Интерфакс возглавляет параноик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Интерфакс возглавляет параноик

Оригинал этого материала
© "The Guardian", Великобритания, origindate::12.01.2005, Перевод: "ИноСМИ.Ру", Фото: enc.ex.ru, 'За 15 лет погибло десятеро наших журналистов. Невесело жить под присмотром телохранителей'

Глава российского информационного агентства 'Интерфакс' - о влиятельных друзьях и заклятых врагах

Джонатан Уоттс (Jonathan Watts), Пекин

Converted 18057.jpg

Михаил Комиссар

Цена успешной карьеры в российской прессе - постоянные угрозы, жизнь в компании с телохранителями и убийственная проблема морального выбора. Так живет и Михаил Комиссар, самый успешный предприниматель в информационной сфере за все время после распада Советского Союза. Его охраняют 24 часа в сутки, и над ним всегда висит вопрос - не слишком близко ли он подобрался к 'большим шишкам', которые становятся героями репортажей его организации.

Он изменил свое завещание и структуру своей компании, информационного агентства 'Интерфакс', так, чтобы через убийство его конкуренты не смогли завладеть агентством; он послал дочь на учебу за границу, где она с меньшей вероятностью может стать жертвой похищения, и оставил у своих адвокатов в различных странах специальные письма, которые должны быть распечатаны, если его убьют.

Все эти предосторожности, объясняет Комиссар - неотъемлемая часть нормального бизнеса на самом жестком развивающемся рынке с мире.

- В этой стране трудно работать в информационном бизнесе, - рассказал он корреспонденту The Guardian в одном из своих редких интервью. - За 15 лет погибло десятеро наших журналистов. Жить под присмотром телохранителей совсем невесело, можете мне поверить.

И все же Комиссару все время замечательно удается обводить вокруг пальца своих противников, не замечать критиков, и в то же время строить одну из самых быстрорастущих в мире организацию-поставщика коммерческой информации.

Агентство 'Интерфакс' было основано в 1989 году, когда сам Комиссар и десяток журналистов с радиостанции 'Радио Москвы' объединились в последние годы существования Советского Союза. Название происходит от изначальной формы распространения информации - через первые в России факсимильные аппараты. В то далекое ныне время эти устройства считались вершиной технического прогресса. В течение нескольких лет аренда факсов приносила больше дохода, чем плата за рассылку новостей. Но с того времени начальный круг клиентов, состоявший из полусотни иностранных посольств и зарубежных бизнесменов в Москве, разросся до 20 тысяч подписчиков по всему миру.

Хотя 'Интерфакс' не публикует результатов своей коммерческой деятельности, сейчас это самая влиятельная - и, пожалуй, самая прибыльная - российская организация в сфере средств массовой информации.

Комиссар считает, что ему повезло.

- Мы появились в нужное время в нужном месте, и у нас были нужные люди. В то время весь мир интересовался происходящим в Советском Союзе, когда случиться могло очень многое.

Сейчас в 'Интерфаксе' работает около тысячи человек и формируется быстрорастущая и многоуровневая коммерческая модель. В этом году 'Интерфакс' подписал соглашения о сотрудничестве с британским агентством кредитных рейтингов Experian и американским рейтинговым агентством Moody's. Сейчас 'Интерфакс' - не просто информационное агентство. Теперь в его распоряжении базы данных, службы рейтингов и разнообразная экспертная информация о различных отраслях, от огромного российского военно-промышленного комплекса до горнорудной промышленности в Китае.

Под угрозой смерти

По словам Комиссара, в течение пяти последних лет прибыль растет на 10-15 процентов ежегодно, но он не говорит, кому достается урожай, потому что, по его словам, весь российский бизнес поделен между гангстерами-олигархами.

- Владельцы 'Интерфакса' - это несколько журналистов, но уточнять, сколько их, мы не станем, - говорит он, - Это может быть опасно - с физической точки зрения. Кое-кто может решить: прекрасная компания, как бы ее заполучить? Нам уже пришлось отразить несколько нападений со стороны разных олигархов.

Все, что он соглашается сказать - контрольный пакет у него и его семьи, причем структурирован он так, что его очень трудно получить в одни руки, даже если погибнут двое или трое членов семьи.

- 'Интерфакс' очень привлекателен для крупнейших олигархов, потому что это влиятельная и прибыльная компания. Приобрести его было бы для них очень хорошо для удовлетворения собственного тщеславия. Когда мы были на пике популярности, ко мне пришел один олигарх и показал на листе бумаги маршрут, которым моя дочь ездит в школу, и пять мест, где на нее можно было бы напасть.

Однако такие угрозы не остановили Комиссара, и его медиа-империя раскинулась по территории не только бывшего Советского Союза, но и стран старого восточного блока.

Мы говорили с ним о Китае, где у 'Интерфакса' недавно появилось бюро новостей, по частотности получения первичной коммерческой информации конкурирующее уже с агентствами Reuters и Bloomberg, особенно в том, что касается тяжелой промышленности.

