, что наряду с рядовыми членами организации, которые ищут в различных учениях духовные ценности, непременно существует и обратная сторона медали - члены организаций, которые ищут ценности именно материальные, и находят их, как правило, с помощью «услуг» рядовых членов. Могу сказать, что почти всегда, помимо духовного лидера организации существует и «финансовый центр». Образовательный уровень, и у первого и у второго - очень и очень высоки. Иногда к лидеру организации «светски» близки различные ученые, политические лидеры, которых он, зачастую, использует для достижения своих религиозных целей. В остальном секты применяют абсолютно такие же методы, что и мы, и прежде всего - агентурно-оперативные. Помимо этого, с развалом Советского Союза произошел выброс на литературные рынки России информации, которая ранее предназначалась только для служебного пользования, либо вообще была секретной. Совершенно недавно, например, с удивлением обнаружил книгу «Энциклопедия методов пропаганды», при составлении которой были использованы, на мой взгляд, совершенно определенные источники, с которыми я, например, знакомился в свое время в Минской школе (имеются в виду Высшие курсы КГБ СССР, - Р.Б.)

— Спецслужбы каких стран принимают участие в укреплении позиций религиозных объединений сектантского толка?

— Мне сложно говорить о том, что, например, в некоторых странах тайно или явно поддерживаются те или иные религиозные организации, по крайней мере, на уровне государства. Однако никто ведь не поспорит с тем, что с законодательными инициативами у мормонов в Атланте никаких проблем нет?

— Взаимоотношения спецслужб и одиозных объединений?

— Во-первых, мы к ним никак не относимся. Хотел бы вам напомнить, что основные направления нашей работы - контрразведывательная деятельность и борьба с преступностью. И если интересы различных организаций так или иначе . относятся к этим направлениям, мы и с ними начинаем работать. Ни больше, ни меньше. Естественно, в системе ведется различная работа в направлении, о котором мы говорим, проводятся круглые столы, брифинги, но, как правило, в рамках «противодействия западным спецслужбам» либо «мимикрирования» преступных сообществ под различные религиозные организации.

— Какие цели можно определить как основные в стремлениях сектантских организаций?

— Как показывает опыт и практика, если говорить о крупных организациях, на первое место можно, безусловно, поставить финансовую мотивацию. В отличие от явно экстремистских и террористических организаций они не любят «скандальничать» и открыто заявлять о своих целях. Необходимость получить регистрацию и обосноваться на «неосвоенной» территории не позволяет им теперь, в отличие от середины 90-х годов, устраивать акции в Кремле и на площадке в Лужниках.

— Почему РПЦ так вяло сопротивляется возрастающему влиянию Сект? 

— Я думаю, что не открою вам глаза, если скажу, что с точки зрения права и все той же Конституции, РПЦ не имеет никаких существенных преимуществ либо иного статуса в сравнении с другими «официально зарегистрированными религиозными организациями». Именно поэтому публичное сопротивление РПЦ просто не выгодно. Латентное же сопротивление безусловно существует.

— Сотрудничают ли наши службы с сектами?

— Такого сотрудничества не ведется, по крайней мере, на организационном уровне.

— Возможные общие интересы какой-либо спецслужбы и тоталитарной секты?

— Некоторые точки пересечений мы находим, как правило, в сфере сбора информации о деятельности другой религиозной организации.

— Насколько и за счет чего влиятельны сегодня секты? Какими методами, способами, связями они получают это влияние и как его реализуют?

— Я бы не стал оценивать текущую ситуацию, которая сложилась в настоящее время, как «сложную» или «критическую». Ситуацию в целом мы контролируем. Несмотря на то, что откровенно беспокоят нас (как минимум, по линии прокуратуры) некоторые организации вроде мормонов и сайентологов, особенно активизировавшихся в последнее время в ЦФО и ЮФО, все больший объем работы мы проводим по линии религиозно-экстремистских организаций, одна из целей деятельности которых - насильственное свержение власти.

— Несколько авторитетных источников, стоявших у истоков противодействия, разрабатывавших проблему — действующих или в запасе?

— В свое время, активную работу по этому направлению проводили и проводят Николай Волобуев, Виктор Васильевич Остроухов. Мне доподлинно известно, что помимо Службы безопасности работа по сектам проводится в ГУУР МВД, в ФСО и в Министерстве юстиции.