Комиссар рассказывает, что современный Китай напоминает Россию 80-х годов - перед тем, как развалилась коммунистическая система. Но он не думает, что история может повториться.

- Китаю удалось построить очень интересную модель. В отличие от России, ему удалось избежать распада государства и анархии, которая всегда сопровождает такой распад. Наоборот, у Китая сильное правительство, создающее благоприятные условия для бизнеса. Вот поэтому сюда и идут международные инвестиции. В России мы очень много разрушили, включая и то, что у нас было положительного, и этим унизили собственный народ. Мы сначала все поменяли, а только потом подумали, к чему это может привести. Китайцы умнее. Они сначала думают, а потом меняют.

Сейчас у 'Интерфакса' в Китае 30 журналистов (большинство из них в Шанхае). Агентство быстро растет, как в плане персонала, так и в плане продаж, которые в прошлом году увеличились больше, чем на 30%. Поскольку медиа-рынок постепенно начинает раскрываться, Комиссар подыскивает деловых партнеров.

'До сих пор китайские власти были очень осторожны в отношении совместных предприятий в информационной сфере. Но это общество сейчас очень быстро меняется, и я надеюсь на новые возможности'.

Он может понравиться Пекину своим прагматичным подходом к этике СМИ. Комиссар не извиняется за то, что иногда утаивает щекотливые истории, чтобы приблизиться к власть предержащим.

Этот урок он усвоил в годы хаоса, последовавшего за распадом Советского Союза. Комиссар рассказывает, что в то время СМИ были настолько неконтролируемыми, что регулярно раскрывали государственные тайны, печатали клеветнические заявления и такую частную информацию, как счета кредитных карт или записи подслушанных телефонных разговоров. 'Интерфакс' как-то получил и обнародовал подробные военные планы переброски ядерных ракет, включая точное расписание поездов, которые должны их перевозить. 'Мы были настолько глупы, что напечатали это, - вспоминает Комиссар. - Такая свобода мне не нравится'.

Сегодня он более осторожен. Освещая трагедию в бесланской школе в сентябре, 'Интерфакс' не сообщал о количестве жертв, опасаясь, что обеспокоенные родители 'вооружатся' и попытаются штурмовать здание, еще больше осложнив ситуацию.

'Когда приходится выбирать между утаиванием новостей и причастностью к тысячам смертей, я выбираю первое. Возможно, с точки зрения журналистики это небезупречно, но мне не нужна эта тяжелая моральная проблема'.

Критики утверждают, что Комиссар так часто идет на компромиссы, что уже стал частью госаппарата. И действительно, более тесное участие представить трудно. В 1997 году, при Борисе Ельцине, он в течение полутора лет был министром внутренних дел. В этом году президент Владимир Путин наградил его орденом Дружбы.

Но бывший радиокорреспондент настаивает, что, хотя находится достаточно близко, чтобы получать информацию, остается достаточно независимым, чтобы самому принимать решения о том, что печатать, а что - нет.

В качестве доказательства он указывает, что в мае 'Интерфакс' сразу сообщил о смерти чеченского президента, тогда как государственное агентство ИТАР ТАСС молчало несколько часов, дожидаясь официальной линии Кремля.

'В нашей стране нужно быть храбрым, чтобы распространять информацию, появления которой Кремль не хочет. Я был на той стороне. Я видел, почему власти хотят утаивать новости. Это не потому, что они плохие люди. Это политика', - говорит Комиссар.

Став свидетелем того, как за последние 15 лет медиа-маятник резко качнулся от избыточной секретности к избыточной свободе, директор 'Интерфакса' теперь поддерживает новый антитеррористический законопроект, который усилит контроль государства над журналистами.

'Современная реальность такова, что мы окружены террористами, а потому в правилах необходимо что-то менять. Если мы опубликуем информацию об антитеррористических учениях, это может повлечь смерти многих людей. Мы поддерживаем новый антитеррористический закон, как и все в отрасли'.

Слыша, как он восторженно одобряет ограничения свободы слова, сложно не задаться вопросом, не стал ли некогда независимый журналист действительно частью госаппарата.

Учитывая его недавний ход - создание ведущего российского рейтингового агентства и корпоративной базы данных СПАРК, которая, по его заявлениям, превосходит все, что есть в Кремле, сторонники теории заговора уже сейчас могут разглядеть нечто зловещее в его растущем господстве над информационной отраслью России. Но Комиссар хочет продавать информацию, а не прятать ее. Если он и является 'большим братом', то только как член глобальной капиталистической семьи. Стандарты СМИ, которые он хотел бы видеть в России, существуют в Великобритании уже более ста лет.

По крайней мере, он говорит об уважении к словам и правилам, в отличии от олигархов, предпочитающих пули и угрозы.

Именно для того, чтобы дистанцироваться от них, он хочет переодеться, прежде чем фотографироваться, и возвращается в свой гостиничный номер, чтобы сменить обычную одежду, в которой был на интервью, на костюм с галстуком.

'Олигархи всегда носят повседневную одежду, - говорит он. - Не хочу, чтобы меня приняли за одного из них'.